Пироговка ч - 4
(Из Цикла "Кривыми дорожками юности")

На стыке улицы Льва Толстого - с площадью Пирогова, с дружной компанией закадычных друзей
дворовых, в - отгороженной от всех забором, укромной площадке детского сада, кучковались мы
с позднего вечера, - и, почти до утра, под гитары там распевали: "Стук, монотонный, колёс, -
- будет нам петь до зари, песни утраченных грёз, песни надежд и любви…", портвейн из горла распивали, подружек своих целовали, "Солнце" "Джэбэл" и «Шипку" курили (и - было всё это, - как будто, - вчера!)
Сторожа нас оттуда - гоняли, протоколы свои - мусора составляли (…дома - за это, - нас обижали...)
Но моим родителям было - не до меня (разводом заняты были), и - на узкий круг подворотных друзей,
я тогда променял, - любимые книжки свои, - приключенья, стихи, легенды и были…

Не забыть - первую сигарету и первый глоток вина - из горлА, красивую девочку Свету, и - Сталину, глаза её, - как маслины и как у Мадонны, - улыбка! Всё связанное - со словом секс, у неё вызывало – жгучий (уже – тогда) интерес! Смилуйся, - Государыня-Рыбка! Пусть будет она - ко мне благосклонна! Мне грезятся с ней - Райские дали! (И - за что ей папа с маманей - такое имечко дали?...)
При фланировании по Бульвару - от одной громадной клумбы - к другой, вдоль Большой Морской происходит резкая смена ароматов цветов, насыщенных (словно амбра духов) лёгким бризом - с моря гонимым, делая вечер для праздной толпы людской, - милым и неповторимым. В тенистых аллейках Бульвара, звучат - всякие - «котики-кисоньки-лапочки» в – кустах, где воркуют влюбленные парочки...
​ Море, – то - сине-лазурное, спокойное, то, – порою приходит - в неистовое волнение! (В - общем, - не предсказуемо, - как - женское настроение...)
Влажный асфальт - парит, после короткого летнего дождя подсыхая, стою на остановке я, рогатика поджидая, и - по тебе больше уже не грущу-не скучаю: Всё твоё лицемерие, мне сразу же - ясно стало, когда увидел тебя - с ним (ты вся – цвела и сияла…)

Мне больше нравилось - со старшими девочками дружить, у которых я мог - кой-чему научиться,
что - в жизни дальнейшей, мне бы - не раз, очень могло пригодиться… На всём Белом Свете, - нет
двух одинаковых женщин, и - к каждой из них нужен - свой, - сугубо - индивидуальный подход!... Вот - какой для себя сделал я вывод, - в - тот, незабываемый, шестьдесят пятый год…

Три сестры

Рядом с нами жили с мамой (без папы) три дочки-красавицы, три сестры-Кузьмины, - Света Таня и Настя, -
и я никак не мог сообразить, - какая из них, мне больше нравится, (продолжая - с тремя, встречаться, -
по мере взросления-подрастания), - за что - не раз меня пыталась побить (иногда, это у неё - выходило),.
"матюхинская" компания (в одиночку с ней лучше - не спорить!) Однажды пошли мы с Толяном (я был - не пьяный, хотел познакомить его - с Татьяной), но возле их дома нас окружила - пятерка парней незнакомых, прижали нас с Толькой - к забору (его двое держали, трое - меня били…)
Не помогла мне тогда - и свинчатка, в ход - не дали пустить, а - жалко, кровь - не только мне, но - и им
пришлось бы пролить, друг смотрел, как меня продолжали бить (не надо - по чужим девкам, ходить!...)
Вот, и - на тебе, - здрасьте! – (Как - на душе бушует - ненастье!) Ясно, что и в этот раз, мне не обломится - с Настей…

С ними – по новому началась юная та пора моя, что - внезапно родившись, бурным горным ручьем полилась-потекла, перекатившись из Весны – в Лето, и - так же быстро (как и положено) канула - в Лету…
Здесь я - перещеголял папку. Он - тоже водился со старшей сестрой (она родила ему Славку), а женился - на младшей (моей будущей мамке...) Правда, дело у меня с ними - не дошло до «киндер-сюрпризов» (слишком уж много было у каждой из них, индивидуальных - своих) девичьих их капризов! Но, - обо всём, по порядку…

Еле дождался - пока сойдут синяки, и пошёл снова - к Насте я - на свидание тайное, (чтобы обе её сестрёнки не знали), (пришлось тогда - выпить - для храбрости), - и вспомнилось мне одно событие двухлетней давности…

В тот вечер, батя пришёл в приподнятом настроенье, праздновали 9-ое Мая, (во всех дворах, - веселье!)
но я знал, что у его первого сына - Победослава (моего старшего брата) в этот день, – день рожденья!...
Город запружен - весёлой поддатой толпой, время подходит к этапу праздничного фейерверка-салюта,
газетный свёрток, топорщится под папиным пиджаком, в нём, отчётливо слышу, - булькает что-то...

Очередь опоясала автоматы с газированной водой, за - копейку, – простой, за три – с грушевым сиропом,
но жажда отца не томила, - достать гранёный стакан, очень нужно и срочно ему надо было! Отец, в своей
правоте не сомневался никогда, - пёр всегда – (как его танк) - на таран и тот кто ему на пути попадался и
сопротивлялся, в скором времени убеждался в - том, – как же он был - не прав!…Не знаю-не видел, - как,
но вскоре стакан из ниши автомата, перекочевал в его карман, и пошли мы на Приморский бульвар, а чтоб сэкономить время, решили доехать туда на троллейбусе… Папа дал мне 10 копеек заплатить за проезд, я их - "прикарманил", а – тут, как назло, проверка контролера, и выставили нас из троллейбуса - с позором!... Я ждал неминуемой расправы, (хука справа), но как - ни странно, - никакой реакции со стороны папы, не последовало! Это меня - сильно удивило и обрадовало (а может, - сначала - обрадовало, и только – потом, удивило...)

На набережной Корнилова (тогда городском ещё, пляже) нашлась пустая скамейка даже, мы с ним
на ней приземлились, и тут мне - тайна открылась: "Выпьем - за восемнадцатилетие твоего брата!" сказал
протягивая стакан с пуншем, батя. Не спуская взгляд с его правой руки, я медленно его цедил: "А вдруг, -
провоцирует?" (У меня ещё с прошлого хука его, под левым глазом, фингал - вовсю фосфоресцирует!)
Но - на этот раз, всё прошло - гораздо лучше, и задушевную речь из его уст, я в этот вечер, прослушал:

Пустая бутылка, а следом за ней и стакан, тотчас улетели в море, и я впервые узнал - какое, у близкого мне
человека, столько лет, камнем на душе - лежит горе: В 44-м, в военкомате - год лишний себе, как стакан тот,
присвоив, попал на камышинские курсы младших лейтенантов-танкистов, как - закружил потом со старшей
сестрою, и всё у них получилось - быстро. День Победы встречал он в Берлине, (последние бои там застал),
а в это время, в далёкой Сибири - первенца его встречал медперсонал, и под пальбу из всех видов оружия,
его - Победославом назвал. Приехав в краткосрочный отпуск, младший лейтенант жениться - на старшей,
почему-то не стал, приглянулась ему её сестрёнка - помладше (да и была она - непьющей и не курящей...)
От - их любви, через несколько лет получился и я! (Такая вот, - образцовая офицерская, советская семья…)

Летом приехал брат в гости к нам, с бабушкой Александрой Савельевной, (в честь которой был назван я)
но не получались у неё с нами ладушки, - взаимных обид и претензий, - было -больше, чем, - до хрена…
Её дочки с тех пор, так и не встречались, и - не по тому, что жили друг от друга в дали, (мама моя, в театре
играла, а тётя Наташа – с Орловой в "Мосфильме" снималась), – просто - видеть друг-друга, они не могли!...

Знакомясь, с - историями подобными, - вывод для себя сделал я: рисковое это - дело, водиться - одновременно - с сёстрами родными (пусть, даже, - только - …двумя…)