Пироговка ч - 6
Средь ночи, прервав наши юные сны, - разверзлись над нами, вдруг, хляби небесные, и не собирая
свои манатки, рванули к детскому пляжу пионерлагеря "Ласпи" (там стояли тогда раздевалки),
одну из них, - на песок повалили, (другие - от этого, - развалились), и - впятером в неё мы забились…
Там было тесно, – как - килькам в консервной банке, а я оказался - опять, - под боком у Таньки!
Притиснутые друг-к-другу - так, что трудно дышать, (а рядом - такая красивая девка), ну - как же тут, спать? Переворачивались - на другой (не затёкший) бок - по команде, - все - сразу, да в темноте такой, (когда нет молний), что - не видать ничего (хоть, выколи оба глаза гаду Алмазу!..)
В тесноте пролежали - всю оставшуюся ночь - с нашей Таней прекрасной. Но - петушились из-за неё
мы в тот вечер, как оказалось, напрасно, - не досталась она - никому! Что – причиной, - тому?
- До сих пор не пойму: Или - погранцы? Или - гроза? Или Алька Альмазов, – зараза? - А может, - и
- то и другое, - всё - сразу? Но, - скорее всего, – вино! (Других объяснений тому, - не дано…)

С утра стали сушить на камнях, промокшую нашу одёжку, солнышко из-за гор появляется - ясное, будто с - опаскою, – понемножку. От - вчерашней еды нашей, не осталось – ни крошки, а - то что и осталось, стало от ливня - кашей, которая – чайкам, проснувшимся раньше, - вся и досталась Раскисшею, после ночного дождя, пищей - травиться мы не рискнули, - уж лучше штормом выброшенной ночью на берег - слегка подвяленной и, чуть подгнившей, - пикшей…
Головёнки наши трещат - спохмела, Танька - бутылку, заныканную мною вчера, (из-за которой мы
и подрались когда "надрались"), нашла, очень она нам сгодилась, и - передо мной, все извинились…

Решили на закусь поймать, - хотя бы по рыбке, (обычно, её здесь - в избытке), но - на этот раз, - как назло, с рыбалкой нам - крупно не повезло. Майки узлом завязав, (что-то, вроде - сачка получилось), полазив по скалам прибрежным, наловили креветок и ели сырыми, высасывая их сладкое мясо прилежно, выплёвывая шкурки с хвостами (как - семечек шелуху), зеленухам в море, небрежно… У только что выловленных в море креветок, ещё шевелятся усики. Как мы потом полюбили - у девок красивых стягивать с упругих их попок, - тугие трусики!…

Здесь всегда в дефиците дрова для костра и питьевая вода, и если сварить уху захотите, то это – беда!
Голод мы - утолили, а вот, - жажду, - нет, так как - с вечера ничего не пили. В пионерлагере на кухне есть привозная вода, но нам её там не дадут никогда, а - без воды, как в песне: и - ни - туды, и - ни сюды!...

К обеду - опять начался шторм, (небольшой, баллов - пять), и - за крабами нам - трудно стало нырять, а я - ни с того, ни с - сего, решил - судьбу свою, испытать, - прыгнул со скалы - в промежуток между волнами, и - скорее от берега - прочь, (чтоб море не смогло - об него растолочь) и - ну работать ногами!
Первая часть моего плана, мне удалась, - вдоволь - на волнах накачавшись и горько-солёной воды
наглотавшись, понял, что пора возвращаться, - вот только, - как? Берег, как - сплошной ( белой пеной кипящий) котёл, в море – один лишь, - я, ну и кто скажет мне, - что я - не ишак? (А точней, - не осёл?...) Волнение не уляжется и к завтрашнему обеду, спрашивается: - как - и - на чём (если выберусь) домой я поеду? Возле берега, - огромный (кажется, – девятый) вал, вбил меня в расщелину между скал, и там я задыхался-захлёбывался, а в промежутках между волнами, - воздух, вместе с водой хлебал, и - хоть, не было сил, - во всю глотку - орал-голосил: «Ну - ка, чайка, - выручай - ка!» (Но, - видать, - устала чайка!) Только дьявольским хохотом-криком мне отвечала - Хорошо, – Юрка-друг услыхал и - выцарапал меня - из тех проклятых скал…
 Штормовое море украло (замуровало - в песок, или унесло - с собой) мокрые мои, подаренные мамой носки, сохнувшие - на его берегу, и остался я в кедах - на босу ногу. Подводя итоги, - понял: Впереди - Перевал, последний автобус в город давно уж - ушёл, а дойти до дому пешком, не смогу…

Пролетавшая по шоссе мимо попутка, - из нас, лишь, забрала - только Таньку одну, почему-то…
Вечер застал нас - в дороге, болели - стёртые, без носков, ноги, поэтому я хромал, и всё больше - от друзей отставал. Вдруг, сзади мчится "Ява" с коляской! Я - проголосовал, - водила, - вроде бы, встал, но смотрит - с опаской, и только я за ручку взялся, - он гад, - газу наддал и - как птица помчался, я - не отпускал, и по асфальту - тряпкой за ним волочился, до - тех самых, пор, пока - не отключился!…
Не помню, - сколько я - так там пролежал, но спас меня (взял с собой) дедок на "Иже", что мимо
с бабкой своей проезжал. Увидев, что я уже - почти отбросил тапки, - сзади себя усадил, - и до
Севастополя уже – через час меня докатил! Когда - на трассе - друзей моих обгоняли, - они за меня – порадовались, - запрыгали-заорали, а - сами - к городу доползли, лишь, - к утру!... И я - для себя, решил: чтоб не попасть - опять с ними - в беду, больше - таким кодляком, - (да ещё - и пешком), - ни разу - в жизни, - никуда, - никогда - не пойду!...