Вторая ссылка ч - 5
Хмурое серое утро, тыльная дверь во дворе Ленинского РОВД, наполовину занесённая
снегом, открывается - туго. Не проспавшийся после ночной засады, капитан Мещеряков
встретил меня - как закоренелого гада. Долго вёл по коридорам и лестничным пролётам в свой кабинет (где - ни в чём неповинных людей, столько лет их предшественники сводили - на нет!...)
От мыслей таких, я - вконец растерялся-затих, и - с мечтой об училище, - уж совсем, распрощался…
Вынув из сейфа снизу коробки патронов, с высыпанным из них порохом для экспертизы, - ощерясь, меня он обрадовал: "Не годных - к стрельбе среди них, - нет! Светит - тебе, милок, - за покушение - на убийство и хранение боеприпасов, – 7 лет!…"

Поизгалявшись - ещё немного, приоткрыл свою карту: "Благодари - свою заслуженную
бабку, - просила не наказывать тебя - строго, - подлежишь высылке из города – в 24 часа! – Иди, – собирайся в дорогу!" Я - даже ушам своим не поверил, но - не спешил скрыться за дверью: "Не успею собраться, товарищ начальник, - ведь, надо ещё - с военного и комсомольского учёта сняться, выписаться из ЖЭКа, выписку из табеля в школе забрать, да - за билетом в кассе - сколько придётся ещё простоять! Он, вникнув в мои убедительные доводы, исправил в препроводительной 24 часа - на 72, крикнув мне в след: "И - чтоб не устраивал пышные проводы!" - Я - ему, на ходу, - в ответ - «Да!» (А - про себя: - " Чёрта – с два!…")
(Пожалуй, Александр Николаевич испытывал - то же самое, когда получал от своих жандармов - подобное предписание...)
В стенах военкомата, НО-2 попёр на меня - матом: «Ты - что, попрыгун, скачешь - туда-сюда (так-растак - твою мать!) – Или, считаешь, что нам - больше нечего делать, как твоё личное дело каждый квартал - в Крым и обратно - пересылать?...» (Хорошо, хоть - здесь все были в неведении, что менты выгнали из ссылки меня - за плохое поведение! (Недоработка - в связке военкоматчиков и жандармов, жрущих свой хлеб в своих закромах, – задарма...)

Через два дня в Симферопольском аэропорту (в - Крыму, где уже вовсю расцветал миндаль), расстроенный моим ранним внеплановым возвращением, на " рефе" служебном, встречал меня «второй папа»...
Так закончилась моя полуторагодичная ссылка в родную Сибирь - в два этапа…

Послесловие к «томской эпопее»

Буду - до конца с Вами честен: термин «Эпилог» (Счастливое завершение) здесь - не уместен...

В правильности – того что делаю, я порой, сомневаюсь: - Для чего, - это самобичевание? – Будто - узел, давний тугой, здесь развязываю! - Сам не знаю, - зачем это всё вам - рассказываю?...

У каждого, в этой Жизни, - Что то бывает – Первым, и что то – Последним, (к вящему сожаленью), и к – Этому, надо отнестись - со всем уважением… Может в Этом молодые увидят - предостережение, пожилые - будто в зеркале временем замутнённом, - своё (или – чьё то знакомое) давнее отражение…

Провёл я в Сибири не - шесть, а – двенадцать лет, и - куда только, военная судьба не бросала - вдоль китайской границы, - от южного берега Байкала - до Севера, где полыхали другие зарницы! (Вдруг фраза (не - знамо, - чья), вспомнились мне невзначай: «Судьба кидала-швыряла его - как пробку из под шампанского, откупоренного рукой официанта, которому не дали - на чай...») Лишь, - через 20 лет, в очередной мой приезд, ответила мне первая моя любовь - взаимностью, - так долго, как - с ней, Томкой из Томска моей, роман у меня - больше - ни с кем не длился…
Через год Серёга с Томкою - поженились. Вот только - не долго их семейное счастье продлилось, - через три года - они развелись, и хоть и не долго они прожили вместе, я не испытывал чувства злорадства иль мести - к неудаче коллеги и сочувствий к невесте. В следующий раз повидаюсь я с Томкою, - лишь, через 7 лет по пути в - тогда ещё дружественную нам Монголию (тогда ещё молодой перспективный старлей), сделал остановку в этом городе и купив алкоголию, завернул на Горшковский переулок - к ней. За столом сидела она, повесив голову, а - завидев гостя, - грусть и тоска - до конца овладели ей! Марьиванна потчевала меня - как жениха, но я уже - был женат…

В – отпуск, всегда я - только самолетами Аэрофлота летал, экономя драгоценные отпуска дни, не желая - неделю в поездах трястись…
На местных авиалиниях, (не магистральных), наплевав на нарушения центровки, взлетали и приземлялись - и план перевозки пассажиров - успешно (без происшествий) перевыполняли! Может, они и бывали, да мы не знали, так как средства массовой информации - моральное здоровье нации, как могли, оберегали... Приходилось - не раз летать на маленьких (Як-40, Ан-24),самолетах - …стоя, (в них набиваясь - будто в трамвай и трясясь), в - воздушные ямы проваливаясь, - за багажные полки-спинки сидений-волосы пассажиров хватаясь, на трассах - Иркутск-Братск-Усть Илимск (но - это всё, - ерунда! - Главное, - что - всё ж, мы - летим!...)
Всего, по протяженности моих перелётов, (Аэрофлотом и ВТА), я - 160 тыщ км намотал (в - общей сложности, - пять раз облетел вокруг Земли, а – это, почти - полрасстояния - до Луны!) Потом ещё - долго (но уже – понемногу, - по 16 патронов) приходилось по служебному долгу возить самолетом - в магазинах с ПээМом (что – поделать? - Такая - работа!...) По - каким то каналам (для меня - не совсем ясным) менты узнавали, что на борту - вооруженный военный (но - не очень, опасный…) - В командировочном предписании, конечно об этом было указано, но ведь, я им его не показывал (вернее, - не предъявлял.) Мой командир, когда - в спецкомандировку меня отправлял, - «молчи-молчи» извещал, - а те контролировали мои перемещения по "родной стороне"… Стюардесса, с милой улыбкой ко мне подходила: «Сдайте - вашу пушку, пожалуйста» мне говорила, и - всякий раз подчиняться ей приходилось (командир корабля, без этого - не взлетал…)
  Свой ПээМ отдавал им – разряженным, (магазины с патронами оставляя – себе: - «Чёрт - их знает, - чё там у них, - на уме?»...)

Друзей я - по пути в Крым навещал. Но - иногда, курс нашего самолёта – (незапланированно) - через Томск пролегал,(когда были закрыты по метео причинам Омск-Новосибирск), и зря в а\п Богашово - битый час(!)торчал не имея возможности сообщить друзьям, что я - у них в гостях сейчас! (Телефонов не было тогда у нас…)

Коротко, - о друзьях: Больше всех - Кольке Чепе не повезло: Сильно перебрав, он - домой полз, (а был сильный мороз), в сугробе уснул и остался без рук и без ног - совсем, их - будто и не бывало!(Вот – как жизнь его - четвертовала!) Мама его - и так пила, а тут - с горя спилась и умерла… Серёжка, в годы лихой перестройки уснул в гараже - в машине своей с работающим движком, и …не проснулся, Томка - от рака горла скончалась (причём, в - тот же год когда снесли «Радищева дом»...) Еврей (Валерка Ехлаков) напился дрянной водки, - от которой у него вскоре отказали почки...

Только - брат с Борькой остались из бывших друзей, но последнему - тоже зло не повезло: долго копили и купили с женой - сыну кожаную куртку, и - к вечеру выпускному её ему - подарили. Видно, - за неё сына его - и убили: - отрезали голову - и сколь менты - ни искали, так - не нашли (решили - Ритуальное убийство - сатанисты совершили), - так без неё - и похоронили! У братана - едва не поехала крыша от переживаний (что уж, говорить, - о папе и маме!...) А я – их, при редких встречах, всё ставил - в пример, да ещё и песню пел из старого доброго (а они - все были добрые) советского кинофильма: «Старой дружбы, словно песни, - забывать нельзя, и идут по жизни вместе верные друзья»... Но видно, и - впрямь, верно - оно, что хороший конец бывает - только в кино...