Горькое послевкусие вина.
 
(Другу юности Юрке Богданову посвящаю)
 
«Он обиды зачерпнул - полною пригоршней,
а уж, - горюшка хлебнул, - не бывает -горше!...»
В Высоцкий


Юрка - мой старший друг, но не мог - с него пример брать я, - так как он искренне считал, что - Чуч Хе и Чингач-Гук, - родные (как Чук и Гек) - братья!...
Путал Врангеля - с Врунгелем, Эйнштейна - с Эйзенштейном, Проведение – с привидением... - Ни кола! - Ни двора. (И хер - не стоял, и - дом сгорел! - От переживаний тех - даже - поседел...) Не вышло у него, жизнь прожить - налегке! И - из запоя того, выйти не смог (как самолёт - из крутого пике) и теперь ему - всё равно - кому - во власть (морфия или Морфея) своё бренное тело и душу - поскорее отдать...
                                     Рассказ Юрки

«Вышло всё - наизнанку, а не – так как загадывал, уходил - в несознанку, но следак - всё гад, разгадывал!... И - как заяц - петлял, и - лисою кружил, - накрутил судья срок, - всё, что я заслужил. И теперь я винить не могу - ни кого! Что осталось мне жить, - (это небо коптить?) – да, – всего, - ничего! - Ни - кола ни - двора, да и даже – угла уже нет ни хрена, а - жены, (и одна - и другая), Надька и Любка (в коротенькой юбке, загорелая-стройная, ныне - покойная) сбежали - проклиная-ругая меня. Даже - детвора родная, отреклась от меня, и - как в воду канули юности друзья. Теперь их всех, вспоминая, - сам себя проклинаю, - уж лучше бы – никогда не узнал вкус - вина я…»

 Бед - другу Юрке принёс я - немало, и - сколь за всю дружбу я причинил ему - горя, - свидетелем - одно, лишь, Чёрное море!... В Заливе Ласпи - один пионерлагерь стоит, (где – и стакана воды опреснённой - не выпросить), ну, а - у Фороса, – санаторий и магазин «товары повседневного спроса», - туда мы с друзьями - чаще всего направлялись (здоровье своё, - «поправляли…» ) Как то там мы с Юркой – «набрались», (пол-литра водяры - много для нас оказалось) мы сперва – передрались, а - после, бутылкой - друг - в друга кидались-швырялись, и – ...доигрались, когда от удара - о камень от моего броска, - край горлышка - отвалился! (Юрка - рукой защитился, и осколок – глубоко в ладонь его, - впился!...)
Он - даже не разозлился, а удивлённо воззрился - как поток крови на землю полился,
хорошо, в санатории был медпункт, а то похоронил бы его - прямо - тут, на берегу…
Потом – та граната, что друг Толька нашёл и припрятал, а я похвастал ею - ребятам!
Лет 10 спустя, - Надьке (второй жене Юрки) случайно всадили в живот заряд свинца
(из самодельной обреза-винтовки в виде - мелкокалиберной пульки). Напились-
подрались, обрез друг - у друга из рук вырывали, а она - разнимала (ну - и …схлопотала!...)
                            
Судьба друзей моего детства - не завидна: Толька встретил свой последний День Флота, получив несовместимую с жизнью рану, у ресторана «Бригантина».
Сашка уехал на ДВ рыбу ловить, - и сгинул в районе Сахалина, в 27 лет из за тромба, умерла - жена его, Лина. Андрюшка с Аркашкой - спились, Юрка воровал, пока - в тюрьму не попал, след Владьки потерялся вдали, - из дворовых ребят я остался - один…
Квартиру у Юрки - хитро отобрали-отжали, и стал он, - …простым бомжом! (Аркашку, - та же участь постигла уже - потом, - где то, в - году, шестом), лечащие их врачи компетентно сказали, что им - уже не поможет «Боржом»...
 Об этом я - постфактум потом узнавал, когда в очередной отпуск свой, - к маме домой прилетал…
 (Продолжение следует)