Гладков

Вадик
Вадик.

Я был очень одаренным ребенком, и когда прикладывал к какому-то делу, хоть малейшее старание, то, непременно, достигал большего успеха, чем мои сверстники...
Я знал это уже лет в 5...гордился этим своим превосходством...но пользовался им не так уж и часто, потому как был ленив...
Но любое твое умение, любое богатство - ничто, если ты не можешь вызвать чью-то зависть, чье-то восхищение...особенное удовольствие приносит молва, когда о тебе говорят, шепчутся, поглядывают...когда ты значим...и более остального доставляет удовольствие, когда тебя хвалит кто-то другой прямо в твоем присутствии третьим лицам...когда они реагируют на тебя живо и ты лицезреешь их пред тобою неполноценность, когда на лицах их вырисовывается неловкая улыбка зависти, глаза блестят ненавидящим огоньком, губы вынуждены шептать какие-то нелепости вроде: "Вот это да!" или "Да быть такого не может! Неужели правда?!"
А ты "скромно" молчишь, пожиная плоды даров Божиих...
Ты даже краснеешь, смущаешься...это какой-то "привет" от твоих менее одаренных предков, которые когда-то обрели этот полезный навык, позволяющий тебе ныне притаить свое ликование за более пристойной миной...
Так случалось почти всегда...но не этим летним утром, когда мы с мамой вышли на прогулку, и встретили их...
Это была какая-то сухая, высокая женщина с совершенно равнодушным к окружающим лицом...такие лица обыкновенно носят те неприятные люди, которых очень хочется иногда обманом убедить в чем-то, но этого тебе не удается сделать не оттого, что ты не сумел блеснуть знаниями и ораторским дарованием, а потому что люди эти имеют в голове своей какие-то годами сложившиеся мнения о сути вещей, и мнение окружающих о них им совершенно неинтересно...
К тому же, они крайне неохотно делятся своим честным мнением о чем-то и ком-то...и иногда создается неприятное впечатление будто бы они и вправду абсолютно самодостаточные люди...
Иными словами: такие люди не купят у тебя ненужный им товар, только потому что ты впариваешь его обаятельно и харизматично...
Они пришли на эту землю, чтобы брать то, что им нужно...а не то, что у тебя в планах продать им...
И это убеждает тебя скорее ненавидеть их, чем оставаться к ним безразличным...
Ты будто бы все ждешь, когда же, наконец, подобный человек попадет вдруг в какую-то неприятность, выручить из которой его сможешь только ты...и тогда он, наконец, заметит тебя, наделит значимым статусом и поведав все свои слабости в откровенном разговоре за кофе, падет пред тобою, оказавшись совершеннейше заурядным человеком...
И хочется добавить: я не понимаю, как подобные люди вообще влюбляются, женятся, выходят замуж и совершают прочие коллективные поступки...
Так вот дама эта, откуда-то знавшая мою маму, не удостоила меня и взглядом, поздоровалась и буквально с непонятно откуда вдруг взявшейся страстью принялась расхваливать маленькое существо, которое стояло рядом с ней, прямо напротив меня, по-матерински называя его "Вадиком"!
- Ты бы знала, как Вадик читает! Он же просто феноменально читает! Тут такая скорость, что просто надо открывать рот от удивления! А как он считает?! Хм! Да он обогнал сверстников так, что просто бери да восклицай "Ого-го" и мало будет! А как он играет на пианино?! Как он играет! Пальчики так бегают - залюбуешься! И это в 6 лет!
Моя мама глуповато улыбалась, кивала и делала такие гримасы, которые лицо обыкновенно делает, когда хочет удивиться...
При этом она молчала!!!
Рядом с ней стоял шестилетний одаренный Я, какая-то сухая тетка хвалила своего отпрыска, который, к слову сказать, представлял собой пухлое, боязливо поглядывающее, к тому же, конопатое создание...и моя мама молчала...
Более того...мы встречали эту сухую тетку с ее Вадиком еще множество раз и всякий из них у этого конопатого существа находились все новые и новые таланты, коим по словам его матери стоит подивиться, а от некоторых просто натурально падать в обморок...
А моя мама всегда молчала...
В равнодушном игнорировании моего присутствия этой женщиной я чувствовал намеренное занижение меня, как неравного ее жирному чаду, а в его трусливом взгляде читал надменность, которая как бы выкрикивала: "Ты - быдло, и потому непредсказуем! И лучше я буду на всякий случай страшиться тебя! Но не путай это с уважением: ты мне не ровня!"
Я возненавидел его всем живым, что было способно во мне на ненависть...
Потом я вырос и меня увлекли иные комплексы...
Но однажды я вдруг вспомнил о Вадике и спросил маму:
- Почему ты всегда молчала, ведь тебе было за что похвалить и меня?
- Я не хотела тебя захваливать? Да и знаешь: сглазить боялась!
Я навел справки о Вадике. К своему изумлению я узнал, что он не дожил и до 10-и лет, и что умер от внезапной сердечной болезни...
Мне сразу же с ужасом припомнилась моя лютая ненависть, с которой я думал об этом несчастном веснусчатом мальчугане...
Это ужасное, разрушительное чувство, которое совершенно занимало мои мысли в ту пору...
И среди прочих, припомнилась одна моя четкая мысль о том, как было бы счастливо жить, не будь в этом мире таких вот Вадиков...
И также припомнилась мне та остервенелая убежденность, с которой я об этом думал...
Неужели это был тот самый "эффект бабочки", когда страшное мое желание вдруг обрело роковую волю, побороло все желания прочих людей, и сгустившись в некую ужасную материю безжалостно убило несчастного ребенка???
Нет...этого не может быть!!!
Или может???
Я понял вдруг, что прослезился, когда задумался, что его бедная мать...эта сухая женщина, возможно, инстинктивно предвидя раннюю гибель своего малыша, пыталась придать его достижениям большую значимость, потому как уже скоро у нее не станет такой возможности...
И ей хотелось кричать: "Я горжусь тобою сейчас! Каждым твоим днем, каждым успехом, каждым старанием...и я хочу говорить об этом каждое мгновение - растянуть это недолгое время, что нам осталось на вечность!"
И, наверное, моя мама тоже каким-то образом это понимала...и позволяла ей это...
О как мудра она была в своем молчании...как несчастна в своем показном равнодушии была эта сухая женщина...и как низок был я в своей слепой гордыне и скором на расправу гневе...