Странная сказка
По улицам Старой Риги шла странная процессия: просто-напросто полуголые мужчины и женщины с факелами вели через весь город громаднейшего слона.

 

  Не люди ведут слона, а слон ведёт людей.

 

  Мудрый и немного грустный взгляд. Животное вышагивало ровно и спокойно, но ощущение души его, передающееся в глазах, было ассиметрично состоянию тела, и без того смиренного. Казалось, слон не знал своих ног, а, может, даже и вовсе не имел их. В сумерках и тенях старого города казалось, что это четыре силача, одетые в серые картофельные мешки, несут блаженное, до обаяния безобразное тело. К спине животного кожаными ремнями была прикреплена громадная плетёная корзина с разноцветными яблоками.

 

 Яблоки — солнца. Солнце — помидор.

 

 И процессия медленно вышагивала навстречу главному плоду. Необычно красному в этот вечер солнцу. Глаза слона затуманились прозрачной плёнкой. Но что-то мешало Блаженному заплакать.

 

  Слон — Лидер. Люди — Скот.

 

 Когда дома расступились перед толпой, люди внезапно забурчали, запротестовали, стали шушукаться и оглядываться. Слон выступил вперёд и уставился на заходящее красное солнце. Воздух стал необычайно холодным, и мутным, как туман. Толпа в ужасе замерла.

 

  В тишине решается судьба мира.

 

 И пока он смотрел на солнце, между ними обоими образовалась невидимая линия, трубка, луч, соединяющий их. Гробовая тишина. Один из последователей Блаженного оглушительно чихнул в этой тишине. Никто и не понимал, что борьба уже идёт. А их лидер проигрывает. Слон встал на задние ноги и замахал передними, как бы стараясь удержать равновесие. Яблоки посыпались из корзины на мостовую. Люди побросали факелы и стали в ужасе разбегаться, топча уцелевшие при падении плоды. Из груди Блаженного послышался исполненый разочарования и боли стон. Закряхтел и рухнул… в тиши… Исхудалый ребёнок выбежал из подворотни на улицу, поднял коптящий факел и громко закричал. Показались остальные. Одевались. Приносили столы. Сваливали факелы в кучу, разводя костры. Трое с пилами двинулись к телу поверженного предводителя.

 

 На пир смотрели двое… Бог и Закат.

 

  Закат снял со своего лба Солнце–помидор, и швырнул в Бога. Плод огня попал в лицо Великого, тот утёрся и пошёл прочь. Помидор славно прогнал того, кто мог всё остановить. Стало так темно! Только пламя костров не давало людям понять, что день уже никогда не вернётся. Закат зачерпнул горсть звёзд, и швырнул в хмельную толпу, давящуюся мясом Блаженного.

 

  И снова стало тихо. На этот раз — навсегда…

 

19.09.2003.