Юзеф Чехович. МУЗЫКА УЛИЦЫ ЗОЛОТОЙ
Небо меняется. Вечер еще не утих,
ветер бессонный колышется зыбко,
словно неба шатёр шелестит.
Ветер – уже и не ветер – улыбка.

На улице Доминиканской хоры –
девушки славу поют Богородице.
Им с Архидьяконской вторит
скрипок печальный народец.

Зданий безмолвие музыкальное
натянуто тетивою
на радуги дужку хрустальную
у костёла над головою.

И вдруг тишина зазвучала,
тронута бронзовым звонким перстом.
Колокол предвечерний,
пролившись мощью металла,
начал бить под костёльным крестом:

раз – и два – и три - - -


Пер. с польского.
Замечания

володя, а в польской поэзии как - силлабика?

Estee  ⋅   11 лет назад   ⋅  >

Vladimir Stockman

Оля, когда-то была и силлабика, и тоника и силлаботоника, а теперь - сплошная «верлибрика», а если серьёзно, то в польской поэзии есть многое, чему нам всем стоило бы поучиться ;).

Vladimir Stockman  ⋅   11 лет назад   ⋅  >

И еще раз вечер добрый!
Владимир, отзыв пишу позже, чем под другим стихотворным переводом.
Здесь вот такой вопрос - а автор действительно использовал в стихе во второй строфе неравносложную рифму?
И смена рифмовки (мужская - женская - дактилическая) у автора тоже есть?
3-я строфа тяжеловато читается из-за инверсии. Понятно, что нужно размер было соблюсти, но все-таки не очень внятно.
Надеюсь, не обиделись? Wink 4
С уважением,

Темный Рыцарь  ⋅   11 лет назад   ⋅  >

Vladimir Stockman

Ну что Вы, какие обиды! ;) В оригинале конечно же нет дактилических рифм, если учесть, что в польском языке ударение фиксиривано на втором слоге, поэтому польская поэзия тяготеет к силлабике, но в данном случае стихотворение написано неравносложным и разноударным метром, что звучит для польского уха менее естественно, чем для русского, поэтому я и позволил себе «расшатать» систему рифмовки, чтобы получить аналогичный эффект. Чехович довольно свободно обращается как с метром, так и с рифмами, в его стихах зачастую верлибр в финале обретает рифму, и наоборот – в рифмованный стих вкрапляются «повисшие» строки. С формальной точки зрения поэзия Чеховича характеризуется упрощенным и свободным синтаксисом, полным отказом от знаков препинания. Его концепцию поэтического языка определяют как символически-магическую. Поэт старается проникнуть в глубины укрытых смыслов, стремится дать слову силу действенности, сделать из него заклинание, что приводит к мифологизации мира и его «остранению». Вообще Чехович – удивительный поэт, очень мало известный русскому читателю, между тем как Чеслав Милош, друживший с Чеховичем, говорил что тот оказал на него огромное влияние, и что «его практически невозможно перевести». Поэтому попытки передать поэзию Чеховича по-русски я считаю и большой дерзостью с моей стороны, и вместе с тем благим делом, поскольку, никакой перевод не является самоцелью и представляет собой лишь малую искорку в ореоле света первоисточника, преломившегося в капельках-словах другого языка.

С уважением,

Vladimir Stockman  ⋅   11 лет назад   ⋅  >

Как здорово, благодарствую за развернутую лекцию!
Почерпнул массу интересного, вообще думаю, что польская литература заслуживает у нас более пристального внимания.
Видимо, Ваш стремление передать стилистику Чеховича дало все-таки эффект, поскольку бросились в глаза именно нарочито введенные Вами нюансы. Хотя жаль, что не хватает компетентности сравнивать с оригиналом.
Безумно интересно.
Спасибо!!!!
Ваш

Темный Рыцарь  ⋅   11 лет назад   ⋅  >