ЧУДО СВ. АНТОНИЯ
маленькая трагедия по мотивам пьесы М. Метерлинка



Действие происходит в маленьком провинциальном городке.
Передняя в просторном доме. Старая служанка Виргиния моет пол
время от времени всхлипывая и сморкаясь.

ВИРГИНИЯ:
Хозяйка наша, госпожа Гортензия,
Бедняжка умерла в расцвете лет.
Семьдесят пять - ну разве это возраст"
Иной подлец за сотню перевалит,
Хоть сроду добрых дел не совершал,
А тут - чистейший ангел, и добра,
И набожна, а вот поди ж - усопла!
А уж богата до чего была...
И то сказать, нет худа без добра:
Наследникам немалое наследство
Оставила. Дом Густаву достался,
Племяннику любимому ее.
Да и другие тоже не в обиде:
Дом престарелых, церковь, монастырь,
священник, школа, бедные, прислуга -
Все получили. В том числе и я.
Ведь сорок лет я барышне служила,
И вот вознаградил меня Господь...
Да лучше б не видать мне этих денег,
Коль госпожа Гортензия в гробу!

     Раздается звонок.

ВИРГИНИЯ:
Кто там?

СВ. АНТОНИЙ:
Откройте, должен я войти.

ВИРГИНИЯ:
Ты кто, старик? По виду ты бродяга...

СВ. АНТОНИЙ:
Нет, я - Святой Антоний Падуанский,
Пришел твою хозяйку воскресить.
Услышаны твои молитвы были.
Впусти меня и проведи скорей
К безвременно усопшей.

ВИРГИНИЯ:
Боже мой!
Святой Антоний! Это он! Он самый!
Спаси и сохрани меня Господь!

СВ. АНТОНИЙ:
Довольно, женщина. Веди меня скорей.
Задерживаться здесь я не намерен.
Сегодня у меня работы много:
Еще троих я должен воскресить,
Да исцелить десятка два недужных.

ВИРГИНИЯ:
Входите, только ноги вытирайте,
Уж больно вы грязны...
Постойте здесь, покамест я схожу
И доложу о том, что вы явились.
Ведь барин Густав будет недоволен,
Коль к телу вас без спроса допущу.

     Уходит.

СВ. АНТОНИЙ:
Тот свят, кто верит в чудеса.
Старушку оживить
Сумею я за полчаса,
О чем тут говорить.

Я шел сюда издалека,
Сквозь вьюгу и туман,
Чтоб сделать все наверняка,
Какой уж тут обман!

Как докторов зовут к больным,
От хвори их лечить,
Так обращаются к святым,
Чтоб мертвых воскресить.

И мы спешим сквозь дождь и град,
Зимой и в летний зной,
Не требуя за то наград -
Святой во всем святой!

     Входит Виргиния.

ВИРГИНИЯ:
Придется вам немного обождать.
Хозяин занят. Завтракать изволят.
На похороны многие явились
Издалека, а вынос в два часа.
Так чтобы время даром не терять,
Они слегка подзакусить решили.
А барин Густав в этом деле строг,
За завтраком его нельзя тревожить,
Они, ей богу, могут осерчать,
Тогда добра не жди.

СВ. АНТОНИЙ:
Так что ж мне делать? Я ведь так спешу!
Расписано все время по минутам.

ВИРГИНИЯ:
А вы пришли бы завтра.
Оно бы завтра было посподручней,
А то сегодня как-то уж некстати.
К тому же вынос в два...

СВ. АНТОНИЙ:
Нет, должен я сегодня оживить
Гортензию. Веди меня к усопшей!


ВИРГИНИЯ:
Никак не можно. Вы хоть и святой,
А только барин Густов не посмотрят
И вытурить прикажут вас взашей.
Да и меня, пожалуй, не похвалит.

СВ. АНТОНИЙ:
Ах так?! Ну что ж, тогда я сам войду.
Я вижу, вот она, за этой дверью!

ВИРГИНИЯ:
Постойте, этак ведь негоже...

     Входит Густав.

ГУСТАВ:
Что здесь за шум? Кто этот оборванец?
Послушай-ка, любезный, вон ступай.
Здесь подают на бедность лишь по средам,
А нынче пятница. Проваливай скорей.

СВ. АНТОНИЙ:
Но я - Святой Антоний Падуанский,
Гортензию явился воскресить...

ГУСТАВ:
Да ты к тому же пьян. Эй, слуги! Быстро!
На улицу гоните голодранца!

     Два лакея пытаются выставить
Св. Антония за дверь, но тщетно.

ГУСТАВ:
Что вижу я? Два дюжих молодца
Не могут с места сдвинуть старикашку
Тщедушного... Да здесь и впрямь не чисто...
Эй ты! Чего ты хочешь? Отвечай!

СВ. АНТОНИЙ:
Да я же говорю вам, я - святой.
Пришел, чтоб ваша тетушка воскресла.
Похоже, это вам не по душе,
Но дело сделано, заказ уже оформлен.

ГУСТАВ:
Он бредит. Доктора сюда!

     Входит доктор.

ГУСТАВ:
Взгляните, доктор, здесь по вашей части.

ДОКТОР (достает стетоскоп):
Так-так, посмотрим... Высуньте язык...
Дышите... Не дышите... Пульс нормальный...
Вы в детстве не мочились под себя?
Закройте правый глаз... Стоять спокойно!
Присядьте... Встаньте... В молодости вы
Болезнями дурными не болели?
А нет ли психбольных у вас в семье?..
Послушайте, да он вполне здоров!
Чего вам нужно?

СВ. АНТОНИЙ:
Нужно мне войти
Вот в эту дверь и совершить деянье.

ДОКТОР:
Деяние? Какое?

СВ. АНТОНИЙ:
Воскресить
Покойную Гортензию.

ГУСТАВ:
Ну вот,
Я говорю вам, это сумасшедший!

ДОКТОР:
Постойте! Что это? Смотрите, у него
Над головой какое-то сиянье!
Должно быть это медиум. Я сам
На практике с подобным не встречался,
Но случаи описаны в журналах.

ВИРГИНИЯ:
Нет, он - святой!

ГУСТАВ:
Какая ерунда!
Сильны еще в народе предрассудки.

СВ. АНТОНИЙ:
Ну ладно, хватит. Дайте мне войти.
Я время драгоценное теряю.

ДОКТОР:
Послушайте, мне кажется, ему
Не следует теперь чинить препятствий.
Что ж, если хочет, пусть себе идет
К Гортензии. Я думаю, вреда
От этого не будет никакого.

ГУСТАВ:
И пользы тоже. Впрочем, пусть идет.

     Все входят в комнату, где лежит покойная.

СВ. АНТОНИЙ:
Вот так бы сразу. Что ж, приступим к делу.
Сейчас молитву я над ней свершу,
И сразу все предстанет в лучшем виде.

     Бормочет:

Ангел по земле гулял, души смертных собирал.
Приносил Отцу и Сыну и Святому Духу
Ярых грешников корзину, и еще - старуху.
Но старуху не простую: прежде чем усопнуть,
Жизнь она вела святую. Вру? Да чтоб мне лопнуть!
Не пила и не курила, не брала чужого,
Никогда не говорила матерного слова,
Очень бережно хранила девственность-невинность
И служанку не бранила за ее провинность.
Совершать любила ближним добрые деянья
И всегда давала нищим щедро подаянье.
Бога в церкви прославляла, помогала бедным,
Ни одним не обладала качеством зловредным.
И сказал Господь Владыка: "Этакое чудо
Класть в корзину погоди-ка, пусть живет покуда."

Восстань, Гортензия, и к жизни возвратись!

ВИРГИНИЯ:
Она встает! Смотрите же - встает!

СВ. АНТОНИЙ:
Свершилось!

ГУСТАВ:
Боже, чепчик поправляет...

ДОКТОР:
Глаза открыла!

ГУСТАВ:
Тетя, дорогая! Он чудотворец!

     В сторону:

Черт его дери. И вправду ожила.
Теперь прощай наследство...
К тому же зря потратиться пришлось
На гроб, на панихиду, на венки.
А с катафалком что теперь мне делать?
Кто возместит убытки?.. Впрочем, ладно,
Посмотрим, чем закончится спектакль.

СВ. АНТОНИЙ:
Ну вот, готово. Мне пора идти.

ГУСТАВ:
Постой, милейший. Этак не годится.
Ты оказал мне, так сказать, услугу,
Тебя я должен отблагодарить.
И сколько же ты хочешь за труды?

СВ. АНТОНИЙ:
Я не беру за чудо гонораров.

ДОКТОР:
Смотрите-ка, да он и впрямь святой!

ВИРГИНИЯ:
Ой, что это такое с госпожой?
Как будто что-то силится сказать,
Да только рот, как рыба , открывает,
А звука нет. От счастья онемела!


ГУСТАВ:
Что это значит? Тетя, что с тобой?

СВ. АНТОНИЙ:
Она теперь не будет говорить.
Приказ на то имеется особый,
Чтоб каждого, кто мертвым побывал,
Святые воскресив лишали дара речи,
Чтобы они не смели разгласить
Того, что видели и слышали в том мире,
Куда до времени всем смертным вход закрыт.

ГУСТАВ:
Ах ты мерзавец! Это же подлог!
Мошенничество, подлое бесстыдство!
Да я тебя на каторге сгною,
Халтурщик, сволочь, экстрасенс поганый!
Ее ты вызывался оживить?
Так сделай же на совесть, без дефектов.
Ну, погоди же, гнусный самозванец.

     Подходит к телефону.

Алло! Полиция? Скорей сюда. Разбой
Средь бела дня. Поймали проходимца.
Он мертвых подрядился воскрешать,
А сам не смыслит в этом ни бельмеса.
Старуху искалечил, негодяй.
К тому же представляет он опасность:
Он денег за работу не берет,
Чем подрывает вечные устои
И благосостоянье государства.
Не вражеский ли это диверсант?
Да, да, пришлите взвод карабинеров.

СВ. АНТОНИЙ:
Вот она, людская справедливость!
Быть святым - врагу не пожелаешь.
Делаешь добро, а в благодарность
Тумаки и ругань получаешь.

Нынче быть святым - себе дороже.
Что-то святость нынче не в почете.
Воскресишь усопшую, и что же? -
Будешь виноват в конечном счете.

Если ты несчастного калеку
Исцелишь от немощи, бедняжку,
Накатает кто-нибудь телегу,
И тебя упрячут в каталажку.

Явишь чудо, скажут все: мошенник,
Честен - прослывешь лжецом завзятым.
В этом мире грязи, лжи и денег
Девственность считается развратом.

Где вы кущи райские родные?
На земле святому жить не сладко.
В этом мире не нужны святые,
Нет здесь ни закона, ни порядка.

     Слышится звук сирены. Входят полицейские.

ХОР ПОЛИЦЕЙСКИХ:
Мы на страже стоим демократии,
Охраняем покой горожан.
Нас боится преступная братия,
С нами доблестный наш сержант.

Мы народа отцы и заступники,
Так что будь ты хоть трижды святой,
Коль попался - запишем в преступники
И отправим в тюрьму на постой.

СЕРЖАНТ:
Всем оставаться на своих местах.
Кто злоумышленник?

ГУСТАВ:
Вот этот оборванец.

ДОКТОР:
К тому же он опаснейший маньяк!
Скорее в кандалы его!

ВИРГИНИЯ:
Постойте!
Не трогайте его! Ведь он - Святой Антоний!

СЕРЖАНТ:
Антоний? Преподобный Падуанский?

ГУСТАВ:
Так вы знакомы?

СЕРЖАНТ:
Я его узнал!
Его уже мы трижды возвращали
В лечебницу. Опять удрал, каналья!
И так вот всякий раз -
Сбежит и учиняет беспорядки.
То мертвых воскрешает, то больных
Возьмется исцелять он незаконно.
Опять за старое? В наручники его!

СВ. АНТОНИЙ:
Я протестую!

СЕРЖАНТ:
Цыц! Не то дубинкой
Получишь по башке. А ну-ка, быстро,
Марш-марш на выход!

ВИРГИНИЯ:
Боже милосердный!
Ведь он босой и в плохонькой одежке,
А на дворе дождь льет как из ведра.
Святой Антоний, я пойду с тобой
И понесу над головой твоею зонтик.

СВ. АНТОНИЙ:
Ты добрая. Храни тебя Господь.

     Полицейские уводят Св. Антония, Виргиния идет следом.

ГУСТАВ:
Ну вот и все. Окончен балаган.
Досадно все-таки, что тетушка воскресла,
Ведь гости ждут начала похорон.
Подвел меня святой под монастырь...
Но что это? Сюда взгляните, доктор...

ДОКТОР:
Похоже, ваша тетушка мертва.
Ну, так и есть. И это уж надолго.

ГУСТАВ:
Вот как? Ну что же, в сущности, бродяга
Не сделал никакого нам вреда.
Пожалуй, обошлись мы с ним жестоко.
А впрочем, пусть его. Страдания святым
Лишь впрок идут. Зовите приглашенных.

Напевает:

Приятно жить и знать, что ты - наследник.
Сплошная прибыль при нуле затрат.
Вчера ты был последний из последних,
Глядишь, сегодня знатен и богат.

Кто не мечтает о богатом дяде,
который бы тихонько жил да был
и умер кстати где-нибудь в Канаде,
тебе оставив все, что накопил?

Мне с детства снилось тетино наследство,
и вот сбылась заветная мечта.
Теперь могу прилично приодеться,
теперь я барин, прочим не чета.

Есть деньги, дом, роскошная карета.
Завистники, смотрите я каков!
Как важно быть (и в этом нет секрета)
наследником богатых стариков.

Конечно, жаль мне тетю, ну и что же? -
душой не покривлю и не совру:
ее наследство все же мне дороже,
чем сто таких вот набожных старух!

Часы бьют два раза, слышится шум толпы,
из-за окна доносится стук копыт и хриплый голос:
"Эй, хозяин, катафалк заказывали?"





1986
Замечания

Чувствуется, что вещь была создана именно в другой парадигме, выдает этакая залихватская легкость в лексике. Но я и с Андреем тоже соглашусь, ибо "пряный дух вековой драматургии" - то, чем мне эта вещь дороже всего. А значит, она действительно оказалось глубже, чем думалось тогда!
С уважением,

Темный Рыцарь  ⋅   11 лет назад   ⋅  >

Vladimir Stockman

Да, «нам не дано предугадать...»

С уважением,

Vladimir Stockman  ⋅   11 лет назад   ⋅  >

И за это тоже - спасибо тебе!

Джейка  ⋅   11 лет назад   ⋅  >

Vladimir Stockman

И это тоже - «дела давно минувших дней», но все же приятно, когда вдруг оказывается, что они еще могут вызывать интерес и живой отклик. Спасибо, Юля!

Vladimir Stockman  ⋅   11 лет назад   ⋅  >

Володя, эта вещь обладает, как мне кажется, иронией второго порядка, то есть когда внешне - иронично, в глубине - драматично, а в самом низу - пресловутая горькая, но горошина.
То есть я делаю ставку на горький сарказм, а не на саркастичную горечь.

Не знаю, есть ли здесь стилизация, по пряный дух вековой драматургии вдыхаю с удовольствием.
ЗдОрово!

 Blush

Листиков  ⋅   11 лет назад   ⋅  >

Vladimir Stockman

Андрей, спасибо. Да, иногда так бывает - делаешь одно, получается что-то совсем третье. История создания этого текста таинственна и загадочна. Однажды, промозглым ноябрським вечером, ровно 20 лет тому назад ко мне пришел некто во всем чёрном и, назвавшись композитором, заказал мне либретто оперы по пьесе Метерлинка «Чудо святого Антония», и хотя мои познания в области оперного искусства ограничивались веберовской «Jesus Christe Superstar» и рыбниковскими «Юноной и Авось» да «Жизнью и смертью Хаокина Мурьеты», я бесстрашно принялся за работу, в результате чего и возник этот текст. Чёрный человек за заказом не явился, а «либретто» странным образом зажило своей отдельной жизнью, приобретая с годами некий дополнительный смысл... Angel smiley

Vladimir Stockman  ⋅   11 лет назад   ⋅  >

Владимир, вы очень талантливый человек, спасибо за ваше честное и исреннее творчество!
Не соглашусь только в одном:

"Ни одним не обладала качеством зловредным.
И сказал Господь Владыка: "Этакое чудо
Класть в корзину погоди-ка, пусть живет покуда." - Господь обычно забирает к Себе именно чистых душой людей, как Ваша Гортнезия, так как жалеет их милосердием своим и прекращает их земные муки... А вот грешники - и впрямь живут долго, т.к. Господь по долготерпению своему раз за разом дает им шанс исправить свою жизнь непутевую и получить-таки по добрым делам своим долгожданный пропуск в рай...

Спасибо! Без оценки. Такое нельзя оценивать. Это вне категории:idea:
 Cheers :idea:

Вечная ночь  ⋅   11 лет назад   ⋅  >

Vladimir Stockman

Благодарю Вас! Blush
С Вашим замечанием совершенно согласен, но тогда, 20 лет назад, я вовсе не думал о теологической достоверности текста, создавался он в совершенно иной парадигме. А Ваша оценка свидетельствует о том, что он выходит за рамки, в которые был помещён в момент его создания, а это - высокая похвала.

С уважением,

Vladimir Stockman  ⋅   11 лет назад   ⋅  >

Володя! Все как-то мимо прошли - из-за праздника, который на носу, наверное... А я подумала: ну, мне, как драматургу, надо же высказать свое отношение к этой драме в стихах... Первой на ум пришла явная параллель из твоего творчества:

Над ним смеялись с пальцем у виска,
земная участь ангелов жестока,
и бирку городского дурака
молва спешит навесить на пророка.

Наверное, в тот период тебя часто посещали подобные мысли, что, конечно, понятно: тема-то вечная, шекспировская. И раскрыта она, по-моему, весьма оригинально, и читается с интересом.
 Blush

Девочка_с_Весами  ⋅   11 лет назад   ⋅  >

Vladimir Stockman

Аня, спасибо! Я, често сказать, о такой параллели и не думал никогда... Blush А у Метерлинка там всё серьёзней, хоть и комедия ;).

Flower

Vladimir Stockman  ⋅   11 лет назад   ⋅  >