Последний герой (первые пробы в прозе)
Концу лета 2002 посвящается...
                                          Утро последнего Героя

       Был день рождения. Парню исполнилось девятнадцать. Только друзья.
Какие подарки, таких не было ни у кого, и дело даже не в деньгах. Все делалось с
душой. Естественно, никакой день рождения не обходится без "Зеленого Змея", так
было с сотворения мира. Почему люди пьют?
    Это ещё одна проблема маленьких городков. Человек, не находящий себя
практически ни в чем, гасит свою душевную боль в тепле огненной воды.
И дело даже не в том, что человек ленив, а в том, что у него просто нет шансов на
будущее, как в той песне:
Путевка в небо выдается очень быстро,
Вышел на улицу . случайный выстрел,
Можно ждать его, но лучше ускориться,
Я лично, бухаю, а кто-то колется!
    Но тогда все было не так, все глотали .отравленный ветерок. за здоровье
именинника. Костер, пожирающий языками пламени дрова от только что
сломанного туалета, уходил в небо, в темноту, туда, где за пеленой смога, вязкой как
кисель и непроглядной, как слюда, горели мириады ночных светил, чарующие звуки
гитары в умелых руках и песня уносящаяся в даль.
   Ночь была ленивой и теплой, время текло медленно, но незаметно. Если бы не этот
смог. Сквозь него, словно через призму жизни, проглядывала луна, неясными
очертаниями которой восполнялась до конца атмосфера того вечера. Туман в ночи,
туман в голове, туман везде, и даже в компании между друзьями все также было
туманно.
        После непродолжительного упоения "Зеленым Змеем" наружу стали
вырываться слова и выражения, не допустимые в трезвой компании. К сожалению,
есть такие люди, которые больше всего в жизни боятся оказаться неправыми.
Рассуждения о настоящей дружбе, словно поленья подбрасываемые в костер летели с
разных сторон в центр, где собирались в нечто большое и непонятное, а потом
разливались обратно по сторонам, затягивая участников в бесконечную воронку
споров, где одно резкое слово затягивает ещё глубже.
    Вспомнились старые обиды, упреки и вот уже непонятно откуда, наверное со дна
той воронки зародился конфликт. Конфликт между друзьями . Самое страшное, что
может быть.
     Когда появляется он между друзьями, словно из далекого прошлого поднимается
между ними .железный занавес. недопонимания. И каждый считает себя правым и
даже не хочет выслушать другого.
    Занавес становится толще, перерастая в стену, а о дружбе уже не может быть и
речи. И вот они уже как два барана на одном мосту, упершись рогами, с пеной у рта
доказывают свою правоту. Теряется взаимопонимание, основа дружбы, то без чего
дружба невозможна в принципе.
    На мой взгляд, один друг должен понимать другого во всем, что бы тот не сделал.


    А потом было утро. Он ушел. А наш "Последний герой" остался в раздумьях. Он
никогда не был рабом иллюзий. Пусть друга не вернешь, но зато дружба между
остальными стала крепче.
   Большой ком, словно перекати-поле по пустыне, катался в горле. Растрепанные
волосы, сонные глаза и в мозгах, как и на улице, было туманно.
    Он устал. Не от вчерашнего вечера, а от атмосферы, в которой он жил,
представляя себя то винтиком в большой системе жизни, то выпавшим звеном в
цепи чередующихся событий. Сидя на крыльце и глядя в пустоту, он закурил.
     Сизый дым, словно река, прокладывающая свой путь в долине, влился в легкие и
оттуда через альвиолы в кровь, которая доставила его к каждой клеточке организма.
Его веки прикрылись, уши наполнились звоном, приятный холодок в ногах, и вот,
уже обратно в пустоту вышел обогащенный углекислым газом бывший когда-то
сизым дым. Так он сидел, наслаждаясь каждой затяжкой там и знал, что для него не
подходит понятие плохой или хороший, что такого понятия вообще не существует.
Он знал, то, что он делает не подходит под культурно человеческие нормативы, но
как же надоели все эти шаблоны и ярлыки. Кто придумал, что человек должен себя
вести так, а не иначе.
    Зарождался новый день, там и сям слышалось пение птиц, а в основном . тишина.
Туман,, он же смог, сковывая своими мягкими, но крепкими объятиями все живое,
расстилался вокруг, иногда выпуская из себя угловатые объекты непонятного
происхождения.
    Солнце уже встало. Его лучи пробивались через смог, тускнея с каждым метром, и
до обывателя не доходило практически ничего, а само солнце . символ света,
казалось поблекшим фонарем, готовым потухнуть в любую минуту.
     Город как будто вымер. Вперёд, куда хватало глаз стлался все тот же
ненавистный туман. Их было трое. Три "Последних героя". Нелепый китель с
петлицами ВВС, бутылка едва начатого хмельного напитка и кисломолочная
культура, обжигающая своим холодом горло каждого из троих. Уставшие лица,
мутные глаза. Слева высилась громада храма, выглядывающего в тумане как
айсберг навстречу "Титанику", справа покосившиеся домики. Тишина, безлюдность,
усталость, терпение.
Они шли не зная куда, ориентируясь на шум дорог и все было как всегда.
             Доброе утро, "Последний герой".
                                        09.09.02