Душенька
Мне не будет там места, где укромны заулки
И сквозь смуглые стекла обветшает заря,
Где хрипят силуэты нешифрованных букв,
Аллегории втиснув в ежедневный обряд.

Где осклабится ревность в дорогих будуарах
И осядут в пучину срамные глаза.
Даровав нищим хлеба, гнушается зависть
Заглянуть в трижды святый, затерянный храм.

И не будет мне места и с людьми , и в безлюдье;
Уповала ты долго, а ныне молчишь.
Чтобы зверь разорвался в рыдании лютом,
Надо, душенька, воля, не павшая ниц.