Враг из зеленой папки (фарс)
Глава 1.

Вашингтон. 7.22.

Утро в Вашингтоне выдалось на редкость приятным. Первые лучики яркого весеннего солнца, коснувшись верхушек небоскребов, разбудили дремавших на крыше бездомных бродяг и устремились к открытым форточкам Белого дома. Прокравшись в опочивальню Президента Соединенных Штатов, солнечные зайчики пощекотали пухлые пятки супруги Джорджа Буша. Лора спросонья матюкнулась и неосторожно толкнула локтем мужа. Джордж упал и проснулся...

Его слегка помятое пороками юности лицо выражало полное блаженство. На нем было все: радость нового дня, любовь к жизни, мечты о мировом господстве. Вот только мыслей на этом лице не было и в помине. К тому же счастливое пробуждение Буша омрачало неприятное воспоминание. Джордж вчера в шестой раз за неделю подавился крендельком, отчего опять побаливало горло. Лучшие специалисты НАСА и Пентагона уже два года ломали головы и компьютеры над тем, как добиться оптимального диаметра крендельков для того, чтобы они не застревали в горле Президента. Но все тщетно. Ох уж, эта "Аль-Каеда"...

За завтраком Буш от крендельков отказался, но умудрился подавиться печенюшкой. "Джорджик, Джорджик...", - укоризненно покачала головой Лора Буш, - и сколько раз тебе говорить, чтобы ты не глотал все сразу, а сначала разжевывал". "Ы-м-ы-м", - невнятно промычал супруг в ответ. Похоже, слова жены до него вновь не дошли.

Глава 2.

Вашингтон. Белый Дом. Овальный кабинет. 10.02.

Буш сидел в мягком кресле, привычно уложив ноги на рабочий стол. В дверь президентского кабинета кто-то робко постучал. "Опять строители чего-то долбят", - промелькнуло в голове Джорджа нечто, похожее на мысль". В дверь снова постучали. "А может, дятел?..". Стук повторился. "Проклятая птица!", - проворчал Буш. Дверь отворилась. В проеме осторожно появилось лицо госсекретаря Колина Пауэлла. "Кто пустил на ранчо ниггера!?, - возмущенно закричал Буш, - эй, прислуга, гоните его на улицу!". "Господин Президент, это же я, Пауэлл", - чуть не плача оправдывался визитер. "А-а-а. Это тебя что ль русские над Уралом сбили?". – "Нет, я ваш ближайший подчиненный". – "Ну, заходи, приятель, что там у тебя?".

Гость мелкими шажками засеменил к столу Буша. "Господин Президент, - в легком поклоне сказал Пауэлл, - есть несколько свежих новостей. К сожалению, только одна хорошая, а остальные плохие. С чего начать?". – "Давай с хорошей". – "Итак, г-н Президент, сегодня наши марсоходы обнаружили на Марсе признаки жизни". Буш встрепенулся: "О, как! Замечательно. Пошлите туда пяток стратегических бомбардировщиков. Миру объявим, что нашли там базы Аль-Каеды. О-кей?". – "Но ведь самолеты туда не долетят!", - "Это ваши проблемы, и не сметь мне перечить! Безопасность Америки дороже пары сраных самолетов!.. Давай, остальные новости выкладывай".

Пауэлл слегка поморщился от президентского окрика и вытащил из зеленой папки следующий листок: "Кандидат от демократов Керри выиграл почти все праймериз и по результатам последних опросов опережает вас на 12 %". Буш наморщил лоб: "Керри... Керри... А-а! Керри! Знаю-знаю. "Тупой и еще тупее", "Маска", "Эйс-Вентура". Хороший парнишка. Но народ его не выберет – со смеху умрет". – "Это не тот Керри, - уточнил госсекретарь, - а другой. Тот Джим, а наш соперник – Джон". – "Какая, хрен, разница?". – "Большая, господин президент. Джон Керри очень популярен. Он воевал во Вьетнаме...". – "Вьетнам? Это который в Бразилии? Нет, в Бразилии мы, кажется, еще не воевали. Пошли-ка, дружок, и туда пяток бомбардировщиков. И во Вьетнам пошли. Демократия, братец, великая вещь...".

Пауэлл достал очередной лист: "Есть и другие неприятные новости, господин Президент. Дефицит...". – "Осторожнее, Пауэлл, здесь же женщины!". – "...Бюджета достиг 500 миллиардов. Безработных стало на 2 с половиной миллиона больше. Война в Ираке отнимает огромные средства, а дешевой нефти для США мы так и не дождались". - "Опять этот Ирак. Пошлите туда пять, нет, десять, двадцать бомбардировщиков! И в США пошлите!". – "Простите, г-н Буш, США – это мы". – "Ну, надо же... Последний приказ отмените. И предупредите этих США, чтоб там демократию со свободой не нарушали, а то у нас ракет и на них хватит".

"И последняя новость, г-н Буш. Только что ЦРУ сообщило. В далекой России, где-то в районе Сибири вам объявили войну. Некто Иван Чесоткин заявляет, что: "уничтожит и вас, тупого, и вашу сраную Америку". Бомбить нельзя. У русских есть ядерное оружие, могут ответить. Необходимо провести спецоперацию силами отряда Дельта. Иначе ситуация может выйти из-под контроля. Над нацией нависла серьезная угроза. Нужен ваш приказ, г-н Президент...".

Глава 3.

Далекая и дикая Россия, тундра, чум. Время неизвестно.

Среди сугробов, в краю волчьих стай и медвежьих табунов, затаился маленький сибирский городок. Люди там жили скромно: спали в чумах или просто на снегу. Ели что придется: иногда икру, иногда кору. Постоянно пили водку, от которой впадали в буйство и начинали крушить палатки с кавказцами. Занимались они разными ремеслами. Кто охотился на таджиков, кто собирал бутылки, кто сидел в интернете, который недавно с помощью лома и трех мотков проволоки провели местные умельцы. Интернет работал медленно, но надежно.

Среди последней категории граждан (их так и называли - сидящие в интернете) скромно жил и наш главный герой – Иван Чесоткин. Он с трудом мог вспомнить, зачем он объявил войну американскому президенту (по пьяни дело было). Но слово русское крепко: раз объявил, значит так надо. Взялся за гуж, не говори, что не дюж...

Чесоткин уже две недели вел подготовку к войне. Чтобы война получилась "чисто конкретной", были предварительно куплены 8 ящиков водки, трейлер с пивом и - на закусь - три сырка. Время шло, водка выдыхалась, а война все не начиналась...

Глава 4.

Белый Дом. Квадратный кабинет. 18.40.

Буш задумчиво ковырял пальцем в носу и мычал себе под нос третью сонату Бетховена. В дверь постучались. "Стреляют...", - подумал Буш. Стук вновь повторился. "Нет, все-таки строители". Дверь приоткрылась, и в нее в полуприседе прокрался Пауэлл. "Ага!, - обрадовался Президент, - цирк привезли. Только почему одни обезьяны!? А тигры где!? Где тигры, вашу мать!!!???". – "Господин Президент, это же я – Пауэлл, ваш госсекретарь. С докладом пришел".

Буш с трудом вытащил из носа застрявший было палец и укоризненно пожурил гостя: "Вечно ты мне со своей ерундой мешаешь. Давай быстрее, а то у папаши сегодня субботняя порка". Пауэлл открыл зеленую папку и достал листок: "Кандидат от демократов Керри опережает вас по популярности уже на 20 %...". – "Ох, уж эти актеришки...". – "Иракские боевики подбили еще 16 вертолетов. Надо бы к нации обратиться. Сказать, что все они одновременно случайно столкнулись с авианосцем. И все умерли… Успокоить надо народ...". – "Ладно, успокою...". – "Есть новости из России, где отряд Дельта проводит спецоперацию против Ивана Чесоткина. 300 бойцов высадились в Сочи. На третий день у них закончились сигареты, на четвертый у них украли "Абрамс", на пятый появились первые недовольные. Солдаты возмущаются, что нет биотуалетов, поэтому они уже пять дней не писали и не какали. Терпят, но скоро не выдержат.

Глава 5.

Где-то в калмыцких степях. На компасе – 14.43.

Отряд американских спецназовцев Дельта уже девятые сутки пробирался в Сибирь. Солдаты устали, вымотались, были злы и голодны. Хуже того, от них сильно пахло. Биотуалетов командование так и не прислало, поэтому пришлось пачкать дорогое обмундирование. Осложнялось дело тем, что хваленые М-16 от жары стали глючить, поэтому охота на сусликов постоянно срывалась. Все, что удалось съесть отряду за последние двое суток, это чечевичную похлебку из полевых мышей. После этой похлебки отряд уменьшился на 15 человек. Еще троих покусали змеи, а восемь солдат застрелились еще в районе Сочи...

Майор Мойша Абрахамс, раскуривая сигару, наспех слепленную из чертополоха, утешал себя тем, что ждать осталось недолго. Он имел прекрасное американское образование и знал, что сразу же за Калмыкией начинается Пакистан, а от Пакистана до Сибири – рукой подать. Тем более, где-то должны были наконец повстречаться и люди, у которых можно на твердые как скала доллары приобрести и выпивку, и свежий биг-мак, на худой конец, просто стрельнуть хорошую папироску. Такую, например, какой его угостил в Сочи добрый старикан... Кажется, папиросы назывались Белый мор...

А лейтенант Стив Висковски, уже ни на что не надеялся. Реальность смешалась в голове с болезненным воображением. Миражи то и дело тревожили душу. То Стиву грезился двухэтажный домик, юная супруга, двое прелестных ребятишек и лохматая собака, сидящая на гладко стриженном газоне. То представлялся уютный паб, где вечером собирались такие же веселые и счастливые друзья - нормальные американцы, как и сам Стив. И лишь иногда, в редкие минуты прозрения, Висковски думал: какого же хрена его понесло в далекую Россию, о которой он знал только три вещи: Горбачев, водка, медведи. В такие минуты больше всего Стив ненавидел Ваньку Чесоткина. Из-за этого русского террориста и агрессора пришлось гнать неведомо куда лучшее подразделение славной американской армии...

Глава 6.

В далекой Сибири. Штабной чум Ивана Чесоткина. Время неизвестно.

Прошло уже две недели, как Иван объявил войну Америке и Бушу, а ответных действий так и не было. Терпение заканчивалось, и рука все чаще тянулась к заветной бутылке с водкой, грозя стратегическому запасу. Чесоткин раз за разом посылал угрозы на официальный сайт Буша и е-мэйл его жены. Бушу в своих посланиях наш герой писал о том, что видел его супругу Лору в компании трех темнокожих матросов. Мол, Лора была пьяна и пела матерные песни. Жене президента Чесоткин отправлял фотографии голого Джорджа, который занимается гомосексуальными отношениями с Бин Ладеном. Тщетно…

Молчание американцев было невыносимым и подозрительным. С одной стороны, наш скромный герой был польщен тем, что американцы так его испугались, что даже захудалой баллистической ракеты не прислали. С другой, терялся смысл всей его войны. "С кем я воюю? Что делать? Кто виноват? Быть или не быть?", - на эти простые вопросы Иван никак не мог найти ответа...

Обнадеживающим сигналом стало сообщение из оренбургских степей от старинного друга аКа Юрист. Тот рассказал, что в предгорье Южного Урала пастухами была замечена группа оборванных и одичавших солдат в незнакомой пятнистой форме. Солдаты, по словам пастухов, поймали и загрызли волка и тут же его сожрали, зажевывая талым снегом. Сначала пастухи подумали, что это дезертиры, сбежавшие из местного стройбата, и хотели сообщить в военкомат, но поленились. Да и не до дезертиров им было: из соседней деревни прислали свежую канистру самогона…

"Так, - подумал Чесоткин, - если это американский десант, то он подобрался ко мне уже очень близко. Надо хорошенько подготовиться". Иван вышел из чума, сел на экскаватор и поехал копать большую яму. Надо же где-то будет оккупантов хоронить...

Глава 7.

Белый дом. Кабинет в виде параллелепипеда. 12.27.

Президент США Джордж Буш пребывал в привычно расслабленном состоянии. Его ноги в грязных ковбойских сапогах покоились на папках с грифом "Совершенно секретно". Из носа свисала сопля, за передвижением которой с интересом наблюдал один глаз Буша. Сопля, вопреки законам всемирного тяготения, не падала, а тихо покачивалась, словно маятник настенных часов. Второй глаз президента был устремлен под стол, где Буш младший припрятал от жены порнографический журнал.

Раздался стук в дверь. "Ну вот, - подумал Буш, и за мной пришли... Хотя кто же за мной придет? Я же Президент!". Стук повторился. "Барабанщики... Или строители? Нет, наверное, дятел", - Буш до сих пор не разгадал эту страшную тайну. Через полчаса его госсекретарь Колин Пауэлл осмелился на четвереньках заползти в кабинет Президента. "О! Родео!", - с восторгом крикнул Буш и с размаху взметнулся на спину темнокожего мустанга, вспоминая ковбойскую юность. И тут же слетел, зацепив в полете старинный китайский фарфор.

Пауэлл, тяжело дыша, открыл заветную зеленую папку. "Есть новости, г-н Президент. Все плохие. Докладывать или пойти застрелиться?". – "А может еще кружок?" – с надеждой заглянул в умные глаза своего верного мустанга тёмной масти техасский ковбой. "Извините, сэр, но дела не терпят отлагательства". Буш грустно вздохнул и сел в кресло. На пол со стуком упал порножурнал, Буш покраснел... Пауэлл достал первый листок: "Неприятные новости о предвыборной кампании. Ваш рейтинг, г-н Президент продолжает падать. Народ вас называет идиотом, сэр. Что делать?". – "Пошлите бомбар...". – "Простите, г-н Буш, но они у нас кончились на прошлой неделе, когда вы приказали бомбить Антарктиду...". – "Что еще?". – "Из Ирака сообщают. Поймали восьмого Хуссейна. Подозреваю, что у иракцев все-таки было оружие массового уничтожение – машина по производству клонов. По слухам, в Киркуке видели даже вас, сэр, а также Джона Кеннеди, который, говорят, обещался надрать вам задницу... И последнее. Отряд Дельта находится на подступах к Сибири. Это наша последняя надежда, г-н Президент. В случае уничтожения или поимки Чесоткина мы еще можем остаться у власти..."...

Глава 8.

Где-то на Урале. В горах. Время по электрочайнику – 66.98.

Из трехсот отборных спецназовцев славного отряда Дельта осталось не больше тридцати. Последние герои, всем ветрам и врагам назло преодолевшие несколько тысяч километров, упорно шли навстречу своему главному бою. Путь их был долг и труден. К сожалению, на глобусе США не были отмечены районы, в которых им пришлось побывать на своем пути. Судьба забрасывала их то на Северный, то на Южный полюс, то радуя редкими остановками, то испытывая частым поносом.

Майор Абрахамс, которого командование за время пути успело повысить до генерала, еще на что-то надеялся. В отличие от лейтенанта Стива Висковски. Увы, лейтенанта уже не было с ними. В одном из тяжелых переходов молодого офицера пришлось съесть. В последние дни идти стало полегче. Во-первых, командование сообщило, что отряд почти у цели. Во-вторых, стало получше с питанием: вчера удалось зарезать двух пухлых сержантов из Пуэрто-Рико. В-третьих, всем было уже всё настолько по барабану, что даже грядущая смерть воспринималась с радостью.

И отряд шел. Заросший, в лохмотьях, растеряв оружие, но не потеряв чести. На горизонте показались сосны. "Сибирь", - подумал Абрахамс и, гордо подняв голову, запел американский гимн: "Боже, царя храни...".

9 глава. Эпилог.

Год спустя… Время разное и совсем неточное.

В забытой Богом вашингтонской подворотне, укрывшись картонными коробками от холодных уколов проливного дождя, сидели двое. Один из них - стареющий белый мужчина лет 50 со следами былой выправки и выпивки, мял в руках засаленную ковбойскую шляпу и потягивал дешевый виски из горлышка. Второй - темнокожий здоровячок с одутловатым лицом и глазами навыкате - читал пожелтевшую газету. Под мышкой, как в прежние времена, покоилась заветная зеленая папка. Они снова встретились лишь позавчера - у пункта приема стеклотары. И вот уже два дня не могли наговориться: бывший президент США Джордж Буш и такой же бывший госсекретарь Колин Пауэлл вспоминали о славных временах…

"Да, Колян, - грустно промолвил Джордж, - какую страну мы с тобой просрали…". - "И еще как просрали! - согласился старый приятель, - Ты, Жора, рекорд установил, еще никто в истории американских выборов не набирал пол процента голосов…". - "Не знаешь, друг, как там сейчас в Ираке?". - "А что нам теперь Ирак… Войска давно вывели. Нашелся, наконец, и настоящий Хуссейн. Он, оказывается, все это время в санатории под Москвой с телками фестивалил. Даже не знал, говорят, что война в Ираке. Все на двойников своих оставил. Только он все равно в Багдад не вернулся. В Москве лучше…". - "И кто там сейчас, в Ираке, заправляет? Хоббиты?". - "Х-м. Ну сколько я вам, сэр, говорил: не хоббиты, а ваххабиты! Только их тоже уже выгнали. Народ решил, что раз все равно в Ираке бардак, то уж лучше к России присоединиться".

Старые друзья долго молчали, погрузившись в свои нехитрые мысли. Потом разговор продолжился. Первым не выдержал Буш: "А помнишь, Колян, ту заварушку в Сибири? Не знаешь, чем все закончилось?". - "Увы, с тех пор отряд Дельта так и не выходил на связь. Но мне старая знакомая техничка из Пентагона как-то рассказала, что один спецназовец все-таки добрался до Сибири…".

Раздался стук. "Сердце", - наконец-то понял Буш…

А в далекой сибирской тундре Иван Чесоткин и бывший генерал Мойша Абрахамс допивали последний военный ящик водки. Они уже подружились, и, судя по всему, американский генерал домой не собирался. "Слышь, Мишаня, - обратился к новому другу Чесоткин, - как тебе у нас, нравится?". - "Ну… Где наша не пропадала…". - "Ну, ваша-то точно нигде не пропадет. На Родину не хочется?". - "А нет у меня Родины и не было никогда". - "А США?". - "Да разве ж это Родина? Так, промежуточный этап". - "А, может, Израиль?". - "Я бы, конечно, с радостью, вот только, - Абрахамс перешел на шепот, - недолюбливаю я этих евреев…". А над тундрой все так же ярко, как и тысячи лет назад, сияла Полярная Звезда…