Gvidon

Он и Она
Чрезвычайно дорогой для меня женщине, московской поэтессе Светочке Марковской. Спасибо, родная, что сдвинула моё перо с мёртвой точки.



Она не знала акушеров,
Она вздыхала под торшером,
Она кота звала «мон шером»,
Но кот шипел, и хвост трубой.
И он в бредовой говорильне,
В подкрышной опиекурильне
Как кур, посаженный на гриль, не
Находил себе покой.

Она по пятницам ласкала
Богатого бисексуала,
Который, как потом узнала,
С ней изменял секретарю.
А он одновременно тискал
Миниатюрные пиписки
Двух китайчанок. После виски
Их провожал: «Благодарю!».

Он бурно продавал и долго
Редкоземелье, мех и сорго,
Он торговал дарами морга
Для местных сатанинских сект.
Хотя мечтал о домоседке,
С ней семечки погрызть в беседке,
С ней Глюка слушать на козетке,
С ней вечером пройти проспект.

В один из дней приходит лажа:
Полулюбовник стался гаже -
Кота пощупывал и даже
Искал «рокфор» в её трусах.
Прогнав его, ложилась рано,
Заметь – не принимая ванны,
Читала пресные романы
И запустила свой просак.

Меланхолично - тихо, вяло
Она проныла одеяло,
Сопливясь, образ изваяла -
Подобье горного козла.
Чтоб был никак непредсказуем,
Чтоб был всегда готов ко всую,
Чтобы имел природу злую
И чтоб на нём была казна.

Пора бы встретиться им, братцы!
Господь не захотел мараться,
Но в кой-кого потыкал пальцем
По направленью «с верха-вниз».
Включил Козлобородый разум:
Он вник и свёл, сдружил их сразу
Дабы хвалиться Божьей фразой:
«Ну, слава МНЕ, они сошлись!».

Хоть молодость ушла давно, но
О юности болтают дома,
Недаром помнит вся Молдова
Дни «Уна рубль – уна литр».
Ему все деньги стали пофиг,
Он любит отварной картофель
Она, когда он выпьет кофе,
Поставит ноты на пюпитр.

…………………………………..

В стишке и ядра и полова,
Увы, моё перо херово,
Хотя херо пока перово -
Твердеет, как ты не возьмись.
Херо схиреет, между прочим,
Хер с ним! Однажды, дед порочный,
Я, возбуждённый Музой ночью,
Обильно изолью на лист.

Годины вымывает кальций,
В моче песок, седеют яйца,
Мне стало стыдно раздеваться
При свете. (Девочка, прости!).
Мне сорок два и женщин вдосталь
Любим, люблю, пятнаю простынь,
Но только в старости, к погосту,
Я напишу свой Главный Стих.
Замечания
Джулия Коронелли

Понятно, значит не дождусь)
***
У нас и возраст одинаков,
и посох носа- слов не надо!
С- лова твои от ловеласа
не отлепляются, увы.
Седеешь милый- эх, зараза,
зато перо на оба глаза
надвинул, и "мон шер" без газов
не обойдётся тут увы.
Напишешь стих к едрене - фени,
Давай, вставай мой друг, с коленей,
или с колен- чего от лени
тут не напишешь, ах, увы.
Мон хер, тебе в маскву карета,
а за июнем будет лето,
но ты, прости, что я одета,
и не согрею я- увы.
Тебе Мюзетта и Жоржетта,
тебе - Лизетта и Одетта,
тебе.. ах, хватит пистолета,
так хватит, что всю жизнь- увы.
Но верю в подвиг твой безгрешный,
ведь сорок два уже, конэшна,
Что? Жер-ебец, тебе конюшня,
жуй сено-кос в ребро, увы. Shock
ДжуК

Джулия Коронелли  ⋅   11 лет назад   ⋅  >

Но пусть Газетта и Котлетта,
Не думают со мной «про это» -
Я обнаружил этим летом
Морщины, шрамы от узды
А по сему сказать намерен:
Я мрачный некрасивый мерин,
Для «света» я уже потерян,
Я не гожусь для борозды.

Я тихоход для следопыта,
Я с гривой лишаём побитой,
Мадам, я - старое копыто,
К несчастью - и подковы нет.
Я был стреножен, был и вольный,
Прошёл и пастбища и войны,
Сейчас же запах скотобойни
Настойчиво мне шлёт привет.

Рад, шо помнишь за меня, Юлия.

А в центральном мюнхенском пивном баре первая, с которой я танцевал, была Джулия, правда не из Москвы, а из штата Небраска.

Будь, красавица.

Gvidon  ⋅   11 лет назад   ⋅  >