Меня крестили в Рождество Христа
Меня крестили в Рождество Христа
В годину страшной смуты и разврата.
Апостольская зажженная свеча
Сливалась с ярким заревом заката.

В купели родниковая вода,
«Живая», говорили раньше русы.
И плакало озябшее дитя,
Вжимая крестик медный в свои руки.

Меня крестили в Рождество Христа,
Как будто бы последнего бродягу,
В избушке старой и без серебра…
А, может быть, все это мне в награду.

Когда склонялась чья-то голова
Во имя страшной смуты и разврата,
Меня крестили в рождество Христа,
Пытаясь уберечь от злого сглаза.

И плакало озябшее дитя,
Протягивая к свету свои руки,
Как будто бы вечерняя звезда,
Пророчески светила для разлуки.

Меня крестили в рождество Христа
В годину страшной смуты и разврата.
Апостольская зажженная свеча
Сливалась с ярким заревом заката.

Меня крестили в рождество Христа…