Владимир Куземко

Менты в законе-1. На "земле".
Куземко Владимир Валерьянович.
                      М Е Н Т Ы В З А К О Н Е .
                                     Из записок районного опера.



           Предисловие.

     Милиция - это власть над людьми. А власть меняет и деформирует души тех, кто ею обладает… Обычно так: чем больше у человека власти, тем меньше в нём – человека.

    Нашу милицию народ не любит. Мы, менты, ощущаем это кожей, и в принципе - понимаем, за что недолюбливают нас сограждане…

   Они не любят нас всех, скопом, за одну лишь нашу принадлежность к милицейской профессии. Но при этом мы между собою чётко различаем, кто из нас - более, а кто - менее заслуживает этой народной нелюбви своими словами, поступками и всем образом жизни…

   Мы видим и знаем, кто из нас всегда старался и старается оставаться людьми в самых бесчеловечных, порою, условиях. Не буду утверждать, что им это всегда хорошо удаётся. А иногда - не удаётся и вовсе… Но они – с т а р а л и с ь !..Тогда как многие другие - и не старались вовсе.

   «Я – не м у с о р , я – честный мент!» - любимая присказка многих моих товарищей, самоотверженных трудяг – розыскников. То есть в нашем понимании понятие «м у с о р» - много хуже, вреднее, несправедливее понятия «мент»… Кроме того «зла по необходимости», которое вынуждено творим все мы и каждый из нас, ментов, м у с о р привносит в свою работу и личную озлобленность, и корыстолюбие, и много-много других своих маленьких и больших недостатков, слабостей и пороков…

      М у с о р - это милицейское отребье, глухо презираемое даже своими.

   Плохие люди ведь есть везде, даже - в раю. И работают они повсюду, даже - и в филармонии… Почему же органы внутренних дел должны быть каким-то исключением?..

   …Но ещё более достойна презрения и людской ненависти та разновидность милицейских сотрудников, которых лично я бы назвал «ментами в законе».

   Это – те из нас, кто с годами не только нахватал себе достаточно звёзд на погоны, но и заручился «мохнатой лапой» наверху, став одним из членов привилегированной стаи, и теперь пользуется вполне осязаемой и действенной поддержкой на ещё более высоком уровне…

   На этом основании он считает себя вправе вытворять что угодно, и идти безнаказанно на практически любое злодеяние, - ничего не страшась, и не оглядываясь на закон, моральные табу и мнение окружающих…

   В принципе, в законченном и до конца сформировавшемся виде таковых – единицы. Это - высший ментовский комсостав, на уровне генералов и занимающих наиболее влиятельные должности полковников.

   Но бациллы «мента в законе» дремлют, потихонечку разрастаясь, в очень многих из нас, и мало кто смог уберечься от их развращающего воздействия…

   Кусочек власти, которой ты обладаешь, эта небольшая, врученная и тебе частичка общего права твоего государства творить над людьми замаскированный, но от этого не менее безграничный произвол – как яд, как наркотик, как самое сладкое и вкусное из всех лакомств!..

   …Пройдёмся по всем уровням этого явления, начиная с «низа», и кончая самыми высокими его «эшелонами»…




                       Часть первая. На «земле».

         
          Глава 1. Я - ОПЕР!..


                 1. Молекула власти.

   Начнём с меня. Старший лейтенант милиции, рядовой оперуполномоченный – «территориал» районного угрозыска. Ментовская «шестёрка», если называть вещи своими именами. Хотя нет, скорей уж – «семёрка»… Всё-таки не первый год оперюсь!..

   За каждую провинность начальство увлечённо дрючат меня во все отверстия, и используют, в числе прочих оперов, как затычку во все дырки. Ноль без палочки я для своих командиров, если честно!..

   Но это – только для них…

   Для граждан же я - представитель государства, одна из полноправных молекул его бездушной и всесокрушающей власти.. Перед мною заискивают… Ко мне бегут за помощью пострадавшие от злоумышленников… Моей «крыши» жаждут и добиваются многие, начиная с торгующих на рынке мелких коммерсантов, и кончая желающей завербоваться в ментовские сексоты, и тем самым получить временную амнистию собственным грешкам уголовной шушурой…

    И от того, помогу ли я этому конкретному человеку, или не помогу - зачастую целиком и полностью зависит его судьба в обозримом будущем…

   Тем же т е р п и л а м, допустим, я могу помогать, бросив прочие свои дела, а потому – быстро и эффективно… Но могу – и не делать ни хрена, для гарантии обложившись со всех сторон оправдывающими мою пассивность бумажками… А у человека ведь, возможно, украли все сбережения, оставив практически без копейки, в совершенном отчаянии… Ну куда ему теперь деться?!. Хоть в петлю лезь!.. Я же могу решить его проблему… Равно как могу - и не решать!..

   Вот только не говорите, что помогать я обязан каждому!.. Мало ли кто чего и кому обязан… Всем и каждому – не получается, нет на то ни времени, ни сил, да и - желания… Если понравится лицо данного человека (или, как вариант, если стимулирует материально) - могу посуетиться для него в ущерб остальным, а не понравится, или не отсыпал мне вовремя лавэ - извини, брат!.. На всех страждущих мои возможности - не растянешь.

   Так это ж я о честных людях говорю, о полноправных гражданах Отечества… Формально - хозяевах этой страны, в которой весь госаппарат только и существует для того, чтобы служить их интересам.

    Что ж тогда о криминальной мелюзге говорить, о всяких там хулиганах, алкашах, наркушниках, воришках, проститутках, гопниках, наконец?.. Для них-то я и вовсе - Царь и Бог!.. Что хочу - то с ними и сделаю!.. (В разумных пределах, разумеется…) Они это знают, и – трепещут, и боятся меня, безжалостного и справедливого…

   И недаром стерегу я каждый их шаг, обложив со всех сторон своими юркими агентиками, и взяв их «под колпак» всевозможными способами и методами пристального оперативного наблюдения… Они знают, что рано или поздно я «закрою» их всех, но для каждого - отмерен свой срок… И для каждого - колоссальная разница в том, брошу ли я его за решётку сегодня, или – отложу на завтра, а то и вовсе - на несколько месяцев…или лет…

   Дёргая за ведущие к ним ниточки, я определяю многие повороты их доль и судеб. Это в моих руках - занесённая над ними державная секира, и зачастую (хоть и – не всегда) только я и решаю, нанесу ли удар сейчас, или – замешкаюсь…

                                   2. Я на своей «земле».

   Вот он я - неприметный, щупленький, ничем не выделяющийся в людской толчее… Иду по своей «земле», по обслуживаемому моим подотделом микрорайону. Невиден и малозаметен, но многие меня и видят, и замечают.

   В окружающей людской толчее происходят неразличимые постороннему взгляду, но хорошо заметные мне перемещения и протуберанцы.

   Одни – поскорее отвернулись, чтобы случайно не встретиться со мною глазами…

   Другие – спешно заскользили между людских фигур, ускользая от моих бдительно стерегущих бандитское отребье глаз…

   Третьи, напротив, преувеличенно громко и любезно поздоровались, ещё издали тяня для рукопожатия распахнутые ладони… Я - не брезглив, на чистоту рук и помыслов в подобных случаях внимания не обращаю, некоторым из таких руку даже и пожму, - нужный человечишко, полезный, пригодный как источник информации… Или же - может быть использован как п о д с т а в а в одной из многочисленных, затеваемых мною оперативных комбинаций…

   Но от многих других - небрежно отворачиваюсь. Протянутая ко мне рука так и повисает в воздухе… Недостойны со мною ручкаться!.. Гниляки ничтожества, падаль, компры у меня на них уж на пять лет строгой изоляции, - пора уж «закрывать»… Завтра и закрою, последние деньки они
на воле болтается, хоть сами про то ещё не ведают… Гондоны!..

   Я иду по своей «территории»… Она не только – моя. Над нею много и других п а х а н о в , хозяев нынешней жизни, но те - брезгуют кусочничать, не подымают с земли упавшие крохи, оставляя их доклёвывать мелким птахам вроде меня…

 Но зато уж эти крошки – мои!

    Тусующиеся на моей «земле» мелкие ларёшники, карманные воришки, спекулянты, компашки подростков, наркоманы любители бухнуть, проститутки.
Это всё - мой народец, мои крепостные…
   
   Что захочу - то и сотворю с ними!..

   Понадобится мне женщина, срочно - бесплатно сниму любую из орудующих поблизости шлюшек, выбрав помоложе и незатрёпанней… И пусть попробует отказать мне, кошёлка!..

   Захочется после утреннего скандала с женою отвести на ком-либо душу - остановлю первого же попавшегося на глаза ханурика, отведу в безлюдное место, начну цепляться: «Чё у тебя в сумке?.. А в карманах?.. А чё глазёнки подозрительно бегают?.. А где ты был в позапрошлую среду, ориентировочно с 19.30 до 19. 45?.. Ах, не помнишь… Ну тогда - н-на тебе за это!.. Н-на!.. Н-на, сволочь!..» И – угощаю его десятком-другим отнюдь не пирожков с повидлом…

   А если, упаси Боже, ещё и наркота при нём найдётся, или - ножик, похожий на тот, который описывался т е р п и л о й во вчерашнем гопе… или ещё что-либо явно незаконное или подозрительное - тогда всё!.. Амбец ему… Отведу в райотдел, запрёмся в моём тесном кабинетике, и побью я его как мамонта - дубиночкой, рученьками и ноженьками, периодически приговаривая: «А теперь говори, педрила, чего такого-этакого успел натворить ты со времени нашей последней беседы?..»

   И ведь как следует нажмёшь на такого гадёныша, так обязательно за каждым – за каждым! - найдётся какое-нибудь злодейство… Вонючая кражонка хотя бы, или - мелкий наркосбыт…

   Абсолютно невиновных людей в природе не существует. И зря усмехаетесь, дорогие мои читатели, морща недоверчивые гримасы, - допроси я вас сейчас по полной программе - за каждым из вас что-нибудь обязательно да всплывёт…
Хочете – пари?.. Не хотите?!. Ну-ну…

     О блат-публике и говорить нечего, - бью и прессую я их, уже заранее зная что – виновны. Остаётся только уточнить, в чём именно…

   Но это не значит, что я сразу же и непременно навешу на сознавшегося «делюгу», и упеку его в «зону»… Зачем?!. Мест «зонах» всё равно хватает лишь на каждого второго-третьего из заслуживающих отсидки… Вот лишь каждого третьего я и «закрываю», руководствуясь в своём отборе: «кого казнить, кого - миловать» - не самодурством и случайным выбором, а - целесообразностью, интересами дела, конкретной криминальной обстановкой в районе и на моей «земле»…

   Этого я прощаю и амнистирую потому, что дружков-блатарей у него много, вполне подходящий он в мои сексоты…

   А тот - дал мне на лапу, и преступление им совершенно пустяшное, обязательной кары не заслуживающее…

   Ну а те - просто хорошие люди, случайно оступившиеся и втянутые в конфликт с законом… Без особой надобности хороших людей в тюрягу я стараюсь не кидать. Хотя если понадобится для дела, - не дрогнет рука и на них!..

   Что, скажете - суд определяет степень виновности и меру наказания, а не я?.. Да, и суд – тоже… Но суды перегружены делами. Где уж им вникать в тонкости, различать нюансы?.. Судья за те считанные часы, которые он видит подсудимого перед собою, не в состоянии узнать его поближе, почувствовать его душу, понять – чем человек дышит, и на что пригоден… Для судейских все подсудимые в принципе – на одно лицо.

    Я же, опер, с обвиняемым общался плотно неделями, а то и месяцами… А то и – годами, если он регулярно прохлаждался на моей «территории». И я знаю о нём то, что ни один судья никогда не узнает!.. И пусть не в моих силах вытащить человека из суда и отменить судебный приговор, но ведь я могу сделать так, что человек тот под суд просто не попадёт, верно?..

   Система правосудия в любой стране – это бесконечный конвейер сотворения различных бумажек. Совершено преступление - и орган дознания (то есть – опер) оформляет необходимые для возбуждения уголовного дела материалы - первый этап.

   Следователь строчит свои бумажки и подшивает их в уголовное дело, втыкая в него все нужные протоколы, справки, акты и экспертизы - второй этап.

   Суд на основании материалов следствия и происходящего в зале суда проводит процесс и выносит свой приговор - третий этап.

   А там ещё - кассационные жалобы, апелляции, просьбы о помиловании… В общем - бесконечная лавина всевозможных бумажек!..

   Так вот, хоть и не во всех, но достаточно во многих случаях стоит только мне, рядовому оперу, на самом первом из этапов оформить одну из бумаг не так, а этак, и второго со всеми прочими этапами - просто не будет!.. Или, как вариант, состоятся и они, но совершенно уж по иному сценарию, и вместо длительного срока страдалец отсидит короткий срок, а то и вовсе отделается «условняком»…

    Вот и получается, что не суд решил судьбу этого конкретного человека, а – я. Хотя об этом, очень может быть, никто или почти никто даже и не узнал…

   Проиллюстрирую примером. Ночью двое подвыпивших парней у коммерческого киоска шумели, требуя продать им бутылку водки и две пачки сигарет. Бабла у них немножко не хватало, а давать товар им в долг ларёшник, естественно, отказался… Тогда они со злости разбили два стекла в киоске валяющимся невдалеке на асфальте куском арматуры, но сделать больше ничего не успели: на шум прибежал милицейский патруль, и задержал их.

   Обоих доставили в райотдел, где они переночевали в «обезьяннике», а утром ими занялся я. Налицо были рапорт патрульных о задержании, объяснения ларёшника о произошедшем, «сознанка» обоих парней о том, что бедокурили и били стёкла… Мне осталось только определить, в какую сторону повернуть общее течение набирающего постепенно скорость бумажного потока.

   Можно без особых укоров совести оформить всё как заурядную хулиганку: парнишкам по имеющимся уже материалам суд автоматом влепит от 10 до 15 суток, плюс к этому ещё и стоимость разбитых стёкол после освобождения им придется возместить… В общем-то, это - пустяк.

   Но можно – сконцентрировать внимание на том, что требуемый парнями товар не был оплачен ими сполна, то есть имел место как бы даже и грабёж, а если разобраться досконально – то именно грабёж, без всяких оговорок!.. В нагляк, ночью, два негодяя пытались взять на гоп несчастного продавца, - нарисуй я такое в своём материале, и тотчас будет возбуждено уголовное дело. Этих двоих - в СИЗО, где они как миленькие отсидят несколько месяцев, пока длится следствие и готовится суд. (Впрочем, некоторых угораздило дожидаться суда и по несколько лет!) А там – и приговор. Минимум по этой статье – четыре года, но могут дать им и пять, и шесть лет…

    Но и это ещё не всё!.. Начни я копать совсем глубоко - чем стёкла-то били?.. Ломиком!.. Тем же ломиком они вполне могли и голову ларёшнику разбить… Отсюда вывод: грабёж был осуществлён опасным для здоровья и жизни пострадавшего способом, то есть это - самый что ни на есть стопроцентный разбой!.. Двое озверевших маньяков замыслили убить торговца и забрать его выручку, что и случилось бы непременно, кабы патруль не подоспел… Слава нашей доблестной милиции, предотвратившей очередную жестокую мокруху!..

   А разбой, братцы, это уж - особо тяжкое преступление!.. За него сроки дают – будь здоров, и при данном раскладе восемь лет усиленного режима каждому - это минимум светящего им… При неблагоприятном же настроении судей могут влепить и полновесный «червонец»!.. На моей памяти было даже два случая, когда в такой же ситуации давали и по двенадцать лет…

   Отсидеть 10 суток в изоляторе временного содержания или 12 лет в «зоне» усиленного режима - есть разница?.. Есть!.. Да ещё какая!..

   Так что вполне могли ребята загреметь в узилище на пару пятилеток и покорёжить себе всю оставшуюся жизнь этой в общем-то заурядной хулиганкой, - подумаешь, выпили хлопцы и покуражились маленько… И все основания имел бы суд с ними так поступить, но – не поступил. И не потому, что месяцами разбирался в ситуации, и просёк, что не опаснейшие бандиты перед нами, а – обыкновенные ребята, каких кругом - море…

   Нет, не по этой причине их судьбы остались не изуродованными, а потому лишь, что встретился в самом начале конвейера затянувшего их в свои шестерёнки грозного механизма правосудия я, молодой и пригожий… Сориентировался сразу, пробил личности обоих, понял - яйца выеденного то дело не стоит! И не достойно наше вонючее государство того, чтобы во имя его абстрактных принципов «законности и правопорядка» губить этих вот двух вполне конкретных парнишек…

   Тем более, кстати, что один из них в прошлом помог мне разоблачить и посадить своего знакомца-домушника, а у второго - маманя в супермаркете отделом заведует, и с неё можно получить в знак благодарности за освобождения сыночка некоторый презентик… Но можно – и не получать, это необязательно, желательно лишь… Я – не шкурник. Но тут важен принцип: мне выгоднее оказывается не «закрывать» эту парочку, и обществу это - выгоднее, и в конечном счёте это выгоднее даже и государству…

   …А я всегда стараюсь делать то, что выгоднее и полезнее!..

   Вот почему – никакого грабежа, а тем более - разбоя… Хулиганка!.. Чистой воды хулиганка!.. Народный суд по моему определению в тот же день отштамповал обоим по 10 суток, честно отмотали они их от звонка до звонка, мамаша одного из парней заплатила хозяину ларька за разбитое стекло, и мне выставила парочку бутылок коньяка - за проявленный мною гуманизм… Всем – хорошо!..

   (В данной ситуации я вправе был потребовать и более серьёзной мзды, но – не захотел. Это уж могло потянуть на «дачу взятки», что – чревато… А выпивка - это не взятка, а угощение! Сегодня добрая женщина угощает меня коньяком, завтра - я её, что ж тут плохого?.. И уважение ко мне проявлено, и риска для меня ни малейшего… А в будущем, если мне понадобится более серьёзная услуга со стороны завотделовши - всегда будет возможность напомнить об оказанной её семьё мною услуге…)

   Уже полтора года прошло со времени описанной истории. Оба парня наверняка уже и забыли про этом неприятный для них, но в общем-то мелкий инцидент. А ведь сложись всё иначе - были б сейчас за решёткой, и ещё долго-о-о-о-о-о находились бы там… Я их спас от большой беды. Они это знают (если забыли - в случае надобности обновлю им память), и я это знаю. И мне - приятно.

   …Собачья у меня работа, согласен… Но и она кое-что даёт. И самое главное – это ощущение силы и власти, ежедневно подкрепляемую уверенность в том, что я - умней, напористей, талантливей и удачливей многих других…

   Работа периодически рождает во мне чувство того, что я - Хозяин Жизни.


                                   3. Моя текучка.

   Вчера, к примеру, наглого бандюгу запутал в сетях оперативных комбинашек, и при сильнейшем дефиците улик в вещдоков сумел вначале - «закрыть» его, а затем - и вытрясти из этой падлы «чистосердечные», что обеспечит ему суровый приговор…

  Сегодня - вернул состоятельному чмырю часть уворованного у него мебельного гарнитура, а он в благодарность – выставил мне п о л я н у в кабаке средней руки…

   Завтра - прихлопну наркобарыгу. Не всех торговцев «дурью» надо прихлопывать, многие из них – вполне полезны в проводимых угрозыском «играх» с криминалом… Но есть и такие, которых пора уж - к ногтю!.. Вот одним из таких и займусь. Он – хитёр и изворотлив, а я - ещё шустрей и изобретательней, и никуда ему от меня не деться… Он будет моим!..

   Есть и совсем исключительные случаи, - вроде того, что случился в позапрошлом месяце…

   Мокрогубый пацан-пэтэушник завёл знакомую ему с детства девчушку на пустырь, там изнасиловал её вдоль и поперёк, а затем - перепилил ей горло прихваченной с собою из дома ножовкой.

   А позднее, когда на пустыре был найден растерзанный труп - первый же сочувствовал зарёванным родителям девочки, и клялся-божился найти и растерзать её неведомых убийц…

   И не следак - кретин выследил его, куда ему… Это я, опер, с самого начала этого пацана в чём-то смутно заподозривший… Глазки у него были какие-то… блудливые!.. Вот и намекнул гадёнышу, что кое-что о нём знаю…

   Заметался он от моих тёмных намёков, замандражировал, совершая одну промашку за другой… Я следил за ним внимательно, используя каждую возможность прокачать его «на косвенных»… Он и п о п л ы л…

   Вначале кинулся перепрятывать те простенькие золотые серёжки, которые снял с убитой - после того, как я ему насвистел, что знаю, где они лежат… Он и поверил, дурашка!.. Сам меня к ним, фактически, привёл…

   А позднее, на допросе, когда стал он от всего открещиваться, мол: «Увидел её на пустыре уже мёртвой, и забрал серёжки себе на память…», - и заключение экспертов не позволяло припереть его неоспоримо к стенке, - именно я полностью расколол его!.. И не только побоями, нет… Я его морально измордовал!.. Допёк его словами так, что убитая девочка встала проклятием перед ним, и не выдержал он взгляда её мёртвых глаз - сломался… Всхлипывал и рыдал в моём кабинетике, живописуя подробности того, как насиловал и убивал, но самое важное – заодно и рассказал, куда ножовку закинул, со следами крови и отпечатками своих пальчиков…

   Он ведь почему так легко сдался-то?.. Потому что я ему подсказал: если не отпираться, а всё признать, тогда больше шансов скосить «под дурика», и вместо «пожизненки» отделаться небольшим сроком принудительного лечения в психушке… Он так и планировал: подлечусь маленько, потом выйду на волю – и ещё кого-нибудь изнасилую и убью!..

   Но напрасно он губу раскатал!.. И не только потому, что никто из него, смышлёныша, делать дурика и не собирается, а и оттого ещё, что уж позаботился я пустить перед ним слушок в СИЗО, в ту камеру, где ему до суда сидеть придётся: вот вам, ребятушки, подбрасываем на перевоспитание редкостного уродца, который дитя оттрахал, убил и ограбил в придачу!.. О-о-о, чую - тяжко ему в камере той придётся…

   …И почему-то уверен я, что уж никого этот губастенький не снасильничает и не убьёт…

   …Власть над людьми – страшная сила… Привыкаешь к ней - почти мгновенно, а отвыкнуть потом – почти невозможно…






                             Глава вторая. СТАРШИЙ ОПЕР.

1. Ненавижу!...

   Спросите нас, рядовых розыскников, кого мы ненавидим больше всего?..

   Бандитов?.. Нет…

   Большинство бандитов - сволочи. Иногда какая-нибудь бандитская мразь натворит совсем уж несусветку, - ребёнка, к примеру, по-садистки убьёт, или - руку на мента подымет… Такая иногда злоба вспыхивает на таких - так и прибил бы!..

   Но, отведя душу на этой мрази руками и ногами, – успокоишься, оттаешь душой… Кто целиком и полностью находится в твоей власти, кто уж не опасен - тот не может быть объектом жгучей ненависти… Вот почему отношение оперов к бандитам в целом - спокойное, сугубо профессиональное, бесстрастное, почти что благодушное… Их дело - воровать, грабить, насиловать и убивать. Наше дело – ловить и изобличать их… Как говорят в Голливуде, «ничего личного - только бизнес!» А начни мы волноваться и палить с каждым криминалом нервную систему - долго не протянем…

    Кого же ещё можем ненавидеть мы долго и жарко – уж не своих ли горячо
любимых тёщ?..

   И опять – мимо…

   Тёща – тоже человек, особенно если общаться с нею не очень часто. Согласен, раздражает она порою чертовски…
 
    То сделает что-нибудь «не так», то варежку разинет невпопад… Естественно - огрызнёшься парой ласковых, а после - несколько месяцев приходится воздерживаться от и без того не слишком регулярных встреч и общений… (Это – хоть и огорчительно, но не очень…)

      Однако же не только ведь вред от тёщи, верно?.. Изредка денежку своей дочери (твоей жене, то есть) подкинет, или внучонка возьмёт к себе на выходные, чтоб вы сами немножко отдохнули от сынули… А там, глядишь, заскочив как-нибудь в гости к любимой тёще, чем-нибудь вкусненьким у неё нажрёшься…

   Короче, отношение к тёщам - избирательно -неоднозначное. Порою – так и хочется пристрелить вредную каракатицу!.. А иногда - совсем наоборот.
«Спасибо вам, Серафима .Лукинична, за то, что вы есть на этом свете!» (Да-да, однажды по пьяни своей тёще так и ляпнул, - до сих пор вспоминать стыдно… Никогда не буду больше в её присутствии так напиваться!..)

   Но кого ж тогда дружно и сплочённо ненавидят лютою злобой практически все опера?.. Кому в любую секунду готовы вцепиться в глотку?.. О ком не могут вспоминать без зубовного скрежета и душевной боли?..

   Ответ один: это - наше Начальство!.. Ох и допекло же оно нас - до самых что ни на есть печёнок!.. И так норовят нас утеснить отцы-командиры, и этак… То одну подлянку кинут личному составу, то совсем другую… Словно живут по принципу: ни дня без того, чтобы не учудить побольше гадостей подчинённым!..

    И дело даже не в том, что наши начальники - так уж плохи… Тогда хоть была б надежда, что плохих начальников когда-нибудь будет замененят хорошие, и дела наладятся… Но нет, «начальник» - это как клеймо на занимающем эту руководящую должность, вне всякой зависимости от того, хорош или плох он сам по себе…

   Просто поганый человечек в шкуре начальника делается ещё поганее, а совестливого - место руководителя курвит и портит… Иначе – нельзя, - должность такая!..

   Наше начальство – как передаточное звено между морем терзающих наше общество проблем, и неспособностью властей (по всевозможным объективным и субъективным причинам) их своевременно и в полном объёме решать… А решать - пытаются, Отсюда - куча идиотских законов, инструкций, приказов, указаний и поручений…

   С самого верха эта снежная лавина катится вниз. Руководство всех уровней призвано обеспечить «неукоснительное исполнение» того, что исполнить – невозможно, даже и теоретически… «Верхи» - давят, «низы» - химичат и ловчат, начальство сердится и гавкает, подчинённые оправдываются, врут, выкручиваются и живчиками увиливают от разоблачения и кары… Но то и дело кого-нибудь всё ж разоблачают и наказывают, позабыв только объяснить ещё не разоблачённым, как можно жить и полноценно исполнять служебные обязанности, не совершая именно того, за что недавно был покаран наш «засветившийся» товарищ…

    В одном нашему начальству не откажешь - обойтись совсем без него всё-таки нельзя. Кто-то же должен управлять стихией!.. Кем-то так или иначе приходится жертвовать, испохабив его назначением на руководящую должность. Вот и - жертвуем… Иногда - достойными, совестливыми и работящими (таких потом – жальче!), но в основном- типичными м у с о р а м и… Если уж кто-то должен исполнять роль курвы и гниды, так уж лучше – они!..

    …Лично я, к примеру, ни за какие коврижки в руководители не пошёл бы!.. Ну его… Делать «как надо» мне всё равно не дадут, а исполнять слепо всё, что требуют - не хочу!.. Ну то есть как… На своём уровне именно этим я каждодневно и занимаюсь, но при этом отвечаю - только за себя, и сам держу ответ перед своей совестью. А если поставить меня во главе какой-нибудь команды - поневоле придётся заставлять других делать немалое количество гнусностей, гадостей и подлостей… Не желаю!..





                    2. Какашка средней вредности.

   …Что способн сделать пусть и маленькая, но всё-таки власть над людьми с её обладателем - покажу на примере возглавляющего наш территориальный подотдел старшего оперуполномоченного.

   (Для справки: наш подотдел курирует один из маикрорайонов Заводского
района города Энска. Жилмассив поделен на две половины. Два опера (или, как вариант, опер + помощник опера) опекают одну из половин, ещё два - другую, возглавляющий же подотдел старший оперуполномоченный (обычно – в капитанском звании) координирует их деятельность, и отчитывается за них перед начальником угрозыска).

   В общеизвестной и правильной мысли: «Чем выше занимаемая должность - тем дерьмовее человек!» - есть маленькое исключение: это когда и на невысоких должностях оказываются личности малозначимые и вредненькие…

   Нельзя сказать, впрочем, что наш капитан - дурак. Сам по себе он вовсе не глуп… (Да дураки начальниками обычно и не становятся. Чтобы выбиться в чины - нужны хоть какие-нибудь, да смекалка, определённая хватка, некоторая ловкость, наконец…

   И человек-то наш старший опер - не из самых паршивых, нет в нём природной зловредности и желания нагадить ближнему… А в своё время, когда был он ещё рядовым оперуполномоченным в этом же райотделе, даже и уважали его товарищи за старательность и работящесть…

   Но потом, оценив его плюсы, и за неимением большого выбора кандидатур, назначило его руководство пусть и маленьким, но - боссом!.. И сразу же таким «тормозом» заделался…

  Не имея ни малейших организационных талантов, будучи не способным сплотить и повести за собою свой маленький коллектив, с максимальной пользой эксплуатируя сильные стороны и достоинства каждого, он в то же время - суетился изо всех сил, стараясь доказать начальству, что оно не ошиблось в выборе, приподняв его над общей массой… Доказывал всячески, что вполне заслуживает если и не дальнейшего повышения по служебной лестнице, то хотя бы - оставления в прежнем, «приподнятом» состоянии, и больше всего боялся возврата в былое, «молекулярное» состояние…

   Постоянные крики, матюки, идиотские поручения, зачастую – бессмысленные, ещё чаще – неисполнимые… Дёргал ребят по мелочам, а помощи в серьёзных вопросах от него - не дождёшься!.. Понятно, что в таких условиях работа завалилась, и показатели покатились под уклон…

   На оперативках в РОВД нас всё чаще начали склонять во всех степенях. Но своей вины в этом капитан вполне искренно не замечал, «вы же видите, я днюю и ночую на работе!», а поскольку кто-то конкретный ответить за провалы должен, то во всех неудачах - клял подчинённых ему оперов: такие и сякие, блины, болваны, бездельники, шишкастая палка им всем в рот!.. А всё - почему?.. Да потому, что гениальных его указаний не исполняют в точности!..

    Ладно… Разберёмся с тем, что же конкретно он указывает…

    Скажем, вызывает меня к себе и интересуется: «Чем думаешь заняться?..» Ну, думать-то я могу пивка хлебнуть в любимом мною пивбаре «Три богатыря», невдалеке от райотдела… Но отвечаю – что положено: «Через час со следователем Сысуевым и вором-форточником Демьяненко едем на «территорию»… Вор дал вчера явку с повинной на совершение им кражи по Мостостроительной, дом 24, в позапрошлом месяце… И теперь - воспроизведём события на месте, пусть всё покажет и расскажет, под протокол и при понятых… На этот месяц следак уже не успевает закончить оформление раскрытия кражи, а вот в показатели следующего месяца это - пойдёт!..»

   Казалось бы, ясно всё объяснил, да?.. А старший опер - взрывается: «Ты об этом месяце думай, а не о следующем!.. У нас в этом месяце по раскрытиям – полный завал… Значит так: немедля езжай на опрос свидетелей по краже «Москвича» у фотографа Фридмана!»

   Недоумённо пожав плечами, пытаюсь объяснить: следователь уже ждёт доставки домушника из СИЗО, и та кража уже раскрыта, осталось только задокументировать… А эту - ещё только предстоит раскрыть, и удастся ли найти вора - большой вопрос!.. Наверняка «Москвич» уж разобран на запчасти, и продан в качестве таковых на местном рынке…

   Затем, поколебавшись, сообщаю заветное: с «Демьяном» есть негласная договорённость, что вдобавок к своей «родной» краже, он при воспроизведении возьмёт на себя ещё и две «левых», не им совершённых… Ему ведь всё равно придётся сидеть - что за одну кражу, что за три… А нам - приличный довесок к показателям раскрываемости!.. Мы же за это его куревом и чаем в СИЗО «подогреем»…

   Любому оперу такие аргументы - что железобетон. Но капитана заклинило: «Я сказал – езжай на адрес к фотографу, и точка!..» И кулачком уж по столу стучит, словно и впрямь меня в чём-то худом уличил

   А ведь я лишь о службе беспокоюсь!.. Мне-то лично что - больше всех надо?..

   Хотя и - вру… Его долбоёбство рекошетом бьёт и лично по мне. Послушайся я старшего опера - не будет в следующем месяце трёх раскрытий преступлений в мой план… Запишут невыполнение!.. А если ещё и на работу угораздит разок опоздать, или же залететь в какую-нибудь халепу по пьяни - объявят строгий выговор, а то и - неполное служебное соответствие… Так недолго и из органов вылететь!.. И этот мудила за меня ни за что не вступится, наоборот - напомнит: «Ты ж и к Фридману тогда – лишь после второго напоминания выехал!..»

   Самый лучший вариант в таких случаях: внимательно выслушать старшего опера, старательно ему поддакивая, а затем - сделать по своему, как и планировал… Ну а отмазку перед капитаном потом придумать – это уж дело техники!..

   …И оно мне надо - вместо поддержки своего непосредственного начальника иметь от него постоянно одни чиряки на задницу?.. А ведь у нас в «конторе» такое - за правило. Редко когда встретишь дельного руководителя, да и тот вынужден как-то маскироваться, подделываясь под общий стиль долбоёбства, чтоб «вышестоящие» не опознали чужака и не съели… Таких примеров - уйма…

  Между прочим, до этого старшим опером был у нас совсем иного склада товарищ: неугомонный, заводной, весь - в работе… Постоянно бегал, лазил где-то, вынюхивал, высматривал, с людишками топтался, выведывал нужную информацию…

   Бывало, появляется возможность всем подотделом сесть и спокойно напиться. Всем подотделом так и делаем, один он - сорвавшись с места, мчится в СИЗО, допустим, - «из оперчасти звонили - можно пробить сознанку по мокрухе в Лосиной балке!..»

   Ну-ну, думаем… Старайся там, бегай, пока мы будем конкретно бухать!..

   Но чужая старательность - заразительна!. Глядя на такого «старшого», иногда и самому хочется что-нибудь сотворить сверх уставного!..

   Потом забрали того «старателя» с повышением, в горУВД. Иногда встречаемся на совещаниях и оперативках. Если просишь его о помощи - сразу же: «да, конечно, о чём разговор?!» И - делает всё, как обещал… Толковый мужик.

   А с этим, нынешним, не то что работать - даже находиться вместе в одном здании не хочется!.. Мудила…



   



   
Замечания

Кажется, у Честертона есть замечание о том, что "во всем мире полиция больше похожа на царскую охранку, чем нам хочется думать".

Валерий3  ⋅   8 лет назад   ⋅  >

Гм... Коллега, при всём моём уважении - в царской России "охранка" - это одно, а полиция - это совсем другое. В современных понятиях это - как КГБ и МВД. Теперь вопрос: чекисты и менты похоэи друг на друга?

Историю России надо знать лучше!

Владимир Куземко  ⋅   8 лет назад   ⋅  >

 Wave 2

Анна Лаура  ⋅   11 лет назад   ⋅  >