Владимир Куземко

Менты в законе-3. Город.
                                                                       Куземко Владимир Валерьянович.
           М Е Н Т Ы В З А К О Н Е .
                         Из записок районного опера.


                               Часть третья. ГОРОД.


       Глава 6. НАЧАЛЬНИК ГОРОДСКОГО УГРОЗЫСКА.

                    «Монстр – профессионал».


1. Наказан за преданность службе…

   Два года назад ушёл на пенсию предыдущий начальник городского угрозыска. Точнее говоря, его «ушли», вынудив написать заявление, при обстоятельствах весьма интересных и поучительных…

   Понадобилось капитально отремонтировать здание городского УВД. Наша держава нынче средства на подобные цели выделяет такие агромадные, что хочется смеяться долго и заразительно… Но руководству ГУВД нужен был ремонт а не кончина от длительного и неудержимого хохотунчика, поэтому имевший множество «деловых знакомств» среди богатеньких людей нашего славного города Энска начальник горугро легко нашёл группу воспылавших любовью к родной милиции спонсоров. и на их туманного происхождения денежки оплот Энского законности и правопорядка был отстроен быстро и качественно. Остались довольны и благодетели, в обмен на свои бабки негласно получившие некоторые поблажки и послабления со стороны контролирующих их деятельность суровых проверяющих органов…

   Казалось бы, кому от этого может быть плохо?..

   Но недавно назначенному начальнику областного УВД вдруг не понравилась стремительно облагороженная махина Энского городского Управления, и он на одном из совещаний сухо поинтересовался у начальника горУВД, не на криминальные ли денежки произведён этот ремонт?..

   Смешной вопрос… А какие же ещё могут быть большие деньги в наше смутное бандитское время?!. Ответ на этот вопрос подразумевался сам собою, и потому этот ответ никакого значения не имел, главное же - в том, что генерал счёл нужным этот вопрос задать…

   Скорее всего, это означало, что уж и до столицы докатились нехорошие слухи о тесной смычке энских ментов с легализовавшимися полу-криминальными (а то и вовсе - криминальными!) структурами, типа: «Вот до чего дошло: милицейские ГУВД попали под опёку тёмных личностей, по сути - обыкновенных бандитов!..»

    Кто-либо из замов министра в беседе с нашим генералом проявил лёгкое любопытство по этому поводу. Не в плане: «Надо выяснить и наказать виновных!», а - «Слишком много шума… Надо бы как-нибудь исправить…»

   Ну а как исправляются подобные промашки - известно. Кто-то должен стать «стрелочником» и уйти «на заслуженный»… Пожертвовать решили начальником городского угрозыска. Начальник ГУВД, вызвав его к себе, лаконично предложил в течении трёх суток либо предоставить ему полный отчёт о происхождении израсходованных на ремонт средств, либо написать заявление об уходе на пенсию.

   «Понял…» - кивнул слегка побледневший розыскник, и на следующий же день – подал заявление об уходе на пенсию.

   Все проинформированные люди в городе, узнав про эту историю, сочувствовали пострадавшему ни за что менту: «Он же для дела старался, а его - обгадили!..» Разумеется, со всех сторон к оказавшему в паршивом положении экс-начальнику тотчас потянулись желающие помочь дружеские руки, и для начала его взяли со-учредителем в одной солидной коммерческой фирме, а через некоторое время, когда шум от этой истории постепенно утих - его избрали депутатом горсовета, в котором он тут же возглавил комиссию по контролю за деятельностью правоохранительных органов. Отличный заработок, влиятельное положение, уважение всеобщее…

   Короче, человек в итоге ни капельки не пострадал, а только выиграл.


                  2. Портрет Бизона.

   Но вернёмся к городскому угрозыску. Новым начальником здесь стал первый зам предыдущего, бритый наголо кряжистый подполковник с сумрачным взглядом. О нём мне и хочется рассказать поподробнее…

   Кличка среди розыскников города у него почтительная - «Бизон». Очень подходящее прозвище, учитывая нечто неуловимо-звериное в его повадках, взглядах, манерах держаться, в его цепких и поросших жёсткими чёрными волосами мускулистых руках… От него незримо исходило ощущение с и л ы, пугающее даже его коллег и начальников, а что уж тогда о криминальных сявках говорить!..

   Из всех лично мне известных ментов он, пожалуй, больше всего похож на сложившийся в моём представлении идеал.

   Розыскник от Бога - изворотлив, смотрит на много ходов вперёд, голова постоянно «варит» и находит смелые и нестандартные решения… Плюс к этому - отличное чутьё и понимание обстановки. С лету схватывает ситуацию, просекая, где надо быть жёстким, решительным, идти ва-банк, напролом, до конца, до полной победы, а где - следует обойти препятствие, уклониться от открытого столкновения, совершить ряд непонятных со стороны маневров, конечная цель которых - постепенно приближать его к цели, к успеху, к победе, - но ясным смысл его действий становится именно в самом конце…

   Не просто ум, помноженный на хитрость, но и целый ряд сугубо профессиональных качеств: дотошность, внимательность, усидчивость, наглость, напористость разящего тарана, умение за считанные минуты в беседе с любым человеком определить структуру его личности, и правильно выбрать средства и способы воздействия на него, достаточные для получения требуемого результата…

   Кое-что из этих качеств - врождённое, но в основном они вырабатываются лишь с годами… Вот почему невозможно быть хорошим розыскником в 22-25 лет, - нужно иметь за плечами хотя бы 10 лет службы «на земле», на самом что ни на есть переднем фронте борьбы с преступностью…

   Бизон прошёл все без исключения ступени служебного роста, нигде ни разу не споткнувшись… Он не был «скороспелкой», и не достиг каких-либо особо заметных чинов и должностей (а ведь иные из его сверстников были уж в высоких рангах, и даже заседали в министерстве!), но то, он делал – он делал лучше всех остальных… Никто не смог бы сравняться с ним…

   В своём ремесле он - супер-Ас!..


2. Стиль работы.

   Назову два главных его достоинства.

  Первое – он ценит, уважает и умеет использовать с максимальной эффективностью свои кадры. Вокруг него сложился сплочённый коллектив толковых и преданных лично ему сотрудников. Как никто он умеет выжимать из них все соки, не зная и не желая знать от них никаких слов вроде: «Нет!», «Не могу!», «Не справлюсь!»

   Те задачи, которые он чётко и обоснованно ставит перед своими сотрудниками, они обязаны выполнять любой ценой. И даже не любой, а – соразмерной с важностью поставленной задачи… Ведь нельзя израсходовать все силы и ресурсы на решение чего-либо одного, одновременно оголяя все прочие участки. Действовать надо комплексно, системно, поэтапно…

   Кто не умеет добиваться требуемого - тот не нужен и безжалостно отбраковывается, но кто умеет - тех надо беречь от ненужных, бесполезных для дела перегрузок, быть им «крышей» и от тупоумия начальства, и от наездов с т ё р к а м и со стороны конкурирующих правоохранительных структур…

   «Я отвечаю за вас!.. Я отвечу за всё!» - написано на словно бы грубо вытесанной из камня физиономии Бизона.

   Никогда и ни при каких обстоятельствах он не сдавал и не сдаст своих людей. Они знают и ценят это.

   Уважать и беречь своих оперов - это значит после вызова «на ковёр» для разноса к руководству никогда не срывать потом зло на подчинённых… И даже не потому, что – добр и гуманен, а просто – неразумно это, нецелесообразно, вредно даже для интересов дела… Быть со своим оперсоставом всегда - спокойным, благожелательным, не тыкать мордой в ошибки и промашки, а терпеливо учить… Не самоутверждаться за счёт нижестоящих, а помогать им, потихонечку наращивать их силы и возможности, и затем – опираться на их возросший потенциал…

   Почти единственный в городском угрозыске, Бизон не матюкается, и никогда ни на кого не кричит. Внятно и доходчиво он объясняет то, что считает нужным. Вместо воплей - аргументированные объяснения, так- разумнее… И ни в коем случае никого не обзывать - оскорбляющий другого (а тем более - своего подчинённого!) в конечном счёте оскорбляет самого себя!..

   Для него главное в сотрудниках - их деловые качества. По жизни ты можешь быть грубияном, невеждой, редкостным пьянталыжкой, каким угодно мальчишом – плохишом или Карабасом – Барабасом, но если в тебе есть задатки крепкого розыскника, если ты способен давать реальный результат - Бизон до конца будет тебя тащить, защищать, развивать в тебе твои задатки, всячески поощрять в нужную ему сторону…

   Исключительно справедливый со своими оперативниками, он крайне жёсток и даже жесток по отношению к «подучётному элементу», ко всей той уголовной шушере, с которой угрозыск и работает.

   У любого имеющего с ним дело бандита есть вполне реальный шанс остаться не измордованным – если он немедленно даст нужные угрозыску показания. Пытающихся же организовать сопротивление Бизон немедленно стремится сломать физически и морально. Ничего личного, ни малейшего признака раздражения и злобы… Преступник для Бизона - лишь подлежащий должной обработке продукт на производственном конвейере, как для рабочего автозавода, например, какая-нибудь деталь двигателя или подвески…

   Но ломать сопротивление допрашиваемого - вовсе не значит быть бездумно жестоким и кровожадным. Каждый шаг розыскника в такой ситуации должен быть продуман и просчитан. К каждому «клиенту» нужен свой подход. Одни раскалываются на одном, другие – на другом, а с третьими лучше и вовсе не связываться, ибо при данном раскладе они - вне возможностей воздействия со стороны городского угро…

    Подавить психику «клиента», или же, наоборот, расшевелить его, заинтересовать чем-либо, показать ему перспективу, столкнуть с того тормоза, на который он сам себя внутренне поставил… И всё это - строго индивидуально, с доработкой стратегии и тактики по ходу дела… Нюансов ведь здесь – масса, и всё заранее учесть - невозможно.


3. Без пощады…


   При малейшей возможности Бизон старается научить своих людей тому, чем в совершенстве владеет сам. И тут неважен уровень подлежащей решению задачи… порою и в самом мелком, незначительном случае появляпется возможность продемонстрировать ту или иную «домашнюю заготовку» или импровизацию, сверкнуть брильянтиком изящной оперативной комбинации, чтобы у подчинённых аж аппетитные слюнки потекли от хорошей зависти и восхищения им…

   И вот - конкретный случай для иллюстрации.

   Задержали вора. При задержании он пробовал ножиком отмахаться, да и потом, на первых допросах, вёл себя нагло… И когда его ударили - так врезал сдачи. Что наш сотрудник, отлетев и рухнув на стол, поломал казённую мебель. А денежек на ремонт оной райотделу, между прочим - не выделяют… В общем, осерчали наши ребята на гада, и крепко помесили его ногами и руками… Но чем больней таких упёртых гондонов колотишь, тем сильней они обычно крепчают… Замкнулся он в себе. Сидит на стуле, уставясь глазами в какую-то точку перед собою, и в ответ на все вопросы талдычит одно и то же: «Ничего не знаю!.. Можете доказать – докажите, а не можете – отпускайте!»

   Так продолжалось на протяжении почти трёх суток, к исходу которых после 72 часов задержания мы обязаны были либо предъявить ему обвинение, либо - отпустить на свободу…

   Обвинить же его было трудно… Да. нашли при обыске на адресе его сожительницы кое-что из числящегося в списке краденного в районе за последние недели, - но ведь он как всё объяснил?.. «Накануне всё купил на толкучке!..» Понятно, что - врёт, но не докажешь ведь!..

   И начало казаться нашим хлопцам в оконцовке, что вот-вот сорвётся стервец с крючка… Но тут в райотдел по каким-то своим делам подъехал начальник городского угрозыска. Услышав информацию про ситуацию с таким-то, ненадолго задумался, а потом – велел привести к нему в РОВД сожительницу того самого вора.

   Привезли её. Покалякали они о том о сём в кабинетике замначРОВД по оперативной работе. Бизон представился ей «проверяльщиком из ГУВД», дескать - возникли некоторые сомнения в законности задержания её суженного, вот и решено было кое-что уточнить… Смыслом же этого разговора было - узнать что-либо эдакое об уркагане, нащупать у него какую – нибудь уязвимую точку…

    Бизон, когда хотел, мог показать себя и обаятельным, и все-понимающим, - куда там дуре-бабе было устоять перед напором его мужского шарма и агрессивной сексуальности!.. Вот и проболталась, помимо всего прочего, что живёт с таким-то уж три года, и он очень хочет иметь от неё ребёнка, но в прошлом году у неё был выкидыш. И вот сейчас - опять беременна, на третьем месяце… Ага!..

   Аккуратно выпроводив ставшую ненужной бабёху, подполковник приказал привести к нему в кабинет упёртого бандита. Для начала минут двадцать поговорил с ним для разминки о том о сём, а затем - спокойно и твёрдо нарисовал ему перспективу на ближайшее будущее: или сейчас же тот сознается в серии совершённых им краж и гоп-стопов, или его сожительницу вот сейчас же в соседнем кабинете допросят с пристрастием и немножечко побьют… Бить будут мастерски, не оставляя никаких следов, но будущему ребёночку гарантированно будет - полный звездец… Откинет неродившееся дитятко копытца-то… Да-да, устроим ему выкидыш!..»А ты что – сомневаешься в моих словах?!.»

   Ошарашенный уголовник вскинул на мента всполошенные глаза, всмотрелся… И понял: ТАК И БУДЕТ. Этот - не шутит и не пугает. Если сказал – то и сделает. Обратки – не будет!..

   И Бизон знает, что в таких ситуациях обратно свои подобные обещания – не берут. Не исполни он хотя бы раз одно из своих столь же мрачновато-ужасных обещаний - и поколеблется его чувство уверенности в самом себе. Окажется подорванным окружающий его ореол мощи и беспощадности. И тогда бандиты, почуяв в нём слабину, перестанут его бояться и уважать, а это – конец…

   Этого он себе позволить не мог. И если ценой сохранения его ментовской репутации должна была стать жизнь находящегося в утробе матери ребёночка, то пусть тогда так и будет. Это – плата небольшая. Ему ведь и большую платить приходилось неоднократно…

   …И на 41-й минуте разговора бандит всё признал, и во всём сознался. Вот это - класс работы!..

   При этом обратите внимание на одну не всеми улавливаемую тонкость: угрожая избить беременную женщину, Бизон заранее з н а л, что делать ему это не придётся. В том-то и заключалась одна из граней его оперативного таланта, что для удара по «клиенту» избиралось именно САМОЕ УЯЗВИМОЕ место, с практически стопроцентной гарантией того, что тот не выдержит шантажа, и сделает всё, чего от него требуют…

   Теоретически «вор», конечно, мог блефануть, продолжая всё упорно отрицать, в убеждённости: «На понт берут… Не посмеют!..» Но, во-первых, слишком уж крепкие нервы надо иметь для столь рискованной игры, и, во-вторых, случись невозможное, и не пойди «клиент» на уступки - Бизон СДЕЛАЕТ всё, что было им обещано. Иного варианта у него просто не оставалось бы…

   Мало кто способен устоять перед продуманным, разносторонним, комбинированным нажимом ведущих расследование профессионалов. Пресс (моральный и физический) самого «клиента» умело сочетается с создаваемыми для его ближайшего окружения вредными условиями существования, - как ни странно, но сломать человека зачастую легче не на нём же самом, а на ком-нибудь из его близких. Главное только – не ошибиться в выборе адресата. Это должен быть именно тот из близких допрашиваемого, кто ему более всего дорог, и ради кого он готов будет идти на величайшие жертвы…
   


4. Агентурные игры.

Было у Бизона ещё одно достоинство, делавшее его супер-розыскником, стоявшего на две головы выше прочих: у него были самые лучшие в городе агентурные позиции. На этой теме остановлюсь детальней.

   …Любой сотрудник уголовного розыска, начиная с меня, рядового районного опера, и кончая начальником угрозыска страны, имеет свою сеть агентов в криминальной среде.

   Частично это - сеть сексотов, полагающаяся ему по должности, и передаваемая ему «в наследство» от предшественников, но во многом, а
зачастую даже в большинстве – это его личные, известные только ему одному агенты, которые ему чем-либо крупно обязаны, и работают только на него персонально.

   (Что не исключает ситуации, когда мой личный агент одновременно может
являться и «штатным» сексотом какого-нибудь другого опера. Тому он не докладывает о тайном сотрудничестве со мною, как и мне не сообщает о сотрудничестве с ним).

   Чем больше у меня агентов, и чем прочнее и влиятельнее их положение в криминальном мире, тем точней и обильней информацию о преступности я получаю, и тем больше у меня раскрытий совершенных преступлений, а также – преступлений, которые были пресечены в самом начале…

   Тогда и показатели у меня - самые высокие. Меньше сил и времени трачу на малопроизводительную беготню… Мне уж не надо выяснять, к примеру, кто грабанул коммерческий киоск на Пушкинском спуске, - и так уж от одного из осведомителей знаю: Мишка Гусь сработал, которого в позапрошлом квартале освободили…

   И самого Гуся искать не надо,- от другого агента с утра ещё знаю, что ошивается он на притоне у Ирки Сотниковой, ш и р я ю т с я вместе… Поэтому и всех делов: съездить к Ирке за Мишкой, и затем – пробить Мишку на грабёж, что – дело техники…

   Почему у одного опера агентуры – множество, и весьма ценной, а у другого – кот наплакал, да и не агенты, а так… кошкины слёзы… Да оттого, что первый из розыскников – умеет… не скажу даже, «вербовать агентов», а – заводить себе друзей… Он думает и работает на перспективу. Его цель - не сиюминутная выгода, а дальновидный и трезвый расчёт вариантов. Подобно сильному шахматисту, он видит перед собою всю предстоящую ему партию, а не только лишь несколько первых ближайших ходов…

   Типичная ситуация: поймался с поличным мелкий воришка, - молодой ещё, губошлёпистый, потому и попался… Но – с характером, и чувствуется в нём некий стержень… Можно оформить на него делюгу, сдать следаку, и забыть через пять минут, а можно - установить психологический контакт, заинтересовать собою, показать всю выгодность сотрудничества и со стоящей за мною силой, и лично – со мною, как с её полномочным представителем…

   Иногда полезно и вовсе отмазать парня от наказания (причём – задарма, без всякой мзды, исключительно из соображений деловой целесообразности). В других же ситуациях - хотя бы облегчить участь, поспособствовать переквалификации более серьёзных на менее серьёзные преступления в предъявленном обвинении…

   Казалось бы - пустяк, но сидеть ему тогда на несколько лет меньше, а когда сидишь и кожей каждый год остро ощущаешь, разница - колоссальная!.. И потом, когда он освободится, можно напомнить ему деликатно, кому именно обязан он тем, что сидел только два года, а не все шесть…

   Агентов, повторюсь, у каждого из оперов предостаточно, однако в основном все они - одноразового (или близкого к тому) пользования. Год-два поработал такой со мною - и «сгорел», засветился перед криминалами, стал для меня неинтересен… Или же - попался сам на каком-то преступлении, и загремел надолго в тюрягу…

  Но с годами у любого опытного розыскника складывается его личная «сексотская гвардия», - десяток-два самых лучших и относительно хорошо зарекомендовавших себя агентов. И чем талантливее розыскник именно в работе с людьми - тем его личная «гвардия» - многочисленней…

   В чём я, опер, заинтересован?.. В том, чтобы мои люди занимали как можно более влиятельные места в уголовном мире моего региона!.. В идеале - чтобы они были главарями орудующих на моей «территории» банд, или хотя бы входили в ближайшее окружение этих главарей!..

   Более того, опять-таки из соображений оперативной целесообразности, я на протяжении длительного периода делаю всё от меня зависящее, чтобы МОИ бандиты подмяли под себя всех чужаков, одних – подчинив себе, других – вытеснив в иные места, а третьих - и вовсе убрав…

   И если агентуру я себе подобрал действительно крепкую и решительную, то, опираясь на мою незримую поддержку, и используя передаваемую мною информацию о конкурентах, помогающую побеждать их, они в состоянии взять под свой контроль довольно-таки значительные «куски» криминального «пирога»…

   Теперь спросим: а что – дальше?.. Произвести массовые аресты и задержания, опираясь на получаемую уже в свою очередь мною от сексотов информацию?.. Ни Боже мой!.. Это неразумно… На смену арестованным быстро встанут другие, мне совершенно неизвестные, и изобличить их будет куда труднее, ибо свою агентуру на предыдущих арестах я «спалил»,
оставшись слепым и немым...

    Старых сексотов - потерял, на приобретение новых – уйдут годы и годы напряжённого труда… А ведь товар этот - исключительно штучный. И
ещё большой вопрос - удастся ли завербовать новых агентов… Люди ведь видели, как бездарно растранжирен мною имевшийся у меня ранее кадровый капитал, и на длительное сотрудничество со мною толковые мужики больше не пойдут, а связываться с дураками - себе дороже!..

   Отсюда вывод: своих людей разумный опер при любых обстоятельствах должен стремиться оставлять на воле, и более того - В ДЕЛЕ. То есть опять-таки - в руководстве представляемых ими банд. А это автоматически означает: эти банды для милиции – неприкасаемы!..

   В результате таких немудреных соображений и складывается вполне типичная для любого опытного розыскника ситуация, когда он уже не просто использует часть бандитов для своих оперских надобностей, но и попросту сотрудничает с ними. Скажем, 10% криминального люда становится «его» людьми, руками которых он косит «чужаков», за что «свои» получают определённую свободу деятельности на курируемой этим опером «территории»…

   Из мелких уголовников агенты мудрого розыскника постепенно становятся (под его руководством) крупными преступными воротилами, ворочающими большими суммами денег, тогда как курирующий их офицер (которому они так обязаны поддержкой и прикрытием!), живёт на скромную, чисто символическую зарплату… Естественно, они предлагают ему в качестве благодарности за помощь огромные бабки, и понятно, что он от них не отказывается…

   А почему, собственно говоря, он должен отказываться от этих денег?..

    Что, стыдно сотрудничать с преступниками?!. Но он и так должен с ними сотрудничать, ибо держава предписала ему иметь сексотов (о неизбежности превращения части агентов в личных друзей – смотрите выше)…

   Или корёжит, что он, беря деньги с криминалов, предаёт своё государство?!. Господи, да эта держава сама предавала, предаёт и будет предавать всех, кого только сможет… Она подобна блудливой жене, которая
 узнала, что муж ей тоже изменяет, и завопила: «Но это ж непорядочно!..»

   Давайте разберёмся… Практически ВСЁ, чем во имя государевых интересов гласно и негласно занимается угрозыск, с точки зрения так называемого «порядочного» человека - недостойно и и позорно… Только и разницы, что в те разы опер сподличал во имя безликого и бездушного государства, а в этот - во имя собственных интересов…

    Чтобы не брать тысячи, десятки и сотни тысяч долларов от опекаемых тобою, и вследствие твоей опеки процветающих агентов - надо быть полным и законченным идиотом!..

   Уточним – «честным идиотом»… Это так, и честность – это добродетель, перед которой можно только снять шляпу…

   Но идиот и не сможет никогда стать хорошим розыскником!.. У него никогда не появится первоклассной агентуры…Почему?..

   Во-первых, люди никогда не потянутся за кретином. И, во-вторых, если кто-то по глупости и пойдёт под крылышко дурашки-опера, то он быстренько «спалит» своего агента в одной из проводимой им операции, или же, засветись тот на чём-либо откровенно криминальном, - предаст его, отдав в руки своих коллег…

   Я не говорю, что такая манера оперативной деятельности неправильна, нет… Собственно говоря, с точки зрения закона только такая работа с агентурой сотрудникам угрозыска и позволена!..

   Но привести она может только к одному: качественных осведомителей у такого розыскника не будет никогда, и плотным оперативным контролем порученный ему участок криминального мира он не обеспечит. Ну а
вследствие этого - много-много мирных граждан будет обворовано, ограблено, изнасиловано, избито и убито…

   Сотрудничество ментов с частью криминалов (на взаимовыгодной основе) позволяет контролировать и держать на определённом уровне преступность. Вот почему в конечном счёте оно выгодно и так лицемерно осуждающему его государству… Так было всегда.

   Но только раньше держава была сильней, крепче держала в ежовых рукавицах своих слуг, и лучше их финансировала, поэтому денег с бандитов-агентов менты в массе своей старались всё-таки не брать (страх, совесть, нецелесообразность, наконец – объясняйте как хотите)… А сейчас – державная хватка ослабла, и содержат ментов - на невозможной для достойного проживания зарплате, молчаливо намекая: «Сами кормитесь…» Вот они и
- кормятся!..

   Ментам ещё той, прежней «старой закалки», всё ж стыдновато иногда становится, - «фактически урки взяли меня на содержание!» Вот они и дёргаются, пытаясь облегчить душевные муки…

   Взять предыдущего начальника городского угрозыска, например. Не только на самого себя бабки со «спонсоров» старался качать, но и на ментовские надобности, - на тот же ремонт здания УВД, например… И что хорошего вышло из его своеобразного бескорыстия и преданности милицейскому делу?.. Оплевали и выкинули за ненадобностью!.. Не помоги ему всё те же друзья-бандиты попасть на хлебную должность – сейчас сосал бы лапу с голодухи…

   Вот наглядный пример для нового поколения розыскников: нечего глупить, маяться дурью и слишком уж верноподданничать перед держимордой-государством!.. Служи ему, борись с преступностью (кто-то же должен этим заниматься!), но и - про себя не забывай… Если сам о себе не позаботишься - хрен тебе кто-либо поможет!..

 «Сращивание криминала с милицией», о котором так любят кричать наши свободолюбивые газетёнки, это всего лишь неизбежная и необходимая форма борьбы ментов с бандитским беспределом.

   «Свои» бандиты (по ментовской указке) сами следят за порядком, наказывая нарушающих п о н я т к и чужаков… При этом и «свои» совершают преступления (иначе какие же это - бандиты?), но – менее кровавые, менее заметные для окружающих, без присущей отморозкам бессмысленной жестокости…

   Вы можете не принимать и осуждать подобное, но вы должны понимать, ПОЧЕМУ происходит именно так, если и впрямь не хотите, чтобы именно так всё дальше и происходило…



5. Бизон в жизни.

   Давно уж избавившись от иллюзий в адрес родного государства, Бизон не стеснялся открыто тратить те бабки, которые имел от «своих» братков.

   Все в городе знали, к примеру, что он купил в центре города квартиру из семи комнат (бывшую «коммуналку»), сделав там роскошнейший, побивающий все скромные рекорды нашего провинциального Энска евроремонт, чуть ли не за сто штук «зелени»! (По меркам 1999-го года, когда писались эти строки – огромные деньги). Начальство поморщилось небольшой нескромности подполковника, но – проглотило, прекрасно понимая, что у умницы-Бизона всё схвачено, и спроси его завтра любой из проверяльщиков, откуда при столь мизерной зарплате взялись бабки на подобное жильё - он даже обидится возникшим подозрением, а затем на пальцах объяснит любому желающему
послушать законность происхождения «засвеченных» при этом евроремонте сумм…

   Но проверяльщики - и не прицепятся, сами ведь – не пальцем деланы, кумекают кое-что… Бизон даёт отличные показатели – раз. И два – некоторой частью получаемых им «левых» сумм он как-то компенсирует дефицит финансирования деятельности угрозыска, тратя их на бензин для служебного транспорта, на сам транспорт, на приём тех же проверяющих комиссий, наконец… Да-да, проверяльщики – тоже люди, и им приятно, когда их селят в приличных гостиницах, и угощают в лучших ресторанах!.. До передаваемых из рук в руки в пухлых конвертиках сумм дело может и не дойти (всё ж таки взятка – лишний риск!), но когда к тебе проявляется такое уважение, то было бы смешно в такой ситуации проявлять излишнее любопытство, выпытывая у великолепно работающего розыскника, на какие шиши он свою хату слегка подкрасил - подмарафетил…

   И личный состав тоже… понимает и одобряет!.. Но это не значит, кстати, что, по примеру руководителя, каждый из нас, оперов, теперь будет стремиться сделать из бандюг кормушку для своих надобностей…

  Бизон своих супер-доходов заслужил всей предыдущей жизнью. Сколько преступников было изобличено и покарано только благодаря его уму, мужеству и оперативной смекалки… Сколько раз он балансировал на грани возможного - и всегда побеждал! И всегда успех оставался за ним!..

    Он ВЫСТРАДАЛ своё нынешнее право на обеспеченную жизнь!.. По идее, за его заслуги такое безбедное существование должны были обеспечить ему государство, общество, население, прикрытые им от бандюг, но от них разве ж – дождёшься?!. Так пусть тогда хоть бандиты (тоже, между прочим – часть народа) ему все его усилия и затраты – и компенсируют!..

   И ещё одна причина вынужденной «малокорыстности» рядовых оперов…

   Приличных бабок ни за что нигде не платят. Имеющий агентуру рядовой опер - не в состоянии прикрыть её от всех мыслимых и немыслимых угроз. А раз так, то какой же смысл агентам платить тебе, если они могут заплатить твоему начальнику, а ещё лучше - начальнику твоего начальника, или даже ещё выше, дойдя именно до такого уровня, который в известном смысле сможет гарантировать плательщикам безопасность и процветание?.. (При том обязательном условии, разумеется, что сами платящие показались кому-либо достаточно перспективными и надёжными людьми, стоящими того, чтобы взять их под свою «крышу»)…

   Не старайся прыгнуть выше головы – вот о чём я. Можешь что-то сделать для «своих» - делай, а не можешь - не обещай, не изображай из себя нечто более влиятельное, чем на деле являешься… Это даже не честность, а - обыкновенная рациональность.

   …Да, чуть не забыл… Что ещё выделяет Бизона из достаточно длинной череды толковых розыскников - он умеет ладить и договариваться с начальством. Профессионалам всегда кажется, что их способность двигать дело – главное, а что при этом про них думает руководство - это по барабану… На самом же деле такая позиция также нерациональна, лишь затрудняя условия деятельности…

  Вот почему кое-кто из непосредственных начальников Бизона регулярно кое-что от него непременно имеет… Но это – тема скользкая, и больше о ней - ни гу-гу!..


                    6. В полном дерьме…

   Сейчас для милиции - далеко не лучшие времена. Может даже - и самые худшие за все годы её существования.

   С одной стороны - стремительно обнищавшее, переставшее по-настоящему заботиться о своих слугах государство, с другой - задолбавшее нас своими попрёками и обвинениями в чём угодно общество…

   Против нас - стократно усилившееся из-за общей ситуации в стране море злобы, алчности, жестокости и ничтожности людских душ. Вокруг - невероятное количество соблазнов, вполне доступных для любого человека с головой и характером…

   Ну зачем толковому мужику нынче тратить жизнь на попытки сделать в милиции карьеру, постепенно губя здоровье и «выпрямляя», одну за другой, все свои мозговые извилины, если можно заработать в тысячу раз больше где-нибудь в бизнесе, или же податься в юрисконсульты, на худой конец - заделаться сотрудником какого-нибудь частного детективного агентства?..

   Вот и прут из милиции сегодня наиболее способные толпами, а остаются – те, кто нигде больше не нужен, долбоёбы всякие, для которых милиция - единственно возможная кормушка, расстаться с которой - немыслимо!..

   В результате подобного вымывания кадров за последние 10-15 лет из розыска ушли многие отличные розыскники… Почти все лучшие – испарились, а остались преимущественно – худшие… Неумехи, бездари, чмо занюханное, которому всё - трын трава… Всякая пьянь подзаборная, которая ежели из органов уйдёт - враз заделается завсегдатаями медвытрезвителя… Ну и всевозможная редкостная мразь, для которой служба в «конторе» даёт отдушину безнаказанному проявлению самых тёмных наклонностей своих низких натур…

    Кто ж в этих условиях будет учить уму-разуму милицейскую молодёжь?..

   По-настоящему никто её и не учит… Не у кого нам учиться, разве только - на своих ошибках, цена многих из которых - чьи-то боль, кровь, страдания, смерть… Развалена система учёбы у опытных наставников, которых просто нет - они убежали из розыска туда, где им не плюют в душу, и где им больше платят… Потеряна преемственность поколений, утрачены многие традиции и весь накопленный предшественниками опыт…

   Раньше из ста пришедших на работу в уголовный розыск оперов с годами могло выработаться 80-90 толковых розыскников, а сейчас - хорошо, если один из ста хотя бы сумеет в ближайшие же годы не засыпаться на своих проколах, и не разочароваться в профессии, а стать грамотным и добросовестным работником!..

   Но если у кого-то что-то начинает получаться, то того наше бездарное руководство сразу невзлюбливает, и начинает цепляться буквально по каждому удобному поводу… И чем больше опер тянет - тем сильнее на него взваливают, теряя всякое чувство меры, ничуть не заботясь о том, что надорвётся он, упадёд и сдохнет… Но даже и сдохни опер - лить слёзы над ним никто из отцов-командиров не станет!..

   …И вот что я вам сейчас скажу, сокровенное и очень важное…

   Кто даже и в этих, совершенно неблагоприятных, условиях в оконцовке всё ж сумеет выжить, выстоять и стать настоящим профи, тот не может не превратиться, под влиянием вышеперечисленного, в своеобразного монстра, - сильного, хитрого и безжалостного, по-настоящему не контролируемого никем и ничем, кроме собственных представлений о добре, зле, совести и служебном долге…

   У него наступают необратимые изменения в психике, - он как бы встаёт над законом, над моралью, над обществом… Он сам себе - закон и мораль!.. Причём я ведь говорю о л у ч ш и х, о тех, кто озабочен ещё чем-либо, кроме собственного блага и удобства…

   Нет, э т и в первую очередь преданны делу, но - по-своему… очень даже по-своему!.. Они считают за людей лишь узкий круг собственных сотрудников, а также тех, у кого в руках - реальная сила, и кто в силу этого может быть полезен… Остальные – это говно, пыль под ногами, ничтожные и жалкие существа, любое из которых в случае надобности - растопчут, отбросят, выкинут с глаз или из жизни…

   Нет такой подлости, гнусности и злодейства, на которое не смог бы пойти подобный супер-опер в интересах дела (опять-таки - в его собственном понимании), а также в своих собственных интересах, и в интересах тех, кому он доверяет, или кого он использует…

   Чем же тогда, спрашивается, отличается он от прочих ментовских бонз, и вообще - от нынешних сильных мира сего, живущих по тем же принципам?..

   А вот чем: в отличие от них, он в этих наших неимоверно сложных условиях д е й с т в и т е л ь н о способен дать ЕГО ВЕЛИЧЕСТВО РЕЗУЛЬТАТ, то есть - не бумажную, приписанную и «схимиченную» победу над преступностью, а вполне конкретный и осязаемый успех в борьбе с нею…

   Совсем победить преступность - нельзя (ни в одной стране мира с этим не справились), но можно - «упорядочить», вместить в некие приемлемые рамки, сделать её как бы «ручной», и отчасти даже - управляемой…

    И вот за это, за способность д е л а т ь там, где другие только болтают и кривляются - мы, молодые опера, таких вот изредка сумевших выработаться в нашей среде профессионалов-монстров начинаем не только уважать, но и - любить…

    Да-да, именно любить!.. Потому что только они - н а с т о я щ и е там, где прочие - фальшивят и изображают себя кем-то и чем-то…

   …И последнее.

   Будь у Бизона полнейшая воля - он с годами неизбежно стал бы чем-то вроде «крёстного отца» криминалитета нашего Энска. Но при данном раскладе такой возможности у него нет…

   Не он один пасётся на тучной ниве сотрудничества со «свояками» в преступной среде. Сверху на «его» людей давят бандиты из опекаемых начальником областного угрозыска «группировок», снизу – более мелкие, но и более многочисленные банды, опекаемые начальниками райуголовок…

   Разумеется. никто никому никогда «своих» в подчинение чужому дяде не отдаст, и поэтому бандиты, сплотившееся вокруг одного из руководящих ментов, вполне способны всерьёз воевать с бандитами другого мента, а есть ещё и третьи, и пятые, и десятые…

   Да и не только уголовный розыск своих агентов в криминальном мире пасёт, но и управление по борьбе с оргпреступностью, и госбезопасность, и налоговики, и многие другие державные структуры…

   И вполне возможно, что в нашем славном Энске вообще нет ни одного более-менее серьёзного бандита, который с какой-либо из государевых служб тайно не сотрудничал бы!.. У всякого - свой покровитель, и эти покровители так же грызутся между собою…

   Вот почему даже могучему и умелому .Бизону всё-таки полностью подмять под себя преступный мир Энска - никогда не удастся.


                   Глава 7. 1 – Й ЗАМЕСТИТЕЛЬ НАЧАЛЬНИКА ГУВД.
               
                               «Любитель параграфов».


              1. Портрет буквоеда.


   Полковников в милиции - как собак недорезанных. Каждому нашему полковнику дай по полку служилого люда - не хватило бы численности Вооружённых Сил даже такого огромного государства, как Китай, а что ж тогда про нашу страну говорить?..

   …1-м заместителем у возглавляющего Энское городское УВД полковника - тоже полковник. Круглолицый такой, упитанный, крепенький…

   Объективности ради хочется сказать о нём хоть что-нибудь, да хорошее… Вот это «что-нибудь» мною сейчас и говорится: со всеми он одинаково ровен и вежлив.

   Перед вышестоящими - хоть и стелется ковром, но - благородно, без преданного виляния хвостиком, и жаждущего ласки поскуливания… А перед нижестоящими – хоть и громыхает голосом, но – без мата. Очень воспитанный товарищ. Раньше он в столичной школе милиции преподавал, а там с матюками строго, - тамошний начальник их не поощрял категорически. Вот у нашего полковника на всю оставшуюся жизнь эта привычка благодушничать и осталась…

   Теперь хватит о хорошем, и поговорим о плохом.

   По стилю работы 1-й зам - буквоедом, прекрасно знающий все законы, инструкции и ведомственные приказы. Разбуди его среди ночи, и потребуй немедля перечислить, к примеру, все 11-ть пунктов приказа министра внутренних дел за номером таким-то от 22 февраля такого-то года, - не сомневайтесь ни на минуту, сразу начнёт тарабанить их назубок, - и от начала до конца, и от конца к началу… То ли память у него такая великолепная, то ли последние пять – десять лет своей жизни только тем и занимался (в промежутках между воспитанием личного состава), что законы, инструкции и приказы штудировал, но факт налицо - нет равных ему в знании предъявляемых к нам со стороны «верхов» требований…

   Однако это ещё не беда, это даже не полбеды… Мало ли кто чего знает!.. Вот Колька Шестаков из соседнего «теротдела» - тот ухитрился на память сто двадцать две похабных частушки выучить, - ну и что, прикажете его за это нехитрое увлечение к стенке ставить?!.

   Однако соль-то в том, что полковник всех заставлял исполнять те законы, инструкции и приказы, все эти «основные требования» и «главные задачи»… И было пунктов и параграфов в тех «задачах» и «требованиях» - сотни, а то и тысячи!..

   Оно и не мешало б их исполнить, ради Бога, но чтоб исполнять - надо для начала знать их, а как же их знать, если всё время и силы уходят на проклятую текучку?..

   Но это только - часть правды.

   А другая часть - то, всеми нами прекрасно понимаемое, что предписывающие нам правила нашего поведения законы и инструкции видят окружающую жизнь не такой, какой она есть, а такой, какой она должна быть, будь она диаметрально противоположной от реально наблюдаемой…

   И преступники в ТОЙ, выдуманной нашим начальством жизни, совсем другие, чем в реальности… И - народ… И – страна…

   Ну и - милиция, разумеется…

   ТА милиция в ТЕХ условиях только ТАК и должна действовать, как требуют строгие параграфы… Но начни э т а милиция в э т и х условиях жить и работать строго по параграфам - вмиг и себя обгадят с ног до головы, и дело загадят… Нет, мы и так - в дерьме по шею… Но чтоб совсем с головой утонуть - такого никто не хочет!..

   Вот почему параграфы те реально никто не соблюдает, и по возможности даже старается не знать их вовсе, чтоб не отягощаться бременем лишних мыслей о том, какая же ты в сущности антизаконная поганка!..

    1-й зам же настаивал на исполнении «целиком и полностью», за что, собственно, он свою зарплату и получал… Понимал ли он сам, что требуемое им нереально, а для дела - попросту вредно?.. Лично я полагаю - не понимал.

   Так уж устроена человеческая психика: что говорю «по должности» - в то и верю… Нет, правда - так врать намного легче!..

   Занимая пост главного блюстителя законности в стенах ГУВД, и всячески призывая и подталкивая прочих к «чистоте милицейских рук», «самоотверженному служению Отечеству», и прочим миражам официальной ментовской морали, он и сам по логике обстоятельств вынужден тоже не переступать через некие диктуемые ему должностью рамки, во всяком случае – открыто… Если верить слухам, курсирующим среди нас, рядовых оперов, то взяток он – не берёт, к откровенным гнусностям своих подчинённых – не причастен, с главарями бандитских «группировок» в ресторанах не обедает, и со своими коллегами по руководству городского Управления «подковёрных» войн – не проводит, довольствуясь тем куском пирога власти, которые они отдали в его распоряжение…

   Главное - он никому из властьимущих нарушать законы и инструкции – не мешал, следя в этом отношении лишь за нижестоящими… Так что и «верхи» полковник вполне устраивал своей лояльной безвредностью, и «низам» казался гондоном не первой величины, а так, где-то поближе к серёдке… И в этом смысле можно сказать, что у него наблюдался даже и некоторый авторитет!..


                      2. Испортил репутацию…

   Но одна случившаяся в прошлом году история всё изменила, поставив на репутации его полковничьей большой жирный крест…

   В одном из районов Энска, Центральном, в доме №89 по шоссе Созидателей Рыночной Экономики (бывший проспект Фридриха Энгельса), случилась мокруха..

   …В полшестого вечера домохозяйка Игнатова, вернувшись из магазина домой, обнаружила супруга, столяра одного из местных заводов, в комнате на полу, - мёртвым, со множеством ножевых ранений шеи, груди, рук и лица…

   Судя по всему, мужика убивали долго, и умер он не сразу, успев добраться из подъезда в своё жилище, о чём свидетельствовал кровавый след от того места, где лежал покойник, до входной двери, а также и на двери снаружи. Открыл дверь, вошёл, доковылял в одну из комнат, рухнул на пол – и скончался от острой кровопотери…

   Как и полагается в таких случаях, на место происшествия выехала следственно-оперативная группа: следователь, эксперт, опер, участковый. По инструкции, каждую мокруху обязано посещать и милицейское начальство достаточно высокого уровня. Вот и на этот раз к дому №89 вскоре подъехали начальники Центрального РОВД и уголовного розыска, а чуть позже на казённом «ауди» подкатил 1-й заместитель начГУВД.

   Таким образом, и в квартире, где был обнаружен труп, и на лестнице рядом с нею, и на улице у подъезда - толпилась куча ментовского люда. Никому и в голову не могло произойти, что сейчакс здесь может случиться ещё какое-нибудь ЧП…

   Пока рядовые сотрудники занимались привычным делом (следовательским, оперским или экспертным), обязанное здесь же присутствовать по долгу службы многочисленное начальство маялось от безделья на лестничной площадке. И вот кому-то из ментовских командиров вдруг померещилось, что кровавая цепочка тянется от двери квартиры убитого дальше, к дверям одной из соседних по площадке квартир. Ну и решили, чтоб чем-то себя занять, постучать туда и проверить, кто там живёт, и что слышал… (По идее это – дело проводящих в таких случаях поквартирный обход рядовых оперов, но у тех пока что руки до этого не дошли).

   К соседским дверям подошли группой из пяти человек: начальник РОВД, начальник районного угрозыска, опер, участковый и замыкавший шествие 1-й заместитель начальника городского Управления (не думаю, что он предчувствовал какую-то опасность, а просто сработал инстинкт аппаратчика - заслонить себя от любого живого дела как можно большим числом посредников-исполнителей)…

   Ситуация - совершенно штатная, не предвещавшая никакой беды. Все расслабились в предвкушении, что сейчас поговорят с хозяевами этой квартиры, и - потихоньку свалят, кто - обратно в свои кабинеты, а кто - и домой, к заждавшимся домочадцам…

   Но в ту самую секунду, когда начальник РОВД протянул руку к дверному звонку - дверь распахнулась, и на пороге нарисовались двое (позднее оказалось – мать и её взрослый сын). Оба - всклокоченные, дико пылая глазами, лихорадочно дрожа от возбуждения… Теперь самое неожиданное: пожилая женщина держала в руках топор, а мужичонка средних лет - цепко выставлял перед собою кухонный нож с окровавленным лезвием. Типичная для голливудского триллера сценка!..

   Напоминаю: ментов - чуть ли не целая рота, а против них – двое немолодых обывателей, пусть и вооружённых кухонным инвентарём… Никто не испугался, и не схватился за табельное оружие. Лишь удивились немножко нашенские, только и всего.

   «Мы к вам по поводу убийства…» - с дежурной улыбкой произнёс начальник РОВД, и - тут же со стоном рухнул, получив удар ножом в живот. Начальник угрозыска уставился на упавшего, не в силах поверить, что это происходит не в кино, а наяву. Промашка стоила ему дорого - в следующую секунду мужичонка и его пырнул ножом в бок, и майор - грохнулся. Отличилась и бабка: с леденящим душу хохотом ушарашила топором по башке участкового, а затем, переступив через его скорчившееся на лестничной площадке тело, с размаху саданула топором лейтенантика-оперуполномоченного. Но – не совсем мастеровито, лишь скользнув лезвием по его плечу.

   Молоденький опер взвыл от боли, и, действуя на автомате, без осознания обстановки, так саданул осатаневшую старуху ногою в поддых, что она, крякнув, улетела обратно в квартиру.

   Теперь мужик с окровавленным ножом оказался один против двух ментов.

   Оружие было лишь у 1-го заместителя начГУВД, рядовые же опера в наших краях на вызовы стараются выезжать без с т в о л а (потеряешь ещё, чего доброго, а то и хуже - подстрелишь невиновного, и потом упаришься отписываться… ну его!..)

   Полковнику вытащить бы табельный «Макаров» и открыть огонь на поражение, но этот никогда не нюхавший пороха мудила – испугался!.. Крутнувшись волчком на каблуках, метнулся вверх по лестнице, к мусоропроводу, на бегу пронзительно вереща от ужаса. Взлетев на площадку между этажами, - спрятался за мусоропровод, присев на корточки, замолк, и затаился там, в относительной безопасности…

    Между тем внизу, у квартирных дверей, схватка вступила в решающую стадию. С диким криком набросившись на опера, мужичонка полоснул его ножом. Опер подставил локоть, и лезвие сломалось о его кость. Они схватились, и, упав на площадку, стали кататься по ней, рыча от злобы. Мужик попытался ткнуть лейтенанта обломком лезвия в ухо, но тот сумел увернуться, вырвался из крепкой, сковавшей его хватки, вскочив, и - изо всей силы начал месить лежащего ногами, опасаясь, что тот сейчас вскочит и дорежет его до конца…

    И тут наш полковник напомнил о себе!.. Выглянув из-за мусоропровода и увидев, как повернулась ситуация, он, молниеносно вспомнив какой-то из параграфов одной из инструкций - завопил официальным тоном: «Не бить!.. Только применяйте приёмы рукопашного боя!..»

   Ах ты… Козлина!.. Там находящихся при исполнении сотрудников милиции режут и убивают, а он… Ну нет слов!.. ПАДЛА!!!!!!!!!!!

   Наконец-то на шум драки из квартиры убитого и с улицы набежали толпой прочие менты. Навалились всей массой на валяющегося на полу мужичонку, вырвали из его рук обломок ножа, скрутили, надели наручники…

   Уже опомнившись, и вполне владея собою, 1-й зам вертелся за спинами личного состава, раздавал команды, направлял и координировал, так сказать…

    Вызвали «скорые» - для изрезанной троицы и проявившего геройство лейтенантика, а спятивших мамашу с сыном - повезли в райотдел. Они и впрямь оказались самыми натуральными сумасшедшими!.. Перед этим ни за что зарезали соседа, а затем, услышав за дверью мужские голоса, и испугавшись расплаты, решили напасть первыми.

   Экспертиза признала обоих невменяемыми. Даже и судить не стали - отправили прямиком в психушку.

   …Что же сделал 1-й заместитель?.. Первым делом – отправился в Центральный РОВД, и в его присутствии все участвовавшие в том выезде на шоссе Созидателей Рыночной Экономики сотрудники милиции написали рапорты о случившемся.. Причём что характерно – в рапортах этих ни единым словом не упоминалось, что 1-й замначГУВД тоже присутствовал…

   Каково, а?!. Оно и понятно… кто из нижестоящих захочется собачиться с начальством достаточно высокого ранга… Так что в этом трагическом ЧП полковник, оказывается, вроде бы даже и ни при чём!..

   …Все раненые долго лечились, и, слава Богу, никто не умер, даже не остался инвалидом.

   Спасший себя и товарищей молоденький опер получил пару долларов премиальных. (Именно – пару долларов, я ничуть не преуменьшаю). Но устно 1-й заместитель городского Управления счёл нужным сделать ему замечание.

   Типа: «Чтоб в следующий раз не смели бить задерживаемых смертным боем - это запрещено параграфами такими-то и такими-то инструкцией такой-то!..»

   Пряча взгляд, опер покорно кивнул головой. Мол: «Ладно… учту… В следующий раз буду отбиваться от бандитов в строгом соответствии с такими-то и такими-то параграфами…»

   В переводе на простецкий язык это означало: «Подставлю прикрытую такой-то инструкцией грудь под ножик очередного шизика - и пусть режет меня на кусочки!..»
   В довершение истории скажу, что вскорости после произошедшего этот случай обсуждила нколлегия горУВД, после чего в райотделы отправили служебную телефонограмму следующего содержания:

   «Немедленно проверьте знание личным составом правил выезда на место происшествия, а также - ношения и применения табельного оружия!»

   По всем РОВД прокатилась лавина проверок, и особенно интенсивно она проходила именно в Центральном райотделе. Выступивший перед операми 1-й заместитель начальника ГУВД подробно разъяснил, как п р а в и л ь н о следует выезжать на место происшествия в тех случаях, когда возможны
бое-столкновения с преступными и вооружёнными (хотя бы – и кухонными ножами!) элементами!..

   Оказывается, положено создавать несколько групп, чуть ли не дюжину, среди которых - группа прикрытия, штурмовая группа, группа слежения, группа снайперов, и т.д.

   Опера, знавшие не понаслышке, в условиях какого страшного дефицита сил и средств приходится им бороться с преступностью, слушали этот бред о снайперах и штурмовиках, криво ухмыляясь… В особенности коробило осознание того, КТО им это всё внушал!..


              3. У оперов – хорошая память…

   Когда начальство собирает нас, рядовых ментов, на плацу или в актовом зале райотдела, для каких-либо командирских внушений, мы наверняка кажемся боссам серой, безликой и покорной их воле массой людей-роботов. Делай с ними что хошь, куда хошь их кидай, заставляй их заниматься какой угодно фигнёй, - они всё за милую душу выполнят…

   Но мы – не винтики.

   За милицейской фуражкой у каждого - какие ни какие, а – мозги, и в груди у каждого бьётся живое человеческое сердце.

   Да, мы - далеко не ангелы… Бываем глупыми, жестокими, ленивыми… разными…

  Но когда на твоих глазах зверски убивают твоих боевых товарищей, когда режут твоего же брата-мента, а ты ни хрена не делаешь, чтобы защитить и помочь, хотя - можешь, должен и даже обязан… Когда не только не помогаешь огнём из собственного оружия, но и позорно бежишь в безопасное место, а потом ещё и что-то вякаешь спасшему ситуацию, молодому и брошенному тобою на произвол судьбы оперёнку…

   Мразь. Редкостная, гадостная и безнадёжно подлая мразь.

   Мы - обычные люди, со всем набором слабостей, недостатков и пороков.

   Но даже и самый наихудший, самый м у с о р н о й из нас… Даже и он своих товарищей в беде - не бросит!.. И никакая это не доблесть, не мужество, никакая это не заслуга… Это - в крови!..

   Опер скорей умрёт, чем кинет в беде напарника!..

   А он… Он в нас всех - плюнул!..

   …Стоим на плацу перед ним, слушая его очередные накачки, безлицые и одинаковые, как винтики…

   Но мы – люди. И мы – думаем…

   Пусть страшится он наших мыслей.




                        Глава 8. НАЧАЛЬНИК ГОРОДСКОГО УВД.
                                 («ЭНСКИЙ ДЕРЖИМОРДА»).


          1. Портрет ебунды.

   Хороших милицейских руководителей по определению - не бывает. Все наши начальнички - это злобные гондоны, активно сосущие оперскую кровушку, и уж только по одной этой причине заслуживающие увесисистого хука в лобешник.

   Но бывают просто гондоны, а бывают гондоны - гнойные, анальные и пидорные!.. Вот именно к такому типу руководства начальник Энского городского УВД и относится.

   Его предшественником был старенький генерал-майор, - тихий такой, спокойный, ни во что не вмешивался, стараясь ни с кем особо не конфликтовать… Плевал на всё, в сущности, с высокой колокольни, - дотянул с душевным скрипом до пенсии, да и слинял с радостью в какой-то коммерческий банк, руководителем Службы безопасности

    Был в его правлении один мало кем замеченный (и оценённый лишь много позже!) важный плюс: относительная самостоятельность кадров. Отвыкли офицеры от окриков и бездумных понуканий, и каждый на своём посту шустрил в меру собственных сил и понимания обстановки… У некоторых - кое-что и получалось!..

   Но потом пришёл ЭТОТ… Не знаю, как его и обозвать обидней… А, назовём по-простецки - Держимордой!..

   Поручи мне сочинять характеристику на нынешнего начГУВД (скажем, для представления к правительственной награде), и я высказался б так: ебунда, абсолютная сволочь, беспробудный пьяница, и даже - мертвецкая пьянь!..

   Бухают в милиции практически все (кроме язвенников), но этот по всем статьям - рекордсмен питейства!.. И года полтора назад, когда он был лишь начальником одного из РОВД Энска, - случилась дичайшая история, когда допившийся до белой горячки тогдашний подполковник при свидетелях бегал по своему кабинету в одних трусах, и по-поросячьи хрюкал…

   Любой другой за подобное вылетел бы из органов со свистом, но Держиморде повезло на жену, по совместительству - родную сестру супруги нашего мэра… В результате этого обстоятельства его не только не прогнали в отставку, но и, всучив полковничьи звёзды, сделали главой городского УВД!..

   А ведь – ни знаний, ни достаточного опыта, ни хоть малейшего таланта… Требования же к личному составу сверху спускались жёсткие, надо было как-то обеспечить хотя бы внешнее им соответствие, вот он и старается… Гноит подчинённых по всякому!.. Козёл…

   Никого из нижестоящих и за людей не считает, на любого может наорать, налететь с оскорблениями, задолбать самыми дурацкими, нелепейшими требованиями и разносами…

   Скажем, приедет в наш Заводской РОВД, соберёт в актовом зале тех из личного состава, кого удалось собрать, кто не в отлучке, не в отпуске, не на больничном, и - давай битых полчаса рассказывать, какие же мы в сущности - негодяи, подонки, мерзавцы и просто ничтожества… Подобных же слов мы наслушались и от начальника РОВД, тоже – редкостного долбоёба, но тот хоть всехх подчинённых помнит в лицо, и может долбать их, ориентируясь на какие-то конкретные проступки… Этот же несёт ахинею - голословно, ни на что не ориентируясь… Он заранее убеждён, что мы - именно такие, а такие ли мы на самом деле или нет – какая ему, в сущности, разница?!.



                   
2. Стиль работы.

   «Хоть и кретин, но – деятельный!» - так, видимо, думают о нём в высоких кабинетах. М-да-а-а-а… Без дела действительно - ни минуты!..

  Постоянные организации и реорганизации, передвижка и тряска кадров, взбучки и наезды на всех, попытки что-либо взять да как-нибудь и изменить – непонятно в какую сторону… Всем мешает дышать, буквально каждому перекрыл кислород, зажал в тисках мелочных придирок, закрутил гайки до предела… Ужас!..

   На совещаниях и оперативках у него - постоянный и густейший мат… Понятно, что этим в милиции никого не удивишь, но – не столь же массово, безадресно и беспричинно!..

   Раньше пусть и изредка, но - поощряли за хорошую работу, сейчас же, получается, достойных поощрения - вообще нет!.. Все – гады, бездари и тунеядцы, один только он - чистенький и пригожий!..

    Беспощадно прессует личный состав… Понятно, что не с потолка он взял свои требования, а получил их «сверху» для исполнения, но все прекрасно понимают, что исполнить э т о - невозможно, просто не в человеческих силах, а он - требует, надрывается: «Приказываю! Требую неукоснительного исполнения!.. За неисполнение - кара!..»

    Для него не существует никаких объяснений и оправданий… По его логике, если вникать в то, что бормочут подчинённые, то, чего доброго, и сам поверишь, что добиться требуемых результатов нельзя, а зачем ему такие провокационные мысли?.. Не для них он на эту должность поставлен… Он здесь - как цепной пёс вышестоящих!.. Но те хоть ментовское дело своё пусть и туговато, но знают, а этот – ни хрена!.. Ничем его не проймёшь, ничто его не интересует, «делайте, как я велел!», и – точка!..



3. Дутые успехи.

    Но, как ни странно, кое-чего он всё-таки добивается… Показатель раскрываемости преступлений в Энске, например, чуть ли не самый лучший в области, а то и в стране… Но давайте разберёмся, на каких двух основах этот удивительный показатель держится.

   Первая из них - фальсификации.

   Всегда в милиции «химичили», но чтоб до такой степени - открыто, нагло, бульдозерно… Такого ещё не было… Всем операм категорично указано: раскрываемость преступлений за сутки - не менее 70%!.. Фантастика!.. То есть, скажем, из десятка совершённых сегодня в районе квартирных краж к вечеру должно быть раскрыто не менее семи!.. Хотя и ежу понятно, что за один день квартирные кражи практически не раскрываются, и на их раскрытие нужны дни и недели, если не месяцы… Но и то… Одно дело – поймать домушника, и совсем другое - доказать его вину!..

   Однако чтоб было к вечеру 70 процентов - и точка. А ежели будет 60, а то и 50 (хотя и столько - практически нереально), то меня затаскают по начальственным кабинетам писать объяснительные, «почему у тебя, старлей, раскрываемость за прошлый вторник только 54%, тогда как у твоего напарника, лейтенанта Порошова - целых 78%?!.»

   Блин… Да потому, что Лёнька Пороков каждый свой рапорт или материал исключительно с потолка пишет, а я, как более совестливый и ответственный, иногда всё же стараешься молвить и хоть какое-нибудь словечко правды…

    Приёмов и методов фальсификации милицейской отчётности - много.

   Самый первый, наиболее простой - не регистрировать абсолютное большинство из совершённых преступлений, а именно - все те из них, где пока что не обнаруживается очевидного, то есть годящегося для немедленного задержания и обработки преступника…

   Если позднее удастся найти лиц, совершивших те самые не зарегистрированные преступления, то тогда они и регистрируются - задним числом. А не найди никого– никто и не регистрируется, и отчётность не портится «глухарями»… Удобно!..

   Ну а если регистрируются только те правонарушения, по которым уже известны и задержаны преступники, то тогда раскрываемость запросто и 100% составит, это ж - элементарно…

   Итак, требуется не замечать в упор совершаемые у нас под носом преступления, и как можно меньше принимать от граждан заявлений и жалоб о совершённых злодеяниях, а если всё-таки настырные обыватели заставили принять их надоедливые писульки - хотя бы не регистрировать поступившие заявления в нашей отчётности… Ведь мирные граждане чаще всего и не догадываются, что их заявления в РОВД полагается официально регистрировать, иначе они как бы даже к нам и не поступали, а потому никакой р е а л ь н о й работы по ним - не ведётся…

   Но если всё-таки и пришлось зарегистрировать заявление - постарайся тотчас накатать на него так называемый «отказной материал», - аргументированное объяснение того, почему по данному заявлению не следует возбуждать уголовное дело.

   Обычно сочиняются документы типа: «…в результате проверки сообщённых в заявлении фактов установлено, что заявитель 8 лет назад лечился от хронического алкоголизма, и в настоящий момент (по словам соседей) тоже периодически употребляет спирто-содержащие жидкости, поэтому сообщаемые им сведения о якобы избиении его из хулиганских побуждений группой неизвестных скорее всего являются следствием его «белой горячки»…»

   Или: «…заявительница вполне могла инсценировать кражу в своей квартире, поскольку уже седьмой год регулярно скандалит с собственным мужем, и, предположительно, желает развестись с ним, а поэтому - стремится таким образом утаить от будущего раздела совместно нажитого имущества значительную его часть…»

   Или же, наконец: «…пострадавший вполне мог нанести себе два ножевых ранения в спину и сам, поскольку - длиннорук, а что ножа при теле не нашли - так, скорее всего, он выкинул его в окно на улицу, где нож был подобран и унесён неустановленными лицами…»

   Если же и «отказуху» по каким-либо причинам состряпать не удалось (скажем, нашлось 20 свидетелей того, что убиенный не тыкал сам себя в спину ножищем, а всё ж таки был зарезан неизвестным), то тогда самое удобное – навесить преступление на кого-либо «левого», никакого отношения к данному преступлению не имевшего, но подходящего по всем статьям на роль злодея либо по причине наличия мотивов и отсутствия алиби, либо просто потому, что биография у него подходящая: живёт по соседству, и ранее уже был судим по серьёзным статьям… Кому ж и не преступничать, как не такому?!.

    Привожу только основные виды фальсификаций, где всё – на поверхности, и в принципе – легко разоблачаемо. Но есть и куда более тонкие и почти законные (или полу-законные) виды «химии», за которые в случае чего – и наказывать не будут, но которые способны украсить отчётность, сделав наши показатели более фотогеничными…

   Скажем, бомбанул домушник хату, взял бабки, документы, ш м а т ь ё и аппаратуру… Если мы его поймали затем, то в бумажках своих фиксируем целый ряд совершённых им преступлений: проникновение в жилище – раз, повреждение имущества (замка на входной двери) – два, похищение имущества – три, похищение имущества и документов - четыре, хулиганские действия (помочился в гостиной) - пять… Целых пять преступлений числится у нас, таким образом, раскрытым в результате поимки одного единственного воришки, совершившего одну-единственную кражу…

    В соседнем же доме, допустим, аналогичную кражу совершил другой, не пойманный нами ворюга, и там мы вписали в отчётность лишь одно совершённое преступление – похищение имущества… Итак, в реальности совершено два преступления, из которых раскрыто одно, раскрываемость - 50%. В отчётности же - совершено 6 преступлений, из них раскрыто 5, раскрываемость - 83,33%... Есть разница?!.

   Теперь предположим, что совершено десять абсолютно одинаковых краж, при расследовании которых лишь в двух случаях удалось найти преступников. Реальная раскрываемость - лишь 20%, что вполне нормально для Америки (там раскрываемость краж - именно такая), но совершенно не годится для нашей милиции… Да за такую «американскую» раскрываемость получат по шапке и начальник РОВД, и начальник городского УВД, а может - ещё и кто-нибудь повыше…

   Но вот что происходит на практике.

   Минимум двух прибежавших в райотдел заявителей отшили, не дав им оставить у нас свои вонючие заявы, одного - грубо («П-шёл вон, каналья, ты же пьян как сапожник, какая на хрен кража?! Мы тебя самого сейчас запрём в «обезяьннике», до полного протрезвления!..»), а вторую - помягче («Да-да, конечно, мы обязательно найдём похищенную у вас шубу, мадам, я сам этим немедленно и займусь… В дежурку заявление можете не относить, смотрите – я кладу его в свой карман, и теперь день и ночь буду заниматься исключительно вашим делом!..»)

   Ещё по одному заявлению - накатали отказной материал: «…бабушка заявителя в своё время страдала шизофренией, из чего очевидно, что утверждение заявителя о пропаже у него кожаной куртке является лишь эпизодическим проявлением той явно передающейся по наследству болезни…»

   Из оставшихся краж - каждую из тех, где воров не поймали, мы зарегистрировали по одному эпизоду, а каждая из тех, где вор был изобличён, потянула на пять отдельных эпизодов… Общий расклад: 15 совершённых преступлений, раскрыто – 10, то есть - 66,3 от общего их количества… Это немножко меньше заветного рубежа в 70%, но – только потому, что мы не прибегли к грубому фальсифицированию, и не уговорили тех двух пойманных нами домушников взять на себя парочку «левых» краж, совершённых не ими. А уговорить их - дело техники. На срок их отсидки «левые» кражи, по той же статье, никак не повлияют, зато в обмен они получат от нас курево, чай и некоторые послабления в режиме… И в этом случае оказалось бы, что из 15 преступлений раскрыто 12, процент раскрываемости - 80… Хорошо!..

   Вот какие нравы процветают в нашей «конторе» издавна. Но чаще всего делается это негласно, ибо все понимают незаконность происходящего…

    Держиморда же поставил всё «на поток», и не то чтоб прямо отдавал приказ:»Фальсифицируйте!», но - поставил нас в такие условия, когда без «химии» мы и дня спокойно проработать не смогли б, вмиг выпав из общей радужной картины якобы благополучного состояния дел в борьбе с преступностью в Энске! Логика обстоятельств заставляла нас заниматься подобным, но каждый – понимал, что случись скандал, и засветись кто-либо из нас по-крупному - отвечать только нам и придётся, и уж никак – не толкающему нас на подобное полковнику!..

   Ну а вторая основа «успехов» Держиморды в войне с криминалом - он не щадит свои кадры, заставляя работать их на износ, в результате любой реальный успех, любое действенное продвижение вперёд достигается лишь путём преждевременного износа ментовских организмов… Люди недосыпают, недоедают, не -восстанавливают растраченные силы. А оперов - снова и снова шпыняют, грубо понукая, заставляя суетиться и активничать…

   На какое-то время это даёт должный эффект, - в этом месяце, или в этом квартале, или в этом году офицер такой-то, допустим, сделает работы в два раза больше того, что сделал бы в более нормальных и спокойных условиях… Но что будет с ним через месяц?.. через квартал?.. через год?.. Если беспрерывно подстёгивать, не давая отдохнуть ни минуты, то любая лошадь рано или поздно - сдохнет!..

   Опера - не лошади. В том смысле, что куда выносливей и стойче… Но рано или поздно кончаются и наши внутренние ресурсы… Не вынеся тяжких нагрузок, одни из нас помрут от несчётного количества открывшихся болячек… Другие – превратятся в отупевших животных, ни на что более не годных, бездумно тянущих служебную лямку… третьи, самые способные, толпою убегут из органов туда, где их будут держать за людей, а не за бесправное быдло!.. Взамен - наберут новых, с ещё нерастраченным энтузиазмом, с неизбитыми иллюзиями… Сразу же – начнут эксплуатировать их по-чёрному, загоняют как кляч, нахлещутся кнутом, наорутся, наоскорбляют…

   Безжалостно – варварское отношение к личному составу способно дать лишь кратковременный эффект.

   Но Держиморде больше и не надо. Лишь бы сегодня с показателями раскрываемости всё было в ажуре, а что будет завтра - его не колышет. Завтра он надеется пойти на повышение, оставив горУВД приемнику, при котором (если тот окажется совестливее, и перестанет бить кадры мордой о стол) все упрятанные вовнутрь милицейские негаразды неминуемо вылезут наружу. Раскрываемость сразу резко упадёт, что позволит занявшему должность повыше Держиморде самоуверенно заявить: «Помните, какой должной высоты была раскрываемость в Управлении при мне?.. Что ж вы, милейший, так обленились, что не сумели сохранить и приумножить прежние славные традиции?!»

   Да. у него всё просчитано…

   Не так уж и глупы наши ментовски-руководящие задницы, когда речь касается их собственных интересов и интересиков!.. Свою личную выгоду они всегда помнят, и соблюдают - туго!..

   Вот почему мы и забыли уж, что такое выходные. Торчим на работе с девяти (иногда –и с восьми) утра и до десяти-одиннадцати вечера… Губим здоровье, палим нервы, растрачиваем силы… И это - за нищенскую зарплату, которую ещё и норовят выплачивать нерегулярно…

   Но деться – некуда. Большинству просто некуда из милиции уходить, вот и пашем как негры. И никому не пожалуешься - не господину мэру ведь отправлять жалобу на мужа сестры его жены!.. И не начальнику же облуправления телегу накатать на того, кто сумел нарисовать на бумажке такие чудесные показатели…

   Выхода – нет. Остаётся только работать до упора, а потом - упасть и сдохнуть, когда окончательно обессилишь…


4. Личная жизнь.

   Длительное время регулярные наезды на РОВД и разносы личного состава наш полковник совмещал с не менее регулярными пьянками, причём квасил он не много, а - ОЧЕНЬ МНОГО, назюзюкиваясь в дрезину так, что валялся под столом в луже блевотины… Утром, очухавшись, примет холодный душ, приведёт себя в более-менее божеский вид, и – едет на работу, учить подчинённых уму-разуму, дисциплине и добросовестному отношению к делу…
С обеда - потихонечку вновь - набирает градусов, ну а к вечеру - снова в стельку… И так каждый день!..

   Множество смешных и страшненьких историй о нашем начальнике горУВД бродило по коридорам РОВД. Наслушаешься их – так оторопь берёт…

    Рассказывают, например, что приглашённым на дни рождения к полковнику подчинённые (понятно, что в ранге ниже майорского никто не приглашался!) было принято приходить в гости не с пустыми руками, а с подарками, причём обязательно – дорогостоящими. (И взяткой не назовёшь - «это ж - подарок на день рождения, от чистого сердца!..») Но вот беда: на именины Держиморда бухал ещё обильнее, чем на будни, наклюкиваясь до положения риз довольно быстро, и потом уж не в силах вспомнить, кто и чего из нижестоящих дарил, и принёс ли подарок вообще… А то ведь есть такие хитрованычи: припрутся с пустыми руками, а назавтра - нагло уверяют в глаза: «Да что вы, как же я – и без подарка?! Я ж вам подарил то-то и то-то,
Это вы просто забыли…»

   Так вот, чтобы такое напрочь исключить в зародыше, на всех днях рождения начгорУВД присутствует специальный человек с видеокамерой, снимавший на плёнку всех, явившихся на празднование, и особо, - крупным планом – те подарки, которые каждый преподносил именнинику… Тут уж не «схимичишь», и не отвертишься… Есть ты на плёнке с подарками в руках - значит, дарил что-то, а если у тебя на видео - лишь пустые ладошки обозначились, без всякой зримости ценного презента, то морковку в зад ты получишь вместо подполковничьих звёздочек и вакантной должности начальника райотдела…

   Или же другой, ещё более комичный случай, получивший очень широкую известность…

   Кроме обычных пьянок, бывали у полковника ещё и периоды долговременных запоев-«сплошняков». Тогда домочадцы его уж и на службу не отпускали – куда ему, если стоять может только на четвереньках, да и то норовит всё время завалиться на бок… Согласитесь, творчески общаться с подчинёнными в таком состоянии - не удобно!..

   И вот во время одного из крепких «запивонов» супруга Держиморды, деловая дама с крепкой хваткой, закрыла валявшегося в отключке мужа в квартире, и ушла в магазин, забрав ключи.

   Повалялся часик-полтора полковник одинёшенек, да и очухался. В башке –трещит, в глазах – мутно, трубы горят вовсю, а водяры в доме – ни капельки, представляете?!. И не сбегать в супермаркет за пузырём на опохмел, потому как двери – на запоре, да и на ногах устоять затруднительно…

    Сперва Держиморда отчаялся, потом - спохватился: «Ядрёна мать, да я ж - начальник ГУВД, у меня ж - такие возможности!..» Схватился за телефон, звякнул подчинённому, начальнику ГАИ: «Водку… мне на адрес… живо!..»

   И через полчасика наблюдалась такая редкостная картинка: у дома начгорУВД стоит передвижной кран (гаишники тормознули его, задействовав
 по своим «срочным надобностям», и попробовал бы водитель уклониться!), и стрелой транспортирует на балкон 4-го этажа два ящика водки, прямиком в руки заждавшегося главы энской милиции!.. Понятно, что к моменту возвращения супруги домой сиятельный вельможа снова был в дымину…

   Потом случилось неприятное: полковника заставили закодироваться! Пару раз на ответственных совещаниях у начальника облУВД позволял себе Держиморда свалиться вместе со стулом, смутив присутствовавших при этом проверяльщиков из столицы… После этого немного осерчавший генерал скомандовал: «Ша!. . Марш – на кодировку!» Пришлось подчиниться…

   Кодирование на людей действует по разному. Одни - пьют как ни в чём не бывало, другие - прекращают на какое-то время, затем - возобновляя по новой… А вот на Держиморду это подействовало радикально: завязал с алкоголем - как отрезал!..

   Теперь представьте, как чувствует себя типичный наш мужик, всю жизнь активно бухавший, а затем - резко бросивший любимое занятие…

   …Вконец озверел Держиморда, уже и не орал на людей, а рычал невнятно, клокотал горлом, маша кулаком перед носярами нижестоящих, и матюкаясь очередями такой длины, что ими можно трижды обмотать Землю по экватору…

    Гнал он теперь окончательную несусветку, требуя вконец нереальное, а попробуй слово против вякнуть - сразу же: «А-а-а, вам не дорога честь городского Управления!..» Как будто для него самого эта честь была хоть на чуточку дороже медного пятака… Сволота!..

   До этого, как всякий законченный алкаш, был он в общем-то достаточно бескорыстен. (Подарки от подчинённых на именины не в счёт - там вся суть не в получении материальной выгоды, а в соблюдении субординации: «не дарит – значит, не уважает меня как своего начальника!»). Водка с закусью ему всегда находилась, а что ещё нужно конченному пьянталыге?..

    Теперь же, протрезвев и обдумав житьё-бытьё, полковник прозрел: ё-моё, так надо ж о своём будущем беспокоиться!.. Ибо пока ты у власти - всегда и нальют, и поднесут, а как шарахнешься в отставку, от коей никто не застрахован, - кому ты тогда надобен?!.

    И зактивничал полковник в пользу своего кармана…

   Умный человек при подобной должности всегда найдёт себе десяток обильных кормушек, незримо питаясь оттуда так, что и проверяющий комар носа не подточит… Но в уме Держиморду - не заподозришь… Зато в чём не откажешь - так это в пробивной энергичности и наглости!..

    Начал наезжать он на различные крупные коммерческие структуры и фирмы, требуя дани. В одних случаях - наличными, единовременно или регулярно, в других – предоставлением ему со-учредительства, и т.п. Пытавшихся уклониться - тут же прессовали различные проверяющие органы: милиция, налоговики, санэпидемстанция, пожарники, да мало ль кто ещё…

   Но ведь за каждой крупной и денежной структурой нынче стоит какая-либо «крыша»… Обиженные жаловались своим покровителям, те - искали подходы к полковнику, уговаривали его «съехать» с той или иной фирмы или богатея, Держиморда (если просили а в т о р и т е т н ы е люди) - и «съезжал», но не за так, вестимо, а - за денежки, либо за какие-нибудь ответные услуги…

   Так или иначе, возросшая активность начгорУВД постепенно стала занозой в заднице для многих серьёзных граждан нашего славного Энска. Пошли нехорошие базары: «этот хрен берёт на себя лишнего!», и: «надо дать ему укорот!» И не сносить бы ему головы, не будь он мужем сестры жены сами помните кого…

    В иных городах мэр – фигура средней значимости, такого и сверху пихают, и снизу, и сбоку… Но наш мэр – не таков! Всё у него схвачено, самим Президентом он знаем и уважаем, в министерские кабинеты вхож запросто, а уж у себя в области и вовсе со всеми «важняками» - вась-вась!..

  Такому мэру свой в доску и обязанный ему должностью начальник горУВД во как нужен! И даже не – в помощь, а главным образом - чтоб не мешал мэру заколачивать его собственные захеры-махеры… (Про надобность заколачивать большую деньгу не один ведь Держиморда думу имеет!..)

   Короче, все знали, что мэр за свояка мазу завсегда тянет. Потому и не трогали полковника, а тот и рад - свирепствовал вовсю, зверствовал уж не только у себя в милиции, где все вынуждены терпеть его выходки, но и - на вольных просторах…


5. Паршивые перспективы.

   Недавно подводили итоги деятельности ГУВД за отчётное полугодие. Держиморда выступил перед личным составом с очередным раздолбательным докладом.

   «Сволочи!.. Анальные пидоры!.. Позорные твари!.. Вша подзаборная!.. Работу завалили вконец, убийствами и грабежами на хрен никто не хочет заниматься, о прочей мелочёвке и молчу… Разгоню!.. Уволю!.. Отдам под суд!.. Наберём новых, не пидоров!» - орал полковник с трибуны, багровея лицом и брызжа слюной во все стороны.

   На следующий же день в городской «Вечёрке» опубликовали интервью с Держимордой, с совершенно иной оценкой деятельности ГУВД. Вчера только разнесённые в пух и в прах офицеры с удивлением читали в газете, что, оказывается, сработали они за полугодие на «отлично» (между строчек читалось: «а - под чьим мудрым руководством?!»), преступность в Энске - разбита, побеждена, повержена на обе лопатки, практически - почти искоренена…

   Но чтоб совсем ни у кого не оставалось в этом сомнений - полковник бросил вскользь поразившую з н а ю щ и х людей фразу: «…и мы рассчитываем уже к концу этого года полностью покончить с орудующими в городе организованными преступными группировками…»

   …Надо же…

    Ни в Италии, ни в Америке, ни вообще в какой-либо стране мира, не смотря на предпринимаемые там колоссальные усилия, так и не удалось полностью покончить с орудующими там мафиями, а наш «комиссар Катании» местного разлива берётся сделать это с лёгкостью, да ещё - в течении ближайших же месяцев…

   Понятно, что - бред… Но - такой ли уж бессмысленный, как кажется на первый взгляд?..

   За каждой из орудующих в городе группировок обязательно стоит кто-либо из власть имущих. Энск поделен между кланами, которые то борются между собою, то вступают в хрупкие и недолговременные союзы и объединения.

   Заявление Держиморды можно воспринять как объявление войны работающими под «крышей» мэра и Держиморды бандитами и жуликами тем бандитам и жуликам, которые ориентируются на их конкурентов и недругов…

   Но любая война - это не только (и даже не столько!) хождение в лобовую атаку на укреплённые позиции врага, в чём Держиморда силён (впрочем, вру - атаковать он предпочитал как раз «неукреплённого», слабейшего в сравнении с ним противника, - тех же своих подчинённых, например, или слабонервных коммерсантов)… Нет, тут и головой надо хорошенько поработать!..

    Общее мнение таково: зря Держиморда в эту войнушку играть решился…

   Победителем из неё ему не выйти!..