Уркаганская песня
Уркаганская песня

Режиссер ругался крепко:
-- Что за блажь, поэт Карпеко:
Яшка вор и хулиган,
А не красный партизан! –

Но хоть лопни, но хоть тресни –
Не писал Карпеко песни
Хулиганские досель...
Фильм грозился сесть на мель.

О четвертом варианте
Режиссер сказал:
                -- Отстаньте!
Это вовсе никуда:
Яшка не герой труда. –

Композитору Эшпаю:
-- Я вас кипятком ошпарю –
Дайте песню до утра,
Те, что раньше – все – мура!

Музыканта жжет досада.
-- Погулять, Андрюша, надо.
Ты, гляжу, подкис с тоски --
Пусть проветрятся мозги...

Летом хороша Одесса...
-- В карты нету интереса? --
С фиксой в кепочке один.
Вдруг заматерился:
                  -- Блин!

Как же я опять попался? –
Туз вторично оказался,
Ну, и кралечка вразрез... –
Тут же забурлил процесс --

У поэта вдохновенье:
-- Песня будет – нет сомненья.
Возвращаемся в отель...
Вдохновенье – точно хмель.

Режиссер сочился лестью:
-- Да, такую может песню
Петь одесский хулиган... –
Фильм был в целом – не фонтан...

Но проходка Яшки с песней
Всех сюжетов интересней.
Он на девушек глядел,
Им подмигивал и пел:

- Два туза и между -
Кралечка вразрез.
Я имел надежду,
А теперь я - без.
Ах, какая драма,
Пиковая дама,
Ты мне жизнь испортила мою-ю,
И теперь я бедный,
И худой и бледный,
Здесь, на Дерибасовской, стою.

Яшка шлендрал по бульвару,
Пел куплеты под гитару,
Летним воздухом дышал,
Уважение внушал:

- Девочки любили,
А теперь уж нет.
И монеты были,
Нету и монет.
Ах, какая драма,
Пиковая дама,
Ты мне жизнь испортила мою-ю,
И теперь я бедный,
И худой и бледный,
Здесь, на Дерибасовской, стою.

Золотилось солнцем лето.
В песне было три куплета.
Перед третьим Яшка взор
На красавицу простер:

- Мальчики, на кралей
Не кидайте глаз.
Все, чем вы бренчали,
Витрахнут из вас!...

Все допели, доиграли,
Все, как надо, отснимали.
Фильм отправился в прокат,
А поэт – домой. Виват!

Но над ним – судьбы опека:
-- Приезжай опять, Карпеко.
Новый фильм начнем вот-вот,
Песен исполнитель ждет.

Наш поэт прославлен в прессе
И полно друзей в Одессе.
Кличут вечером на чай.
А за чаем – невзначай:

-- Песенку твою о крале
Блатари здесь заиграли.
Два куплета – гимн воров...
Ну, за встречу – будь здоров! –

Посидели, поболтали,
Прошлое повспоминали.
Поздно, надо знать и честь.
Завтра подниматься в шесть...

Стихотворцу град знаком.
До гостиницы – пешком...
Над Одессой темень, мгла –
Час на темные дела.

В двух шагах уже отель...
Миг – и пропадает хмель:
Трое преградили путь –
Невозможно обминуть...

-- Ну, давай, сымай пиджак! –
-- Нет. Нельзя со мною так.
-- Почему? – спросил амбал.
-- Я вам песню накропал.

-- Ну?! – гоп-стопники качнулись –
И тотчас переглянулись...
-- Коли врешь, тогда – смотри...
-- В песне-то куплета три.

Три я написал для песни,
Ну а вам лишь два известны.
-- Пой! – скомандовал один. –
Спел. Похоже разбудил

Кой-кого в домах окрестных...
-- Верю, понимаешь в песнях.
Коли так, шагай вперед...
Эх, куда судьба ведет

В ночь ненастную такую?
На малину воровскую --
Злыдней самая пора...
Прошагали три двора.

Трое – в кепках-восьмиклинках,
Клешах, «правильных» ботинках,
Куртки – меленьеий вельвет –
Челки уркам застят свет,
С фиксами – рыжьем ощерься --
Словом – модные донельзя –
Завели в полуподвал...
-- Кто?
         -- Он песню навалял...

Оглядел Карпеко хазу...
-- Коська, парень – держим мазу –
Нашу песню сочинил! –
-- Стол богатый! – оценил

С удовольствием Карпеко.
Бросил взгляд на человека...
Тот же, во главе стола –
Медленно минута шла –

Словно бы решал задачку,
Взяв сперва Казбека пачку
И сверкая «поплавком»,
Отвечает с холодком:

-- За тебя держали мазу,
Подведешь – тогда мы сразу –
Жест под подбородком,
                                    -- Чик! –
Спой нам песенку, мужик!

-- Ну, так это, как ведется –
А гитара здесь найдется? –
Дали. Он сыграл и спел...
-- Ешь и пей! –
                    Он пил и ел.

На столе у них добра! –
Крабы, разная икра,
Буженина, балыки,
Пастрома и языки,

Шести видов колбаса...
Посидели три часа...
Парень с «поплавком» не прост --
За поэтов держит тост,

Просит почитать стихи,
Чтоб без всякой шелухи...
Понимая человека,
О любви читал Карпеко...

Коська трепетно внимал,
Тост повторно поднимал...
-- Поздно... Надо уходить...
Коська:
          Гостя проводить! --

Проводили до отеля...
-- Что еще сказать хотели:

Коська приказал сказать:
Просит завтра погулять
От шести и до семи
Дерибасовской... Прими

Наш прощальный сувенир...
-- Что в бутылке? Не кефир...
-- Ну, попробуешь на вкус...
Он гуляет, точно туз

От шести и до семи –
Интересно, черт возьми!
Коська в семь часов подплыл,
Поклонился... Снова был

С институтским поплавком...
-- Все – с тобою всяк знаком.
Песни добрые любя,
Показали мы тебя –

И отныне – ночью, днем
Город наш, считай, твой дом.
Можешь в нем хоть где гулять –
Ни одна не тронет б...