ПРЕДРАССВЕТНЫЙ СОН
За молитвою вслед отворился железный засов.
Дверь открылась в знакомый до боли, восторженный мир.
С гор текли ручейки, разбиваясь на сто голосов,
Голоса наполняли собою прозрачный эфир.
На гранитной плите там покоились чаши весов,
Фолиант, безнадёжно зачитанный кем-то до дыр,
И струился песок золотой из песочных часов,
Рядом старец стоял с бородою, одетый в подир...

Он стоял неподвижно, глаза устремив в небеса,
Опираясь на посох, и что-то неслышно шепча.
Вдалеке за холмом синевою темнели леса,
Рядом юная лань наклонилась над влагой ручья…
Шаг боялся ступить я в проём отворённой двери,
Опасаясь нарушить божественный этот покой.
Но минуту спустя я чудесную дверь притворил,
Только мне показалось, что старец махнул мне рукой…

Это было не явью - случайно запомненным сном,
Непонятным и светлым, как небо, как песнь соловьёв.
Звонко пела душа предрассветной заре за окном,
Повторяя мотивы приснившихся в сказке ручьёв…