Загадка жизненного бреда
…Пахнут пальцы курящимся ладаном,
А волосы — воском оплывшей свечи,
И строгие губы над девственным саваном
Словно надменно велят: "Помолчи!"

Глади Вашего лба не коснулись морщины,
И кожа бела, словно лилий пустынных расцвет —
Вы молоды вечно, ведь времени злая стремнина
Не тронет тех плеч, что не сдавлены бременем лет.

Нетленных волос Ваших чёрные мёртвые змеи
Прекрасными кольцами мирно лежат на груди,
И неестественно, как в лихорадочном жаре,
алеют Надменные губы на фоне чарующей тьмы.

И озером чёрным бездонно зияют
Зрачки ледяные, как прорези древних бойниц;
Зловещим пожаром лёд тьмы полыхает
В пустых равнодушных разрезах глазниц.

И в вашем лишь мудростью вскормленном теле
Бушует, как в горне гудя, вечный адский огонь;
Расплывчат Ваш образ, как пыль на седой акварели,
Из мыслей размытых что соткан и бледный Ваш конь.

И каждый на этой земле обречён и поныне
Встречать Вас в последнем болезненном сне.
Но я не боюсь Вашей пахнущей склепом гордыни,
И рада, что участь сия уготована так же и мне.

Ваш облик — сиянье моей вожделенной свободы;
Сорвёте Вы с глаз моих глупости вяжущий плен,
Рубашки смирительной цепи сожжёте и годы…
Легка, как пылинка, я радостно встану с колен.

…Назвать Ваше имя тот, кто отгадал, побоится,
Страшась осквернить горькой памятью губы свои,
А неузнавшему Вас Вы позволите сладко забыться,
Не слова ему не сказав… До поры, до поры…

Margueritte
май — декабрь 1996.