Лети моя Дюймовочка
Как – будто саван черный для меня на облаке расстелен…
Меня убивали долго, какие то без лиц сволочи…
Я плохой человек, но им то я ничего не сделал.
Ну что ж, значит лети моя Дюймовочка.

Бог – подонок, неграмотный хирург…
Вы думаете, что все… кто расставит?
Анжелина, сестра дай нашей,
святой пригубить воды с твоих рук,
а я тебе за это душу, часть, - она у меня кусками.

Вот пишу сейчас, а в кулаках слезы:
Не чувствую воздуха, не различаю вкуса…
Хорошо наверное ходить по земле «просто»,
Или голубем в твоих руках обернуться.

Только я когда умру, ты ничего не почуешь,
потому что вы люди – все одно- человеческая горсть.
А я все молюсь, словно звезду вижу, чистую и большую…
Вот мне услышалась Фея, а обнять то не пришлось.

Фея, она же самая светлая Дюймовочка,
И по сему я без рук хожу по узору моста…
Выпускали образы, и они не вернулись до полночи…
И меня кто – то гнал от сюда… Отпускал…

У тебя есть медальон, ты его мне подари,
Так просто, чтобы я был в тишине, в покое…
Чтобы думал, будто все наши двери внутри.
Буду беречь его как самое дорогое. Самое дорогое…

Радуйся, что Поэт увидел в тебе сестру.
Это все «ничего», сколько можно повторять.
"Голос" ищет в этом мире механических фигур,
Но это же птица – зачем в нее стрелять.

Зачем в нее стрелять?