Антимосква
АНТИМОСКВА

Пролог

Среди Пространств, суровых и бескрайних,
Меж Гор Великих и Потоков Вод,
Людские Сонмы издревле страдают,
Привыкнув жить в Ничтожестве, как Скот.

Они блуждают в Жизни неприметной,
Личину носят, будто бы «мирясь»,
Хранят в Душе Лучи больного Света,
И всюду их охватывает Грязь.

Свою Судьбу безмолвно презирая,
Они таят Презрение к себе,
И в Униженьи Ближних унижают,
Растя Мозоли тихо на Горбе.

Но в Глубине Очей их потускневших,
Средь Мешанины Истин и Страстей,
Секрет Мученья страшного замешан –
На Пекле Крови, поверху Костей.

В чём эта Тайна, бьющая коварно?
Где Яд Отравы, спрятанной во Мгле?
Какой Петлёй затянутой, кошмарной,
Живёт Тоска с Усмешкой на Челе?

И почему должны в таком Отребьи
Влачить свой Дух Сообщества Людей?
Ответ один: их давят злые Цепи,
Они – Рабы без Родины Своей,

Они привыкли гибнуть повсеместно,
Идя на Жертвы в Горе и в Бреду,
Поскольку бьются Страдой неизвестной,
Кормя собою алчную Беду,

Лишенья терпят, в Скудости стенают
В бесцельной Тьме бессильно устают:
Ведут Войну, что Души пожирает, –
Ведут Войну, что не Осознают,

Войну, что ныне Мирною Шарадой
Прикрыла Хаос будущих Пустынь!..
Но Люди слепо мечутся, страдают, –
И Путь их снова, будто-бы, «един»...

Они ведь «верят»... Так ли это, полно?!
Чему же «Вера» эта отдана? –
Преступной Лжи, что в Городе Подонном
Как Малярия, тянется со Дна,

Тому Червю, что с лишним Пять Столетий
Свои Присоски в каждого пустив,
Воюет Тайно – выставив на Свете
Обманный «Образ», – Истину укрыв.

Он пожирает Воинов ослеплённых,
Сковав их Волю Верою в Себя, –
В того Врага, что ест их неуклонно,
С которым бьются, Жизнь свою губя!

В последний Круг вступает эта Битва...
Всё на Кону. Очнётся ль Сонм Людской?!
Родится ль снова Русь, что Смертью свита, –
Иль станет Монстру вечною Рабой?!

Что Русь хранит? На что ей опереться?
И как Отраву твёрдо распознать? –
Се Светоч Тайны, Символов Известье,
Тот Русский Дух, что надо Очищать,

Тот Глас, что жив внутри, полузабытый, –
Раздавлен Монстром, тайно подменён:
Его услышать – Долг Руси разбитой,
И внять ему – вневременный Закон!..

Колокола

Звон Колокола – Мистика России:
В нём Дух её Свободы Золотой,
И Колокольни – Витязи Святые
Хранят её Величье за собой.

Их Купола – горящие Шеломы,
Горят в Пространстве девственных Степей –
Где Суть Руси, где Русский снова Дома,
Где нет московских стянутых Цепей...

Но в том Москва, чтоб Ложью и Коварством
Проникнуть всюду, Истину поправ,
И под Личиной «Праведного Царства»
Посеять Смуту – Главное украв.

И колокольный Светоч новгородский
Слепил Глаза тиранящей Москве:
Гудел Набат сильней, чем били Розги,
Зовя Людей к Истокам – и к Себе.

Что нужно было? Церковь приручая,
Заставить петь о том Колокола,
Что надо жить, сгибаясь и смиряясь,
Боясь Руки «Великого Стола»,

Что «Голос Божий» – Голос Подавленья
Заблудших Душ, греховных и больных,
«Оплотом Веры», «Градом Исцеленья»,
Гнобящим тех, кто Духом не поник,

Что «всем Языцам» надобно молиться,
Забыв Былины Вольности земной,
Что нужно в Пыль Тиранам поклониться, –
И быть «Счастливым», воя под Пятой...

Так началась Борьба с Колоколами, –
Борьба за Слово, Битва за Умы, –
И веря Лжи, своими же Руками,
Русь возводила Здание Тюрьмы.

И под Охраной бронзовых Анафем,
В глухих Стенах больших Монастырей,
Томились те, кто не был Сном отравлен –
Не подчинился низменной Игре...

Момент, когда Русь, сломленная, пала,
Есть Миг Сверженья Песни Вечевой:
В тот самый Час Стопа Москвы попрала
Мечту Свободы истинно святой,

Людей лишила Выбора и Воли, –
Связав Глаза, выкалывая их, –
Чтоб отделить Душителей от «Голи»,
Потоки «Быдла» от «Людей Своих».

И чтобы Глас пугающей Свободы
Исчез безследно, «в Персть» и «Навсегда»,
Москва разбила «Колокол Народа»
У Бродов тех, где Чистая Вода.

Но яркий Звон валдайских Колокольцев
Пошёл с тех пор по сдавленной Руси:
Осколки Душ упрямых Новгородцев,
Что жили вольно, славно и в Чести.

Звон этих Капель Грохотом Восстаний
Вёл Кострому и Астрахань в Урал,
Глуша Набат Мошны столичной Дани,
Что Слух Руси Веками отравлял.

Но победила горькая Отрава, –
Колоколам «смирили Языки», –
Померкла их бичующая Слава:
На них играют Тати и Враги.

Их «создают» и «бьют», и «расплавляют»
Но им не верят... Страшная Судьба!
Они «гудят» – но боле не мечтают, –
И только Богу молятся едва.

Но Перст Небес отмстил за Оскверненье,
Разбив в Отместку «Колокол Царя», –
Великий Символ, Предостереженье,
Что подаётся Истиной не зря.

Так Низложенье «Вечного Тирана»
Пробьёт однажды Колокол во Мгле:
Он будет петь от Веча, и с Майдана,
Что Русь жива в своей родной Земле!..

Оборотень

Москва есть Монстр, сокрытым Паразитом
Уже Века таящийся внутри
Святой Руси, что Щупальцами свита,
Привыкнув к Роли Жертвы исстари.

И Паразит невидимой Гробницей
Пьёт тихо Соки верящих Людей
В то, что за Спасской Башнею – «Зеница»,
«Великий Витязь» в Счастье и Беде.

Но нет! Москва Россию пресмыкает –
Поскольку в ней Природа такова:
Она есть Змей, которого пронзает
Святой Георгий, Витязей Глава!

Однако, тише: здесь и Преступленье!
«Святой» с Герба, сними картонный Нимб!
Ведь «Святость» – Маска, а под ней – Шипенье:
Змей – на Коне, Спаситель же – погиб.

Гад, что схитрил, Обличье взяв Чужое.
Хамелеон без Цвета Своего,
Что примеряет краденой Душою
Иную Внешность страшною Главой,

Живёт Обманом, исподволь охотясь,
Повсюду видя «Жертву» и «Жратву» –
Вот Суть Одна, рисующая Образ,
И есть Вторая – скрятая в Молву:

Природа Змея... Змей меняет Шкуру.
А этот Змей – Душой Хамелеон:
Иная здесь «духовная Текстура» –
Холоднодушьем жив московский Сон.

Московский Змей «примеривает» Кожи,
А не растит заветную Свою:
Крадя Личину, Смысл украсть не может, –
И потому во всём творит «Змею».

Плодит Коварство, Скользкость и Отраву,
Сбивая с Толку тысячи Живых,
Ведёт к Абсурду «видимую Славу», –
Но настаёт неумолимый Миг,

Когда сквозь Ложь вскрывается Ошибка,
На Свет выходит Правда о Вранье, –
И вот тогда Москва спускает «Лихо»,
Уходит в Мрак, ползёт подстать Змее,

Чехол Уродства в Прахе оставляет,
Не сожалея больше ни о чём,
Себя саму как-будто вновь «стирает»,
Чтоб снова в Краже строить «лучший Дом».

Так гибнут те, кто в Верности Былому
Зрил Смысл Жизни, Честностью живя,
Так на Песке «Таинственностью» Слома
Дворцы возводят новые «Князья»,

Так, новых Жертв Гипнозом обретая,
Вселенский Змей готовит жуткий Пир:
Не только Шкуру – Души разъедает
Слюна того, кто Сущностью Вампир!

Москва была «Египтом», «Византией»,
Себе смеряла «Иерусалим»,
Величье «Рима» приняла стихийно, –
Но не пустилась Разумом за ним, –

Потом восстала призрачной «Европой»
Средь Плавунов чудовищной Реки,
Затем «вернулась» Пламенным Потопом
В свои же Стены с Прапором Другим.

Прокляла Знамя, славное когда-то, –
И вновь, змеиным стянута Кольцом,
Теперь таится зло и воровато,
Питая Силы бросовым Куском...

Противоречья!.. Тенью «Фараонов»
В Москве начертан чей-то «Общий Дом»:
Кровь Цезаризма бьёт Пожаром с Трона,
И Ложь «Порядка» выведет в Погром.

«Живого Бога Град» сливая с Градом
Что Богу Враг, и Богом был убит,
Венчанье чистой Вечности с Распадом,
С Притоном буйным – вымоленный Скит.

Христос для «Власти» выставлен Рекламой,
Чтоб Образ Братства в Равенстве разбить,
Кадит везде Материя во Храмах, –
Но притязает Дух людской «будить»...

Сжирать себя, питаясь Плотью Ближних,
Кусать свой Хвост, пуская Яд кругом:
Московский Хаос – Образно-Безличен
Дырою Чёрной смотрит из Хором!..

Раздвоение

С начал своих далёких, и доныне,
Москва живёт, сжигая Жизнь свою,
Она подобна выколотой Льдине
Что копит Стужу в Северном Краю,

И, ненавидя Солнце и Теченья,
Влечётся к ним, теряя Мощь и Твердь, –
Её ласкают страшные Сомненья
Лихих Времён слепая Круговерть,

Желанье «править» бурным Океаном
Что так силён и так непостижим,
И, домогаясь «Власти» неустанно,
Стремится тёмной Завистью за ним,

И, растворяясь тихо, постепенно,
Питать собою «чуждое» Тепло:
Судьба Москвы – быть суетной и бренной,
Являть собой Поверженное Зло!

Огонь природных Сил Противоречий
Её всегда на Части раздирал –
Она влеклась к тому, что есть Далече,
Стремясь по-детски всюду «править Бал»,

Мешая всё в нелепую Микстуру,
Забыв узнать, «что», «где» и «почему»,
Желая всем казаться «мудрым Гуру»,
Что лишь один всё строит «по Уму»...

Взрастив себя в восточном Деспотизме,
Москва лгала, что русским «Мать» она,
Их подавляя то Повадкой лисьей,
То Грабежом, снедающим до Дна,

То иноземной Силою жестокой,
Что проливала «родственную» Кровь,
То лицемерной Мерзостью Порока,
Прикрытой жалким Рубищем из Слов.

Она была не «Матерью» – но «Маткой»,
И пожирала собственных «Детей»,
Ведя свой Пир открыто и украдкой,
Хрустя Горою Судеб и Костей,

Звала к себе «Обиженных Другими»,
Чтоб Души их незримо извратить,
Их поглотить – и стать «Непобедимой»,
И вновь затем Обманутых губить...

Но кто желает властвовать над Миром,
Открыться должен Сущностью ему...
Москва же вновь Живое раскроила,
Творя в себе закрытую Тюрьму.

Она пыталась «Страшное» отвергнуть, –
Что не стремилась вовремя Понять, –
Иметь «свою», завышенную Мерку,
Не зная, что и с чем соизмерять:

Стремясь к Войне, и Войнами питаясь,
Себя гласила «мирною Страной»,
Но чем была, тем, в сущности, осталась, –
Среди Народов тёмным Сатаной!..

Отсюда – Суть извечного Конфликта:
«Мы – подлый Запад, иль святой Восток?!» –
Его Природа Путаницей крыта,
Уходит Корнем в мысленный Песок.

Ведь до Москвы жила Русь гармонично,
С открытым Миром, Ложью не рядясь,
Она была Собой, не зная «Лишних»,
И этот Вздор не слыша отродясь,

Она черпала Пользу отовсюду,
Борясь лишь с теми, кто мешал ей жить,
Училась Вере, Истине и Чуду,
Что не дано Коварству раскроить...

Москва же стала грабить и питаться
Прикрытым хитро наглым Грабежом,
Боясь трусливым Гонором признаться,
Что ей Удел – «пониже Этажом»,

Что инфантильно суетным Невежей
В Учителях рассматривать «Врагов»,
И что двурушно там тиранить Межи,
Где Алчность зрит таинственный Покров.

Но никуда не деться от Природы!
Отъемлет Разум Силы у Вранья, –
И будут в Пыль низвергнуты те Своды,
Что прячут Вонь протухшего Гнилья.

Про это зная, Племя Московитов
Стремится внешне выглядеть, как те,
Что дорожат Культурою развитой,
О Новом, Лучшем ратуя везде.

И здесь опять московскому Уродству
Начертан новый внутренний Раздрай:
Ведь не удастся Хамское Господство
Приобразить в святой, свободный Край!..

Не трудно вырвать Крошки от Обеда,
И этим Грубость дальше поддержать,
И лгать себе, и сеять Ложь по Свету,
Что можно «быстро» Сложное «догнать»...

Так, подкормившись долгою Войною,
И за Спиной Великого Царя,
Москва взвилась Второю Головою, –
«Другой Столицей», что внутри – «своя».

Она была таким же Гиблым Местом,
Болотом хладным, страшным Плавуном,
Открывшим вновь в Нутре Московском Бездну,
Как Полынью в Морозе вековом.

Вглядись, о Мир! Мечта перед тобою
О «ненавистном», «проклятом» Тебе!
В ней всё шипит завистливой Тоскою,
Бродящей Сном в московской Голове,

О том, что ей всегда Недостижимо, –
Но есть в Природе попранной Руси! –
Руси, разбитой, сдавленной, гонимой,
Но всё же Вольной, созданной цвести!

Руси, открытой Знаниям и Свету,
Руси Морской, Руси Некрепостной, –
Где Жизнь кочует Песнею пропетой,
А не уходит в Низость и Запой...

Но, оседлав все Русские Заветы,
Москва и тут Угоду извлекла:
Неся с собой для Русских злые Беды –
Грибницу с «Ликом Запада» дала!..

И стала править... Только Раздвоенье
Пошло уже повсюду и везде:
Так родилось Великое Смятенье,
Что топит Душу в мертвенной Воде, –

Смятенье Чувств, что гложет подневольно
Вопросов скрытых гулкой Чередой,
О том, «кто мы», живём ли мы «достойно»,
И как нам стать, в конце концов, «Собой».

Здесь Русь жива – Москва же подыхает:
А потому, за «Образом Врага»
Она Себя от Правды укрывает, –
Как уже было долгие Века!..

Русь не должна Химерою Московской
Себя опять навеки подчинить,
И Пустотой за Вывескою броской
Свою Стезю заставить позабыть!

Русь там, где Правда, Равенство, Культура,
Народовластье, Воля и Закон, –
Но в Тирании затхлой и сутулой
Она Чужой обслужтвает Сон.

И Ложь Москвы должна уйти за нею,
Чтобы Болезнью Кровь не отравлять, –
И сможет Русь встать снова, – лишь посмеет
Дерзнуть Учиться, Мыслить, Познавать!

Взойдёт Звездой на чистом Небосводе
Цивилизаций, славящих Прогресс,
Став не «восточно-западным Народом»,
Но лишь Народом, ведающим Честь!

Пора очистить Стяги Золотые,
Открыть Глаза, узнав Душою Свет:
Не Русь, – Москва больна Шизофренией,
А у Руси такой «Проблемы» нет!..

Вера

Святая Вера – Стержень для России:
Она есть Совесть, Тайная Печать,
Универсальность – вот её Стихия,
Как и Руси, что Высшему подстать.

Она Светилом вышла издалёка,
Неся в себе Культуры Торжество, –
Была Душой, завещанной от Бога,
Немую Плоть зачавшую Звездой.

Через неё Русь с Миром породнилась, –
В ней также был Открытости Огонь, –
И в Правде Божьей Русь укоренилась
Идя к Истокам, с Юга посолонь.

Русь стала новой благостной Пустыней,
Приютом Духа, Мыслей и Мольбы,
Так через Веру Множество единым
Взошло в великих Дебрях вековых.

И Вера стала Целью и Призваньем,
Вступила с Волей в новый Диалог,
Даря Народу Власть и Помазанье
Соподчинённых княжеских Голов.

Князь на Руси – не Кесарем назвался:
На Службе Правды бурных Вод Земли,
Венец – и Крест – тому передавался,
К кому Права Защитою влекли.

И Церковь – Вече, Верное Собранье, –
Соединяло Волю во Одно
Храня Веками хмурое Преданье,
Цветенье Жизни вечною Весной.

Звон колокольный Святостью и Песней
Права Народа с Верою отлил:
Прекрасный Сплав – и нет его чудесней,
Ведь он над Русью Истину гласил!..

Но Перст Москвы скосил Обличье Веры,
И Церкви Честь цинично запятнал:
Её Огонь использовав безмерно,
Тиран Москвы затем её подмял.

Купив себе в Слугу Митрополита,
Внеся Разлад меж Русских и «Чужих»,
Монастыри «подкармливая» с виду,
И расширяя тихо Рубежи.

Москва сменила Веру «Государством»,
Цветенье Душ – «Раскаяньем» Рабов
Крестом Свобода вдруг покрыла Рабство
Мерила Церкви с ним перемолов.

Иосиф с Нилом – этот Спор доныне
В Груди у Веры Злом кровоточит:
Мамона с Богом будут ли «Едины»,
Иль Глас Народа – это Божий Скит?

И как в Руси Пустынно жили Церкви, –
Так при Москве тюремною Стеной
Монастыри росли, гордясь «Опекой»,
Глумясь с Москвой над стянутой Страной.

Так Оправданье Лжи и Произвола
Сменило Правду исконных Времён, –
И Церковь шла Прислугой за Престолом,
Что «закупил» саму её в Полон.

Разгул «Царей» Гордыней Патриарха
Был наконец оспорен, – чтоб потом
Упала Вера в Цепи и на Плаху
Уйдя в Огонь с Аввакумом – «Отцом».

Под Гнётом Лжи и Вера подкосилась, –
И в том Урок: Безверье – Грех Москвы
Смерть Отрицанья издали развилась,
Затмив Умы, пророча Бездну Лих.

Как ждать от тех Спасения и Воли,
Кто сам есть Раб, боящийся Рабов,
Кто не живёт, докапываясь «Соли»,
А ищет «Сахар» в Нечисти Гробов?!

Так Святость Церкви Миф о падшем Риме
Собой покрыла, Ложному служа, –
И потому под хилой Маской Грима
Скрывала в Ране Лезвие Ножа.

И так Народ в себе отбросил Веру,
Как Церковь Цель свою не сберегла:
«Объединяя» Русь на Выкорм Зверю,
Стирая Кровь с разбитого Чела,

Она рассталась с Правдою Христовой,
Что перешла в Юродство с этих Пор, –
И Гласом Нищих огненное Слово
Вещало Трону про Войну и Мор,

Детоубийство, Ложь и Святотатство,
Про Беззаконье, Ненависть, Тоску, –
А Церковь стала Тенью перед Паствой,
Себя отдав заклятому Врагу...

Русь приняла когда-то Светоч Веры, –
Москва ж с Подола Церкви изошла:
Творя за Ширмой «Выгодное Дело»,
Она Пороком Верным расцвела.

Софии Принцип Тьмою отрицая,
В Познанье Сном Невежества чадя,
Росла под ней «Религия Святая»,
Из Оправданий «Веру» городя.

Русь верит в Разум – Разумом, Разумно, –
Не фанатично, как Москва велит:
Но Цель Москвы – чтоб верили Бездумно,
И груз Обид безропотно несли,

Чтобы «смирялись» и «долготерпели»,
Чтоб «всепрощали» тех, кто Не Простит,
И Акафист Чудовищу воспели,
Что беспощадным Пламенем палит!..

Не устоит «Чиновник Тирании»,
Когда Тиран безудержный уйдёт:
Сей древний Принцип ведали Святые,
Что шли из Храмов, гневные, в Народ.

И яркий Свет отшельнической Правды
Монастырями стали заменять:
Тюрьмой – Свободу, Нищету – Наградой,
Стремленье Жить – Стремлением Страдать.

И «Патриарх» – двоякий, двухголовый, –
Москву и Русь под «Царством» сочетал:
Но в Двоебожье – Семя Катастрофы,
Что сам Господь кроваво развенчал!..

Москва и Русь – Религия иль Вера,
Тьма или Свет, Безумье или Мысль:
Кто победит, и чья восстанет Эра?
Кто обуздает Мощь великих Сил?

Должно свершиться Чудо Исцеленья,
Наполнив Злато Внешнее Душой, –
Служенье Небу, а не Москвотленью
Создаст Собор, что вылепится в Строй!

Народ и Церковь – Вера и Доверье,
Глас колокольный Множеством Един:
Путь в Небеса лишь Правдою измерен, –
Путь Русской Правды здесь исповедим!..

Мифы Властоверья

Три Мифа Зла Златая Сень укрыла,
Народы в Сонмы ложные смешав:
Водоразделы, Войны и Насилье
Итогом стали, Роль свою сыграв.

Восстало в Тьме Чудовище «Славянства»
Что «Белым Цветом» красилось в Умах,
А с двух Сторон – «Враги» иною Мастью
Вещали Боль, Гонения и Страх.

«Неверных» Толпы с «Верными» сражались,
Идею Веры, якобы, неся
В Борьбе Религий Истины терялась, –
Даря в Огне Могущество Князьям.

Лик Цареградный строил «Ойкумену»
Под Хор Молитв, украденных в Тиши:
И Мифомир тиранил безответно
Мир, что Загадкой Вечною лежит...

«Восток» и «Запад» – «Немцы» и «Татары»
Как Наважденье грезились с тех пор:
И те, и те – лишь Тени Полуправды,
В обеих скрыт неузнанный Раздор.

Так Обобщенья грубые швырялись
На Веру Суть Неверного кладя,
Так Рубежи – и Раны – создавались,
В Крови Пожарищ Гонором чадя,

Так пала Русь в Абстракцию «Славянства»,
Что для Москвы Прибежищем взросла –
Под Сенью «Веры» слепо и несчастно
Паучья Сеть «Империи» ткалась...

Но Русь чужда Вражды Универсальной
И верит в Правду, а не в Произвол:
Она не Персть в Деспотии «Сакральной»,
Но Лик Святыни, что с Небес пришёл...

Очистить Русь от Шелухи Абстракций –
Вот Очищенье Мира и Себя:
Не надо Русским боле примеряться,
Тень Заблуждений Прошлого ловя!

Так возродится Истинная Вера,
В Идее Русской воцарится Бог,
И Слово Божье воплотится в Дело,
Соединяя Устье и Исток!

Так Кривдославье станет Правдославьем,
И расцветёт Религией Руси:
Пусть Правовера царствует и правит,
Пусть воплотит Гармонию Красы!..

Дух Руси

Живая Мысль – а с ней Живое Слово
Полёт Пространства в Духе Золотом:
Основа русской Этики Святого
Что Многогранность чествует в Святом.

Паломник видит Цель сокрытым Оком, –
Вперёд идя, и Мощь стяжав в Пути, –
Среди Равнин спешит, где Даль высока
И с горним Светом жаждет вознестись.

Вся Жизнь Земли с Бездонностью Небесной
В Мировоззренье русском исстари, –
На Равных были, сея Центробежность,
Стремленья Многих к Общему в Дали.

И чтобы жить, Движенье сохраняя,
Что напитало Ширь и Глубину,
Цветенье Мысли полнилось, стяжая
Руси Задачу Вечную Одну:

Борясь за Правду, верить в Идеалы,
И в них искать Родство и вечный Рост, –
Смысл должен быть Оправдан изначально,
Как нерушим над Пропастями Мост.

Таких Людей, чья Сущность Поиск Правды,
Русь воспитала, Путь им завещав, –
Путь беспокойной и великой Страды,
Побед духовных и высоких Глав.

Идеи Чести, Скромности суровой,
Прекрасной Жертвы ради Чистоты,
Любви Людей, Единства Дела, Слова,
Служенья Всем, Достоинства без Мзды,

Создали Тип и Образ Созиданья,
Что Основанье Храма заложил, –
Святой Руси, возвысившей Познанье,
Отвергшей Мрак Невежества и Лжи...

Москва себе сей Образ подчинила,
«Руси» Личину ловко переняв, –
И стала «Центром» грубого Насилья,
Живую Мысль Границами распяв,

И лишь тогда Дух Русский пробуждая,
Когда «Спасенье» чаялось за ним:
Русь создавала, Силы возрождая,
Что Гниль Москвы пускала снова в Дым.

Но Тип Людей остался – и боролся
За Чистоту, страдая, но идя
Путём Руси, к Поэзии от Прозы,
На Идеал возвышенный глядя.

Интеллигентный Дух России древней,
Восстал, Москву терзая изнутри:
Зеркальной Гладью в завранной Измене,
Открывшей то, что «сбили» и «смели».

Интеллигент отважно поднял Голос,
Что будто Веча Колокол звучал,
Закон и Правду требовал для Дола,
Небесный Долг закладывал в Речах,

К Народу шёл, привыкшему, как Стадо,
Подножный Корм считать за «свой Удел»,
«Страну Земли» Страной свободных Градов
Иносказаньем пестовать посмел,

Отринув «Дань», Гражданственность возвысил,
Разнообразье свёл и описал,
Народоправство без «Верхов» и «Низа»
Воспел опять – и Жизнь ему отдал!..

Интеллигентность – Русь – Враги с Москвою,
Чей Образ Хамство, Ложь и Суета,
И Цель Москвы – сменить её собою,
Унизить, смять Понятьем «Простота»,

Мерило Знаний – Гонором «Всезнайства»,
Огонь Познанья тихо заглушить,
Грызнёю «Званий», должностным Жеманством
Свободный Дух «Кормленью» подчинить,

А коль нельзя – так просто уничтожить –
Душить Забвеньем, медленно гнобя:
Трясина тянет Жертв бездонной Ложью,
И отравляет, исподволь губя...

Москве нужны Рабы в бездумном Гурте,
Застои Душ, Гноения Умов,
Интеллигент опасен – так как будит
России Память Цветом русских Слов.

Он – воплощённый Принцип в Беспринципье,
Он – как Система в Хаосе Ночном,
Священный Пахарь на священной Ниве,
Великий Гость, стоящий на своём,

Свободы Память, – Память Безмосковья, –
Что Поиск Правды снова освятит:
Вот почему, Свободу Слова гробя,
Москва стремится Свет её убить!..

Общедержавие

Русь – это Воля и Народовластье,
Москва ж – Безволье, Рабство и Позор:
Давить Свободу, рвать её на Части, –
Сыграв в «Единство», – этим с давних пор

Московский Сброд Россией «управляет»...
Но не удастся с Памяти стереть
Народный Глас, что с Чистотою славит
Набатный Гул – молящаяся Медь!

Власть исстари на Землю приглашалась –
Решало Вече Сущность Дел её:
По Воле Многих Войско оставалось,
Иль шло на Бой за истинно «Своё»;

И Князь не смел тиранить по Желанью,
Не смел губить, присваивать и жечь:
Он был на Службе – вот его Призванье,
А правил Разум, Право – через Речь.

Суть Государства в том и состояла,
Чтоб Рубежи надёжно охранять,
Ведь Безопасность – Общее Начало
Внутри, извне – чтоб Целому сиять.

Но в чём же «Целость» Русского Народа?
В Единстве Равном Разных и Иных:
Русь – не Абстракт «Собора» или «Свода»,
Не «Общий Глас» – не Хаос и не Крик,

А Постоянство Волеизъявленья
И непрерывный, плавный Диалог –
Различных Мнений в том Соединенье,
Что Общим Смыслом полнит Суть и Слог.

В нём та Печать Взаимных Интересов,
Что Слову Цену Тверди придаёт, –
Как Договор, что Золото по Весу
Рассыплет всем, и Горе разведёт.

И Тирания издревле каралась
Жестокой Смертью Грубых и Слепых.
Всегда так было – Истина осталась
В Народе Русском, выбитом под Дых...

Но Извращенье Принципов Москвою
Вело на нет Усилия Людей:
Она давила Правду под собою,
Травя Цинизмом Светочи Идей.

Всегда Народ, спасая Государство,
Его крепил, растил и умножал, –
А Результат присваивался Кастой,
Что крала Силу движущих Начал.

Война с Народом, с Русью – Измеренье
Всё той же злой Болезни Родовой
Москвы, заклятой собственным Каленьем,
Шизофренией с «Царскою Главой».

И Пропаганда, – лучшее Оружье
Московской Спеси, – Ложь боготворя,
Внушала Людям: «Быть Рабами – лучше!
Забудьте Русь, Традиции, Себя!»

«Свыкайтесь с тем, что вы – под нами, «Снизу»,
А мы есьм «Верх», всё знающий «за Вас»!
Мы видим Всё! Мы – «Праведная Риза»
Нужны нам Руки ваши, а не Глас!»

«Руси чужда пустая «Говорильня», –
Поскольку в ней для Власти нашей Смерть, –
Москва за счёт ваш сделается Сильной,
Чтоб этой «Силой» вас же «поиметь»!

«Возненавидьте собственную Душу, –
Мы вас научим: это нужно Нам!
Нето она «Общак Воров» разрушит –
Святой для нас, погрязших в Бездне Зла!..»

И Русь Рекламе, вылитой нахрапом,
Средь чуждых Войн на Волю отдалась,
И Власть попала в «избранные» Лапы,
Что поспешили Выборность украсть,

Залгать «Соборы», – Веч-ность распуская, –
Народоправство вымертвив везде,
Свободу хитро выставив «Раздраем»,
И помогая внутренней Беде.

С тех пор пошла «Традиция» иная:
Издёвкой Власть Народа бичевать,
Обманом пошлым в «Выборность» играя,
Заспинно Смысл и Цели подменять.

Кроить всё так, как «нужно» Произволу, –
Корёжить Правду, Выборы сведя
К Абсурду Мысли, Действия и Слова,
И Результат «подделывать» шутя, –

То приписав «Собраньям», «Депутатам»
Что укрывает Монстр за собой:
Смесь Разложенья, Хаос Казнокрадов, –
Всю Тиранию, свитую Москвой...

Вот почему «Парламенты» бессильны,
И существуют «с барского Плеча»:
Русь убедили выгнуть свою Спину,
Поверив в Силу ржавого Меча,

Забыть, что Власть «Внизу» была когда-то
Что Глас Народа волен Сам в Себе,
И что, пугая Призраком «Разлада»,
Москва Разлад же ставит во Главе!..

Залгать, охаять, сбить и ограничить,
Кроить и резать, ссорить, разгонять,
Скупать и «чистить», вывозить, унизить,
Грозить с Издёвкой, Хамством покрывать,

Свести на нет Влиянье и Поддержку,
И довести до Края, чтоб потом
Губить «Врагов», расстреливая в Спешке, –
Вот как Москва печётся о «Своём»!..

Но Глас России, вольный и бесстрашный,
Не задавить Коррупции Москвы, –
Народоправство вновь восстанет Властью,
Пробив Асфальт Величием Листвы;

Общедержавье Гнёт Самодержавья
Сотрёт из Душ, как Принцип Осевой,
Многоголосье сменит Гомон Паствы
И Многолюдье станет вновь Собой.

В Собраньи Равных Сердце Правды Русской
Вновь обретёт разбуженную Мощь:
Свободу Древних вновь получат Слуги, –
Забыв Москвы губительную Ложь!..

Два Полюса

Русь – это Мир особый, самоценный,
Что, между тем, иным Мирам открыт:
Он – словно Сфера, загнанная в Стены,
Московским Гнётом впаяна в Гранит.

Но Зов Природы, спрятанный подспудно,
Не утаишь чужою Скорлупой –
Он вдруг воспрянет в Трепетности чудной,
И воспоёт Молитвою святой!..

Так и Руси заклятое Величье:
Оно сокрыто в древних Полюсах, –
Где Юг и Север с Космосом граничат,
А посредине – Ценностей Краса.

Русь изошла из Севера Живого
В кипящий Юг, Моря соединив, –
С тех пор гласит завещанное Слово:
«Союз Стихий – естественно Красив!».

В седые Годы Общее не билось,
Не крало Смыслы, Правду оболгав, –
Оно с Теченьем Времени родилось,
Народы Рек Взаимностью собрав.

И «Новый Город», – Символ Единенья, –
Как Новый Путь, законченная Цель,
Как Нить к Днепру сошедшего Ильменя,
Что после Волхов в Волге возымел:

Где Полюса – Свобода и Открытость,
Где Человек – не «Быдло», а Творец,
Там из Былин приходят Души, Лица,
Сердца Умы – Величия Замес.

И Человек Руси – Великий Странник,
Степняк, Купец, Паломник, Мореход, –
Влеком туда, где нет постылой «Дани»,
Где он Свободен – как Руси Народ.

Ему нужна Идей Альтернатива,
Противоборство скрытое Культур,
Что мирит он, – незримо и красиво, –
Поскольку сам их Счастье развернул...

Москва украла Принцип Диалога:
Она уселась в «Центре» Городов,
Своеобразье выдавив жестоко,
Былое Право спрятала во Гроб,

Цепным Насильем то «объединяя»,
Что единит Иное и в Ином, –
Свою Болезнь в Природе насаждая,
Существовавшей издревле в Родном.

Родное бить, неволить, принуждая, –
Абсурд начальный, дикий, коренной, –
Нельзя Кнутом вести к «Порогам Рая»,
Но мы Насильно в «Родине» живём!..

Земля Родная кормит, а не губит,
А что же губит? – то, что Вне Земли:
Московский Меч, безвременный и грубый,
Проливший Кровь из сумрачной Дали.

Но и Москва, на Истину ревнуя,
Судьбою мудрой к Бегству призвана:
И за Народом, что бежит, тоскуя,
Москва влечётся, словно Сатана.

Бегут «Цари», пророча Раздвоенье, –
Заложен Город «Полюсом» иным:
Он стал Мечтой, Отдушиной и Тенью
Природы Русской выпаленной в Дым,

Чьи Полюса – Идеи в Равноправье...
Но здесь – Одно из Хаоса Идей:
Здесь – Антирусь в обманчивом Двуглавье,
Что прорастает в Страхе и Беде;

Здесь – Столкновенье Призраков «Востока»
С Химерой странной «Западного Зла»:
Понятий Смесь, отмстившая жестоко,
Что Бессознаньем в Хаос привела!

Ведь Полюса России подменяя,
Москва сменила Миру Полюса, –
В себе «Европу» с «Азией» стравляя,
И отводя от Истины Глаза...

Русь и Европа – есть Одно от Века:
Зачем им биться или враждовать?! –
Москва их ссорит и ввергает в Пекло,
Чтоб Ослепленной Русью управлять!

Москве чужды Свободы Многоцветье,
Борьба Идей, Народов Диалог,
Универсальность Права в Общем Свете,
Путей Всеобщих выверенный Слог.

Цель Московитов – горькая Отрава
И Ослепленье Истинной Руси
Через Внушенье, что «Москва лишь Права»,
И что она лишь «Правду» голосит,

Что «Цель Врагов» – «разрушить» и «унизить»,
«Отнять», «присвоить», «Ложью обольщать»:
Москва Другим приписывает чисто
То, что Сама привыкла совершать!..

Свои Грехи свалить на Плечи Ближних,
Стремиться их попутно «поиметь»,
Представить их «чудовищнее», «ниже»,
Чем учит Разум Истину смотреть;

Унизить Первой – чтоб Себя «возвысить», –
Высокомерьем в Высшее плевать:
Московский Почерк, – Серость наглой Крысы, –
Желанье гадить, выгрызать и жрать...

И этот Хаос, эта Паранойя,
Всегда зеркально ширилась вовне,
В других Народах пестуя Чужое –
Топя их Суть в Одном кошмарном Сне.

Погибла Речь, – Москвою напитавшись, –
Став, как она, преследовать и жечь,
Германский Дух, украденный, стал Кражей
Московской Мрази, выковавшей Меч;

«Восток» и «Запад» Вирус Деспотизма
Кроил и резал, Пылью ослеплял:
Мир пожрала та Ненасытность Крысы,
Что Русь доныне жрёт из-под пола...

Но, расползаясь в Ценности Иные
Москва вступала в собственный Разлад –
В Противоречьях гробила Стихии
Своей Ночи, где Хищники не спят.

А в это Время Русь и пробуждалась, –
И вспоминала, чистила себя,
Стремясь искать забытые Начала
Свой Древний Образ заново лепя.

Московский Яд мешал Руси извечно
Понять, кто Друг, а кто – укрытый Враг:
Мир воевал с Москвою, а не с Вечем,
Мир шёл в Россию – отражая Страх.

Болезнь Москвы и внутренне, и внешне
Рождала гнойной Ненависти Смрад, –
И Столкновенья прятали Предтечу:
И билась Русь за тех, кто Виноват!

Москва сама рождает свои Войны, –
То Поведенье хамское её,
Её Цинизм, разлаянный с Амвона,
Её Позор, Невежи Забытьё.

И Русь Москве понадобится снова,
Чтоб закрепить Господство через Ложь:
Из Ссоры с Миром выродится Злоба,
Зажмёт в Тиски шагреневых Рогож...

Но Русский Дух – Иной! И он в Свободе,
Он разделяет Ценности Мечты.
Они – Одно!.. Московские Уроды
Всё это чуют в Хаосе Беды.

И неспроста берётся Русь измором –
Её пугают, заставляя лгать:
Там Государство зиждется Террором,
Где правят Страхом что-то Потерять!

Террор – лишь Символ, но за ним – Природа,
Она ужасна – это Суть Москвы.
Русь, пробудись! Врачуй свою Породу, –
Гони Общак, где царствуют Рабы!
Ориентиры снова возрождая,
Восстанови Сиянье Полюсов, –
Сокрыта в них Гармония Святая,
Что Пониманье ставит выше «Слов»!..

«Восток» и «Запад» – Ложь Первоначала,
Где создалась «Окраинность» Руси:
Народ бежал от Грязи и Металла
Туда, где нет от Века ни Души.

За ним – Москва, – крадя его Свободу,
И подавляя Силой вновь и вновь:
Не для себя Русь пестовала Соты
И Изобилье праздничных Столов,

Не для себя – а для «Космополита», –
Для Чужака под Маскою Вранья:
Вот почему Русь натрое разбита,
«Великой Русью» Крамолу зовя!

Русь есть Одно из Множества Родного, –
Где породняют Принципы Одни:
Свобода, Честь и Равенство пред Богом, –
Открытость Духа, Слаженность Струны;

Где Новый Город вечно обновляет
И Кровь и Мысли, – с Севера на Юг, –
Где нет Границ, и Странник Пут не знает,
Где мчит Садко вперёд извечный Струг;

А Полюса всегда Равновелики, –
Меж ними нету «Верха» и «Низов», –
В них Направленья Качеств Многоликих,
В них – Равновесье слаженных Основ!..

Печать Ига

Российский Дух, ослабленный Князьями,
Что попытались Судьбами играть,
Не смог ответить Мощи того Клана,
Который жаждал Миром управлять.

Из Недр степных явились его Силы,
Чтоб Русь сломить и в Пустошь обратить, –
Но что за Сущность здесь руководила?
Могла ли Русь Гнев Азии сломить?..

Орда, что выжгла русские Владенья,
Озолотив себя за счёт Других,
Была «Улусом» – Частью Наважденья,
Что повязала Тяжестью Вериг

Народов Сотни – малых и великих –
Лавиной смяв их Голос вековой,
И Суррогат, замешанный из Лиха
Потёк по Миру, пестуя Разбой.

Здесь не слагалась издревле Порода,
Не зрела Раса, Образ обретя, –
Была лишь «Тьма», не знавшая Свободы,
Большая Масса в стянутых сетях.

В ней были все Рабами изначально, –
Будь то монгол, иль русский, или тюрк, –
Служа «Мечте» чужой и идеальной:
Мир поглотить Ценою рабских Рук.

Так Иго стало Наднациональным, –
Давя «Восток», на «Запад» уходя, –
Одна Семья, возвышенная странно,
Руководила, Геноцид ведя.

Но чья Семья? – Раба, что лез из Грязи,
Что нёс Клеймо на собственном Челе,
И воплотил в ужасной рабской Массе
Свою Судьбу, рождённую во Зле.

«Хан-Океан», влекомый Степью в «Море»,
Дал Образец своим Ученикам, –
Как быть жестоким, и в Безумье Горя
Своё Безумье пестовать, как Храм;

Как покорять, Народы не жалея,
И чрез Обман их Силы источать,
Им обещать, что Руки не имеют,
И заставлять всё это добывать, –

Чтобы в Итоге «Дани» оказались
В Распоряженьи замкнутых «Одних»,
Что будут «править», Душами играясь,
И предавая гибнущих за них!..

Но «Замятня» среди Рабов-Потомков,
Не поделивших краденую Власть,
Свела Семью под Корень понемногу, –
Давая Шанс Безродным воровать.

Тогда Рабы Рабов, одетых в Злато,
Ордынский Образ взяли на себя:
«Восток» и «Запад» Пламенем Разлада
Кроили вместе, меряясь в Степях.

В Срединных Землях встала Тирания
Кровавым Сном «Железного Хромца», –
А на Руси взросла иная Выя:
Московский Змей – с Личиной, без Лица.

Баскаки стали новою «Семьёю»,
Плодя свою Семейственность в Веках,
Творя отсель Традицию Разбоя,
Что покрывает в Мыслях и Делах...

Москва Орде обязана «Восходом», –
И значит Рабским спрятанным Нутром, –
Наследье Пешек с Ханскою Породой
Она впитала с красным Молоком.

Вот почему Толпой Космополитов
Она слывёт и ныне, как и встарь:
Она – не Русь, не Нация, – но Гидра,
Она наносит Исподволь Удар,

Желает править, Землю разделяя,
На самом Деле, ради тех «Семей»,
Что правят Златом, Кровью полаская
Доверье всех обманутых Людей.

Ей всё равно – что Русь, и что «Другие»,
Как и Орде – «Татарин», иль «Монгол»:
И многократно предана Россия
Кремлём Воров, укрывшим Произвол!..

В Москве живёт Наследное Безумье:
Владея «Всем», всё Губкой выжимать, –
К «Морям Последним» тянет Чрево Студня,
Чья Цель одна – «Кормиться», поглощать.

Клеймо Раба, дорвавшегося Высей,
Зияет Язвой в Темени Москвы:
Тлетворность Татя на Коварстве Лисей
Внутри её Ордынской Головы...

Москва За Нами

Обман московский только ужасает,
Когда глядишь на жуткий Результат
Идей безумных, выведенных Стаей
На Мировой безудержный Охват.

И всякий раз за новою Легендой
Цинизм дерзкий алчно утая,
Москва Умы опутывает Лентой
Змеиной Кожи старого Враннья...

Больную Русь Собою совращая, –
Её Руками выведя Орду, –
Москва решила, «Счастье» развивая,
Построить «Царство» в краденом Свету.

Отвагой славных, доблестных Казаков
Она Сибирь стяжала и Кавказ, –
Затем искусно тех гоня на Плаху,
Чей Русский Дух в Зловоньи не погас.

Телами Жертв Дороги устилая,
Москва затем «крепила Рубежи», –
Как-будто «Судьбы Русские» решая, –
На самом деле крала, «что лежит».

«Взять нахапок» – вот Принцип Первородный
Не получилось – «Битва до Конца»:
Москве не жаль столь чуждого Народа,
Как Русь Святая – чистая Краса!

Побив «Татар», Москва их «поглотила»,
И по-ордынски пестовала Русь,
Её деля с казалось «вражьей Силой»,
Распределяя Тяготы и Груз.

Затем «боролась» с Западной Европой.
Опять за Русь? – За Рыцарей былых,
Себя саму от Жадности угробив,
Погрязнув Выей в Низостях своих.

Война с Европой... Надобна «Победа».
Так бей же Русских двадцать Лет подряд!
Грабь Церковь ту, что некогда «воспета»,
Переплавляй многоголосный Лад.

Бей Пруссаков, чтоб «Силою» кичиться,
Иди сквозь Альпы, Венгрию дави, –
Пускай краснеют пудренные Лица
В Румянах русской дармовой Крови!

Ещё Предлоги Гонор возвеличить? –
Вот снова два: «Славянство» вызволять,
И Православье, стонущее в «Дичи»,
Не дать повергнуть, бить и растворять.

И снова Русь за эти Авантюры
Кладёт себя в Безвестие Могил, –
Столь обречённо, верно и понуро,
Как-будто Долг Рассудок ей затмил!..

Но вот, когда Пределы грубой Силе
Поставил Мир в бессмысленности Войн,
Былые «Цели» снова раздвоили
Страну Рабов, больную испокон:

«Едина» Русь?! – Зачем же бить Казаков,
И Новгородцев резать, словно Скот,
«Соборы» гнать и нищить Люд до Краха,
Прессуя Деньги, Кровь, солёный Пот?

«Освобожденье» Прочих?! – А Своим же
За что Колодки сверху надевать?
«Чужим» дать всё, а тех, кто «Стопы лижет», –
«Безмолвных» Русских – бросить подыхать?

Радеть за «Веру»?! – Земли отбирая?
Лишая Чести тот златой Престол,
Что помогал, всех «Верных» убеждая
Быть за Того, кто «Праведностью» цвёл?

Противоречий – Море! Мешанина
Свою же Ложь подспудно преврала:
И вновь Москва упорно била «Сына», –
Того, кому и Жизнь то не дала!..

Когда же «Враг» к Воротам приближался
Её кроваво выложенных Стен,
Москва спешила Трусостью спасаться
Снедая Русь Каскадами Измен:

Она бежала перед Господами, –
Сдавая Ханам «собственных» Людей, –
Перед Европой грязной Кучей Хлама
Вдруг представала в сдавленной Тщете.

И за её ужасные Ошибки
Платила Русь, – и платит свою Мзду, –
Не вопрошая, Кто Беду накликал,
Но слепо веря «Слову» и «Листу» –

Постылой Лжи извечных Оправданий
Больших Воров, желающих украсть,
Сентиментальной Глупости «Преданий»,
Что за собой скрывают волчью Пасть,

Унылым Сказкам о «Врагах Заморских», –
О тех, кого Москва зовёт Сама
Идти на Бой, борясь с Её Угрозой
Чтоб уберечь Живот и Закрома:

О тех, кого Её Угроза губит,
Внутри рождая двойственный Кошмар,
Затмив Глаза от Доводов и Сути,
И Паранойю выведя в Угар...

Однако, нет! Москва молчит об этом,
Но за Спиной России Сеть плетёт:
«Москва – за Нами!» – эта Песня Спета!
И Голос Крови к Правде вопиёт!..

Великая Ложь: «Третий Рим»

Зачем же Город, призрачный и дерзкий,
К Руси взывает вот уже Века,
Поёт об «общей Крови и Замесе»,
И указует «общего Врага»?

Зачем искусной, хитрой Пропагандой
Зовёт себя и «Родиной», и «Всем»,
Зачем в Живых воспитывает Стадо,
овечьей Шкурой пряча Лик Измен?

Сокрыт в Доктрине Ключ сего Безумья,
Провозглашённой с алчущих Начал:
«Москва есть Рим, когда-то павший втуне,
И вот опять вознесший Пьедестал!..»

«Рим дважды пал, Четвёртому – не быти!
Мы – Византия в Логове Славян!
Любой Народ пред нами – лишь Проситель!..»
Но это всё – безудержный Обман.

Что Рим? – Война, палящая до Края,
Борьба с Вселенной, Богом и Собой,
Волчицей злой воспитанная Стая,
Где чтут Свирепость, Алчность и Разбой?

Или Попытка внутренней Свободы
Найти Ответ в Сеченьи Золотом,
Заветы Права, – Равенству Оплота, –
Тираноборство вечное со Злом?

А что Москва?.. Из Грубости и Хамства
Она училась только подавлять.
Но для чего? – Чтоб Брюхо алчной Касты
Чужая Кровь спешила наполнять.

И это – Всё! Закон Москве не писан,
Она печётся только о «Своём», –
И Московиты, Норовом как Крысы,
Грызут и травят всё, что окоём.

Москва ворует Лозунги, Идеи,
Она – Ничто, в ней только Пустота, –
И Рим украден, вывешен на Рею
Щитом Рекламным с Чистого Листа!

Лишь Тирании – римскому Уродству –
Москва нашла, где Силы приложить:
Страх и Насилье – это очень «Просто»,
И «Простоте» Москва взялась учить!

« – Идите к нам!» – зовёт она Послушных, –
Слепых и Алчных, Наглых и Воров, –
«У нас – ваш Рай! Пускай России душно
Она всё стерпит – Просто и без Слов!»

«Реши сейчас: ты с Сонмом Московитов,
Ты хочешь жрать и Деньги получать?
Или ты Русский – глупый и забитый
Провинциал, что Жизнь готов отдать?..»

Что есть «Про Винция?» – По «Праву Покоренья»:
Те, что «разбиты» и «побеждены».
Москва стремится вывести в Забвенье
Об этом Память Глухотой Стены.

«Москва за нами!» – Нет! Мы – Под Москвою,
И Подмосковьем истинным больны, –
Увлечены лукавою Игрою
Привыкших жить за Счёт Чужой Казны,

Руками всех Обманутых воюя, –
«Объединяя», чтобы обдирать, –
К Величью Мира Алчностью ревнуя,
И заставляя в Алчности страдать.

Москва – Предатель Русского Единства,
И «собирала» Русь, её предав
Тем, на кого баскачила игриво –
Тьме Чингизидов – их Обличьем став.

Лик Рима – Маска этого Безродья,
Что Православьем купленным цветёт:
Под ней – Отрава мертвенная бродит,
Великий Змей, что Сок Руси сосёт!..

Но Русь, неужто ты смирилась с Адом,
Забыв о том, что скрыта Мощь в тебе,
Неужто ты, как Грязь, смешалась с Градом,
Чей Дух – Трясина в илистой Воде?!

Ты лишь Набор «Провинций» и «Владений»,
Кнуту послушный «подданный» Народ,
Что обречён в Разладе и Измене
Идти на Мясо, словно тёмный Скот?!

Ведь ты – Свободна!.. Стоит это вспомнить,
И снова станет, словно из Пыли,
Единый Мир Вселенною бездонной,
Как Океан средь девственной Земли.

Мир Городов, – «Гардарики» Святые, –
А не Зловонье Града Одного,
Пир Многоцветья, Свежая Стихия,
Что ныне спит под Божею Рукой.

Страна, где нету «Лучших» или «Худших»,
Но есть Одно – Высокий Идеал:
Единство Света, Воздуха и Стужи
С Землёю Вод, завещанной с Начал,

Единство в Праве, Равенстве и Чести,
Стремленьи к Новым Видам Совершенств,
К Решеньям Сложным, принятым без Спеси,
К Делам Великим, сколько их ни счесть...

Нет, на Руси не надобно «Провинций»,
Что за Войной друг к друго тихо «льнут»,
Что «податные», вечно всюду «снизу»,
И лишь боятся, молят и бегут!

И Цезаризм, – Болезнь Преступленья, –
Не для Руси, привыкшей Сообща
Решать Дела, смиряя Общим Мненьем
Свои Сомненья, – Истину ища...

«Рим должен пасть!» – так было, и так Будет,
И «Новых Римов» строить не дано:
Не в Силе Бог, а в Правде – Она судит,
И возродит из Многого Одно!

На «Цареград», укравший Сердце Русских,
Презревший Волю древнюю её,
Купивший «Веру» и поправший Чувства,
Стянувший Душу хладною Змеёй,

Пора Руси, как прежде, Ополчиться, –
И, возродив Традицию свою,
Заставить Хитрость Правде покориться,
Провозгласив: «Я – Русь! На том стою!»

Из Цареградья сделать Новоградье, –
И с Многоградьем слить Единоград, –
Щитом закляв Врата того Исчадья,
Где Топи Зла Забвение таят:

Врата Кремля, – Опричности Тиранов, –
Что Градом в Граде призрачном живёт, –
Травя Народы, сталкивая Страны,
И очерняя Чистый Небосвод!..

Когда разрушит Русь свою «Окремность»,
Тогда пройдёт «Окраинность» её:
Пусть Воля к Правде ныне же окрепнет –
Да будет в Прах повержено Зверьё!

Русь – Новоградье, а не «Цареградье», –
И Правды Щит прибьёт к его Вратам,
Так Договор Неравенство изгладит,
Больную Память сменит Чистота!

Способна Русь построить те Дороги,
Что «Псевдорим» раздраянный не смог –
И из Москвы, ничтожной и жестокой,
Найдёт Свой Путь, навек сорвав Полог!..

Закон Правды

«Закон» – Москвы извечное Оружье,
Вот почему в России Права нет:
Система – Смерть для Хитрости двурушной,
Что строит тайной Путаницы Сеть.

Установить Законные Пределы
Лишь означает Удержу не знать
Для тех, кто жаждет Плод чужой и спелый
Из-под Руки «законно» своровать.

Здесь Корень Зла: Понятия милее
Тем, кто присвоил Правила себе –
Под древний Кров Обычаев Идею
О самозванной Власти на Горбе

Искусной Ложью спаянных Народов
Под Поволокой дерзко утвердил,
Судя Других смелее год от года,
И проклиная Мощь ослепших Вил...

Москва вела «Селекцию» упорно:
Себе – Рабов, Грабителей, Лжецов,
А всех Иных – Свободных и «тлетворных»
В глухие Дебри, Каторгу и Гроб.

Так снизошла «Окраинность» над Русью,
Мечом Судьбы нависнув наконец
Над Миражом «Империи-Улуса»
Где беспредельно правил Град-Мертвец.

Россию бив «Законами Понятий»
Москва плодила в Душах Криминал,
Ведь Несогласных – «Смердов русопятых»
Удел Единый, Общий ожидал:

Свободный Люд – а значит Непокорный, –
А значит тот, что требует Закон,
Что может Думать, свергнув Дух тлетворный,
Что понимает – Власть от Веку Он, –

Ломает Мир, построенный Москвою,
Мир Тирании, свитый надо Всем,
Мир «Зла в Законе» с Этикой простою:
«Кто не за нас – да будет Глух и Нем!»

И потому «Судебники» плодила
Себе Москва – чтоб Розги и Кнуты
В Руке Одной копили злую Силу, –
А Произвол под «Маской Чистоты»

Подаст Другим – униженным, забитым, –
Кто лишь Судим запроданным «Судом»...
Тем самым Русским, – Господам Забытым, –
«Незрелым Детям» за «Чужим Столом»!

«Враги Москвы», – Служители России, –
Её Границы ширили вовне,
Кубань, Кавказ, безбрежный Лёд Сибири,
И Юг и Север приняли в Войне.

Москва же Ценность эту отбирала,
«Своих Людей» в «Наместники» послав, –
А «Тех Воров» как-будто бы «прощала»,
За «Беззаконьем» Славу оболгав.

Так «Своелюдье» Местничеством вкралось, –
Кормленьем рабским намертво влилось
В Толпу Лжецов, что Низостью «питалась»,
Стремясь к тому, что с «Лёгкостью» далось.

Из Беззаконья «Наши» и «Ненаши»
Москвой когда-то были рождены, –
И жив Раздрай запутавшейся Кражи,
И Корни Смуты в Век её видны!..

«Соборный» Дух, забытый в «Уложенье»,
Москва кровавой Подписью свила,
Огонь Восстаний, – Русское Броженье, –
«Лихим Разбоем» с ходу прокляла,

И повела Войну с Народом Древним,
С себя свою Ответственность сочтя:
Отсюда Страх «Измены на Измене»,
Отсюда Грай слепого Воронья,

Отсюда Хамство скрытой Паранойи
Чей Символ – «Кремль» – Крепость для Воров...
Москва – Общак, обложенный Страною,
Тот Паразит, что пьёт Чужую Кровь!

«Окремность» стала Точкой отправною,
Чей Антипод – «Окраинность Чужих»:
Центр Беззаконный Логовом Разбоя
Испепеляет Кругом Русский Лик.

«Закон Окрема» – есть «Закон для Массы»,
Закон для всех, ходящих под Кремлём:
Не писан он живущим Самовластьем,
Поскольку писан Ими Окоём.

Всё кверху Дном поставить или спутать,
Муть поднимая в Реках Золотых –
Вот Смысл его, и Корень всех «Безсудий»
Что вьёт Москва – для тех, кто «наг» и «дик»...

Ложь «Конституций» – только Продолженье
Преступных Дел окремного Жулья:
Спускают «Сверху» их привычной Тенью,
Чтобы по спудом Бездна расцвела.

«Закона Снизу» в Панике страшится
Московский Сброд, разряженный в Шелка:
Но мощный Дуб из Жёлудя развится,
И статной Кроной ляжет в Облаках!

Когда-то было так – и будет Снова, –
И «Криминал», Свободой исцелён,
Уйдёт в Песок, Москву лишая Слова,
И над Страной развеивая Сон.

Тогда восстанет Правда, – и Порядок
Восторжествует, свергнув Произвол:
Власть Воровская, – Власть Москвы проклятой, –
Растает в Прошлом, словно Грязь и Соль!

Возникнет Право, – Логика Законов, –
Единой Целью, истинной для Всех,
И «Русской Правдой», – новой, возрождённой, –
Сметёт Позор из Кляуз и Помех...

Язык Свободы

Язык Руси есть Связь с живою Верой,
Её Основа – Правды Идеал:
Русь зрила Мир всегда ка-будто в Целом, –
Но в Многоцветье образных Начал.

Движенье есть Познанье, Постиженье,
Проникновеньем живо и растёт, –
И Мысль в Пространстве Русском – Пробуженье
Сиянья Духа в Тяготах Невзгод.

Язык с Исканьем связан напрямую,
Он путеводен Русскому всегда, –
И отражает Истину Святую,
Что единит России Города.

Вот почему так важно Очищенье
Великих Слов – и спрятанных Корней, –
Во все Века дарящее Значенье
Тому, что Русь зовёт Душой Своей.

Сокрытый Смысл есть Память Золотая, –
Из этой Жилы Общее для Всех
Черпает Ценность – то, что укрепляет,
Даёт Красу и ускоряет Бег.

Живое Слово – Ток Животворящий,
Энергий Ритм, Упорство, Чистота, –
Поток Речной, к великой Цели мчащей,
Поток Сознанья в Глубине Листа.

На нём – Закон в Обличье Благодати,
Духовный Странник с Воинством Степей,
Железный Полк идущей в Небо Рати,
Служащей Богу, Братьям и Себе.

С Времён древнейших Песнею слагалась
Руси Дыханье Ладом Голосов, –
Земель, Общин, что Городами звались, –
Людей и Судеб общий Часослов.

Так Русский Дух в Поэзии чудесной
Себя Веками стройно воплощал:
Поэта Образ – Образ русской Песни,
Свободной Воли, исконных Начал...

А что Москва? – Она чернящей Прозой
Сменила Слова радостный Поток:
Болото Мысли, – Гонор «умной Позы», –
Легло вовнутрь того, чей Лик жесток.

«Самокопанье» злого Безпринципья
Как Яд Болезни в Жилах разлилось,
Травя Идеи Тленьем Суицида,
Что из Трясин Московских родилось.

Гнев Отверженья, в Прозе воплощённый,
Поэмой стал и выступил в Поход,
Зовя расстаться с Сутью Прокажённой,
И вновь понять, где то, что есть «Народ»,

Найти Преданья, Плевелы счищая,
Искать Дороги к Воле из Цепей,
Руси Начала снова возрождая,
Зовя вернуться от Чужих к Себе.

Чернило Прозы с Кровию Поэтов,
Призвали Жизнь, растоптанную в Прах, –
И Песнь Свободы вновь была пропета
В Умах Людей, их Душах – и Делах.

Поэт во Прозе – новый Тип Страдальца,
Что Вольный в Рабстве – это освятил,
И шёл на Гибель, изгоняем Массой
Московской Злобы в Тление Могил...

Так Поиск Смерти, Бегство в «Иноземье»,
Рожденьем стали «Взгляда Изнутри»:
Язык Руси пророс, как в Ниве Семя, –
Колосья к Солнцу Злато вознесли!

Кудесник, Мистик, бард Стезёй Пророков
Через Юродство двигались к Сердцам,
Творя подспудно Новые Эпохи, –
Даруя Путь Отечеству к Отцам.

Будя Сознанье чувственным Звучаньем, –
Что так страшны Безумию Москвы, –
И добровольно шествуя к Закланью
На Алтаре завещанной Судьбы...

Ведь Цель Болота – вымертвить Поэтов,
Остановив Течение навек:
Их «приручают», их поносят в «Свете»,
Их побуждают к Гибели «наспех».

Вонь Сквернословья – это Смрад Московский, –
Дух Тлена, Рабства, Мерзости и Лжи:
Но в Чистоте Спасенье от Уродства
Святой Руси, что Словом дорожит!..

Россия – Хор, где Голоса различны,
И каждый Голос Линию ведёт;
Москва же – Соло, что не слышит Ближних,
Чей Эгоизм фальшивит, не поёт.

С «Попсой» Москвы российская Народность
Не могут вместе сосуществовать:
Язык Души не слить с московским «Просто», –
Он призван «Сложным» вечно прорицать!

Русь – это Цепь Основ Первопричинных:
Изъять Одно – исчезнет сразу Всё!
Язык и Песня в Музыке едины:
Хор есть Дружина, что Хоругвь несёт!

Хор Городов разливом Колокольным
Хор Истин Правды холит и крепит:
Искусство здесь Духовная Корона,
В которой Сила Принципов царит.

Язык Руси – Единство Диалектов,
Своей Срединной Ценностью живёт:
В нём Идеал – и сыгранный, и спетый,
Что в Небесах Симфонией цветёт.

«Язык как Правда» – Русское Величье
Диада Веры, Мудрости Исток:
Очисти, Русь, Язык от злого Кича!
Постигни Свет свободных нотных Строк!..

Принадлежность Пространства

Любовь к Земле Отцов – Любовь к Наследью
Того, что в Связи прочной со Страной:
Здесь не одни Страданья Лихолетий,
Не то, что Символ прячет под Полой,

Но нечто, Смыслом полнящее Души,
Мир Идеалов, Ценностей больших –
Без них Веленье Внешнее не нужно,
Без них повсюду Гибельный Тупик.

Любовь Корней есть Памяти Начало,
И только Память Почву бережёт,
Ведь в ней Ростки и Завязь Урожая,
Что носит Имя гордое «Народ».

Возьмите Грунт – и Люди возвратятся,
Возьмите Память – и Конец Стране,
Но Память Лжи страшней того гораздо,
В ней тлеет Гибель, скрытая на Дне...

Руси Движенье Ценностями жило,
Что Постоянство Цели и Пути
Над Прочим всем на Крыльях возносило,
Повелевая к Высшему расти.

Русь – Воин-Странник, к Миру обращённый,
Паломник Духа внутрь и вовне:
Всегда до Края ширилась так, словно
Границ не знала собственной Весне.

Она должна была быть сразу Всюду,
Имея Дом единый и Приют,
Чтобы питать восславленную Мудрость,
Всё познавая через Брань и Труд.

Племён Родство на равных обобщая
С Родством Народов познанных Других,
Единый Мир для Разного стяжая
На интересах Общих и Святых.

Да, Русь не просто «Нация» – но Воля.
Универсальный Принцип надо Всем
Русь ищет в нём Защиту и Раздолье,
Единоправья истинную Сень.

Котёл плавильный Рас и Представлений,
Он Суть Народов не перебивал,
Но лишь будил в них Самопостиженье,
В них открывая Свод своих Начал.

Русь безгранична – но не Беззаконна, –
Её Удел – плывущий в Море Струг:
А потому она не терпит «Трона»,
И не смирится с ролью смрадных Слуг.

Обмен Идей – Завет её от Предков,
С Рабовладеньем Варварства – Война,
Стремленье жить Трудом, а не «Успехом»
В её Крови – и тем жива Она!..

Но Длань Москвы к иному приучала:
Забыть себя, и думать о «Стране»
Что всё и всюду Силой подавляет,
Дух закопав в украденной Земле.

Она зовёт «Природою» гордиться,
Что не её, но служит только ей, –
Москва берёт, не дав Добру родиться,
И давит Соки – грубо, «по-скорей».

Всё почему? – Она в Руси не Дома:
Не Дома в Мире и в себе сама,
Её Нутро – Нутро Тирана злого
Что жаждет «хапать» всё и «задарма».

Москва Рекламой хитрой и повсюдной
Себя стремится «Родиной» писать:
Она – Проект Лжецов и Мощи грубой,
И Цель её – Родство искоренять.

Ведь если Русь узнает свои Корни,
Москва падёт – она всему чужда:
В одно Мгновенье выветрится Гонор,
Слетят Клобуки пьяного Шута,

Падёт Разбойник в «Витязя» Обличьи,
Что он украл когда-то исподволь, –
И подавлял, себя «Свободой» клича,
И унижал, презрев в Руси «Юдоль».

Любовь к Цепям, Оружью, Мракобесью,
К Гербам и Флагам, содранным с Других,
Не Путь Руси – но Омут для Бесчестных,
Не Связь Родства, но Петли чёрных Клик...

Пространство есть «из Множества Единство»,
А Централизм – «без Множества Одно»:
Пространства Дух – от Самовластья чистый,
В нём не лежит «имперское Зерно».

Свобода Плеть и Хамство отрицает
И не приемлет давящей Стопы, –
Но Сень Москвы преступно подавляет,
И учит Русь, что «праведны» Рабы.

Раздрай Руси на «Западные Земли»
И грязный Смрад «Восточного Ядра»
Есть Результат гнилой московской Скверны,
Укравшей Злато Общего Стола.

«Первопрестолье» некогда средь Равных
«Первостоличьем» было сменено:
Под страшный Град теперь попали Страны
Хребет Руси, «сбираемый» в Одно.

Москва глумливо сплавила Россию
В «Один Народ» – к Забвению стремясь
Того, что Русь не «Слитная Стихия» –
А Сонм Народов Русских отродясь!

И каждый Град с Округой есть Народность
Чьи Имена в Истории седой:
Язык Един, но самоценна Область, –
Народообщность, где Порядок Свой!..

Москва живёт Противопоставленьем, –
Есть «Русь» и «Нерусь» в Мнении её, –
Подлог ужасный, Самораздвоенье,
Исток Борьбы, что далее течёт:

«Великорусь» – «своя» для Московитов,
А Русь, что Старше – «Малою» зовут,
Иль «Белой» Русью – той, что Злом залита,
Чью Чистоту к закланию ведут.

Но есть ещё – о, Ужас! – «Инородцы»,
А это значит, Люди двух «Сортов»:
Так из Сограждан делается Россыпь,
Что истончает «Родину» и Кров!

Нет, для Руси Столпы – Язык и Право,
Русь – это Общность Принципов Святых:
Москва же – Хаос, беспринципно наглый,
Та «Антирусь», что знает лишь «Своих»!..

Страна Руси «Московии» пространней:
Она Безбрежность, а не Частокол:
Русь из Общенья Равного воспрянет,
Очистив снова Равенство от Зол.

И Принадлежность к вечному Движенью, –
Не Микроцелл, но малых Ойкумен, –
Увидит в Прахе Статики Знаменье
Великой Цели, скрытой от Измен.

Она не будет Почвой Московитов,
Что Перегной удобренный гребут, –
Но, как Река, Теченьем Вод Открытым
Плодотвореньем свяжет древний Грунт.

Жизнь понесёт, давая Пропитанье
Завяжет Братство, Рабство удалив,
Стяжает снова Истиной Призванье
Из Постоянства, пьющего Разлив.

Тогда воспрянут Русские Народы
От векового тягостного Сна,
Тогда Пространства станут вновь Свободны, –
И станут Русью, что всегда Одна,

И Единенье Равноплеменное
В Культурах разных Общим расцветёт,
Найдя в Безбрежном Основанье Строя, –
И воссоздав «затерянный Народ» –

Московской Лжи уже не будет Места:
Она исчезнет, – вместе с ней Кошмар, –
Что поглощает Русь темнящей Бездной
Внутри сокрытой, поданной как «Дар»!..

Не станет Русский «жертвовать собою», –
Забыв Обиды, Хамство и Позор, –
За Власть Чужих, и Злато их Покроя
Молясь тому, кто Циник, Тать и Вор.

Но будет знать, за что святую Гордость
Подарит Делу, Общему в Целях,
И Счастье высших Ценностей так просто
Он обозначит в собственных Делах.

Воспрянет «Отчей Родиной» – Народом –
Родным в Основах, ясных, как Огонь, –
Святая Русь, что мёд сбирает в Соты,
Прогнав Москву, как злого Трутня, вон.

Та Русь, что станет Чрезнациональной,
Крепя Пространство силою Идей –
Так Принадлежность к Доле Идеальной
Освободит Сознания Ручей.

Патриотизм Сознанья родниковый
Патриотизм Места исцелит, –
Рождая вновь Кристалл Души здоровой
Где Тлен Болота боле не смердит!..

Площадь Гардарики

Русь – это Площадь, светлое Пространство, –
Цветёт под златом солнечного Дня,
Глядит с отважным, стойким Постоянством
В Лицо Стихиям, Честь свою храня.

Распространяет мощные Объятья
Во все Концы заветные Земли,
Являя Суть божественного Града,
Что Города Страною нарекли.

Да! Русь есть Град, с Природой Городскою, –
Она торгует, странствует, плывёт,
И в Городском Сообществе Героев
Себя единым Целым сознаёт.

А потому Призванием Культуры
Русь знаменита ипокон Веков:
Образованье, Грамотность – Текстура
Её Души, сокрытой от Врагов.

Но Центр всего – Площадное Начало,
Венец и Счастье Ярмарки большой,
Великий Праздник Молодцов удалых,
Что знают Цену – знают хорошо!

Людей Свободных, что не продаются,
Стремясь себя и прочих Удивлять,
Что никогда за Деньги не согнуться,
Умея Средства Цели подчинять.

И на Просторах Площади прекрасной
Играют Гусли Пение Былин,
Идут Народы с Сущностию разной, –
И ни один другим не «Господин».

Но все они Равны Уделом Общим
И Интересы равные блюдут:
Здесь правит Правда равновесной Мощью,
Здесь Говорят – не давят и не бьют.

Здесь ценят Мысль, – и жертвуют собою
Для Идеала Сердца и Чела,
Чей вечный Символ писан Берестою,
Храня Надежды, Цели и Дела.

Но эта Площадь – также «Власть Народа»:
Здесь всё должно быть Ясно, на Виду,
Здесь судит Долы Светоч Небосвода,
И не молчат про Радость и Беду.

Она «Князей» на Время призывает,
Закон суровый всем установив,
И Глас Свободы – Колокол вещает
Свою Мечту, чей Образ столь красив!..

Москва – иное, грубое Начало:
Её Стихия – чёрная Земля,
Она духовно копошится в Малом,
Желая всем под Солнцем «управлять».

Она – Деревня с Нравом деревенским
В его ужасном, худшем Бытии:
Москва, – Невежа с хамскою Замеской, –
Не может Русь из Зависти простить!

Москва украла Площадь у России, –
Чтобы на ней казнить и устрашать, –
Хранить вокруг «Реликвии» скупые
И Кровью Мощь свою благословлять.

Чтоб «Ритуалом» Радость разбавляя,
Заставить Русь «плениться» – и забыть
Прекрасный Клич сменить вороним Граем,
А Песнь Былин Юродством подменить.

Дух Крепостной, – Кремлёвая Природа, –
Свёл Русь в «Село», Гардарики затмив,
Москва боится Ярмарочной Ноты, –
Московский Дух изломан и тосклив.

Мирок Закрытый, ставший целым Миром
Обманом тайным подло понукать,
Руси Открытость вырубил Секирой,
И повернул её Натуру вспять.

Москва себе присвоила Познанье,
В Умах рассеив Ханжество и Мрак,
Образованье вывела в Преданье,
Посеяв в Душах не Зерно, а Шлак.

Призыв к Учёбе, чуждый Московитам,
Есть их Порядков медленный Конец:
Но Русь ему по-прежнему открыта
И обретёт загубленную Честь!

Деревню вновь Гардарики заменят,
На Бересте Зов Правды начертав,
И на Майдане, – Вечевом Знаменье, –
Проснётся Русь, Забвение прокляв!..

Дружина

России Мощь не Армия – Дружина,
Которой Суть – Содружество Родни:
С Веков древнейших Русь непобедима,
Поскольку Дух натянутой Струны

В Сердцах играет Именем Легенды
Баяна Песней Славу тем Мечам,
Что единились в поисках Ответа
На Вызов Миру чуждого Плеча.

Дружина шла Морями за Победой,
Чтоб открывать Возможности, Пути,
И в Наступленьи видела Заветы
О том, как вражью Доблесть превзойти.

Она была Открытием Культуры, –
Тем Инструментом, что на Помощь шёл,
Народам Русским предал Стяг пурпурный,
Усилил Знанье, выправлял о Зол.

Торговля шла бок о бок с Героизмом, –
И Диалог Усилия венчал:
Ведь Цель – Общенье – царствовала Высью,
Что Договор конечный обещал.

Не Ширина Границ, а их Искусство, –
Размах и Вкус Стратегии большой, –
Писал Движенье Словом златоустым
Над Тьмой земельной Статики скупой.

Дружина билась Общим Интересом,
Соткавшим в Знамя Пламень Единиц, –
Она была Сообществом Известных,
Союзом Воли Витязей и Лиц.

И каждый Витязь Личностью Свободной
Имел Свой Голос в Голосе Своих –
А потому Гармонией Полёта
Рать приближала свой победный Миг.

Дружинный Стан – Совета Власть прямая,
Прообраз Веча, выведенный в Сечь:
Один не вправе Волею упрямой
Давить Родню и слать её под Меч.

Повиновенье – Общее Решенье, –
И лишь тогда Князь снова Властелин:
По доброй Воле пишется Значенье
Его Приказов, связанных в Один.

Полки Руси – по Землям единятся,
Их Старшинство по Выборам идёт:
Русь от Веков привыкла Ополчаться, –
Её Природа к Множеству зовёт.

Единый Принцип – от Народовластья
Единый Вождь – в Сообществе Вождей:
Вот Образ Рати, воинского Счастья,
Непобедимый в Чистоте своей!..

Москва же учит: Стадностью и Рабством,
Кнутом и Палкой легче управлять,
А потому Войска её – под Кастой
Рабов Погонных велено держать.

Её «Солдаты», – будто в Заключеньи,
Сквозь «Школу Жизни» – Кузницу Рабов
Текут бессменно в Логово Растленья,
Теряют Души, скатываясь в Гроб.

Они бесправно, молча умирают,
Швыряют их на Стройки и в Хлева,
Целей Отчизны собственной не зная, –
Поскольку Мысль Московская Мертва.

И гонят их на чьи-то «Амбразуры», –
Людей «второго Сорта» для Москвы:
Их бытие нелепо и понуро, –
Как жалок Образ бритой Головы.

Их Цель – Москве стяжать больные «Лавры»,
Порабощая, «Земли собирать»,
Закрыть Границы тех, которым «Мало»,
И их Презренье Кровью окроплять;

Быть в Нищете иль сытиться Паденьем,
Ворам Московским в «Деле» пособив:
Солдат Москвы есть Бремя Униженья,
Он служит Тьме, Пути Руси забыв!

Всегда он Предан – ибо не готова
Москва к Войне, которую Ведёт, –
И всякий раз над Русью виснет снова
Домоклов Меч, что Спесь Москвы зовёт.

Москва Сама Собою вынуждает
Другие Страны биться супротив:
Она – Колодки – и Народы знают,
Что им не жить, Москвы не победив!..

Великую Бездушную Державу –
Державой Душ Великих заменить,
Стяжать иную – Истинную Славу, –
Бесславье Страха Разумом смирить;

Создать Порядок – Правду и Свободу
Соединив во всём между собой, –
Вот Цель Дружины, Суть её Породы,
Что усмирит взаконенный Разбой!..

Полк с Ополченьем... Пропасть между ними!
Два Мира здесь, два Цвета двух Знамён:
Нет, не Москва – а Русь непобедима,
Она развеет свой кошмарный Сон!..

Князь Москвы

«Княженье – Вече»... Вот Противоречье,
Что Русь решить с Истоков не смогла, –
Традиционно славшая далече
Призванье «Силе», чтоб она Пришла.

И эта «Сила» с «Волей» состязалась
Ещё задолго до Трясины Зла, –
Но Правда Стержнем твёрдым оставалась
И отделяла Власть от «Ремесла».

Так Измеренье «Званья» и «Призванья»
Равновелико силились держать:
Князья терпели Свет Голосованья –
Дружины Равных смели выбирать.

И Витязь спорил с кажущейся «Властью»,
И «Власть» боялась – не наоборот! –
Ведь знала Русь: Княжение – Несчастье,
Раздавит Правду – и погиб Народ!..

Князей всегда тянуло к Произволу,
Но приходилось часто им платить:
По Праву Правды их стегала Доля,
И Смерть умела Гоноры студить.

Так «Боголюб», – Преступника Исчадье, –
Пал как Тиран от Правды о себе,
Так изгонялись княжеские Рати
Под Грохот Вод и Пение Степей.

Так Города к Воротам не пускали
Незванных «Знатных», шедших подчинять,
Но шли Века... И Беды нарастали...
И вынуждали «Силе» послаблять...

Но что сгубило Русь в Огне Пожарищ?
Неужто «Слабость» Правды и Свобод?!
То – злая Ложь! Князья в хмельном Угаре
Не сберегли призвавший их Народ!

Их Самоправства ссорились бездумно,
Их Властолюбья драли Города,
Их Устремленье править Неподсудно
Затмило Мысль, что рядом есть Беда.

Князья Молчали, Лгали, Подставляли,
Ведя себя Бездействием к Концу, –
Так из-за Них Орда Мир Правды смяла,
Ведя с собой Весленскую Грозу!

«Призванье Званых» ныне уступило
И «Самозванье» создало Кошмар:
Баскачий Нрав Безвременье родило, –
Ему привило Княжеский Угар.

Московский Князь поднялся из Трясины,
Мерцая Златом, Сталью и Огнём:
Он Хамом стал, ужасным и единым,
Любой Ценою ставшим на «Своём»...

В чём Идеал Московского Тирана? –
Лишь стоит бросить Взгляд во Тьму Веков,
И Тень Штрихов, Намёков самых ранних
Падёт на Ложью сотканный Покров.

Представив Лик уродливо-кошмарный,
Удел кривых, изогнутых Зеркал, –
Но «объяснённый», «вышколенный», «данный»
Антикультурой, в коей воссиял.

Три громких Слова обозначат Вехи
В Развитьи Монстра с хищною Главой,
Что до сих пор играет Роль «Опеки»
Над извращённой Вольною Страной.

Желая править в Сумрачном и Диком,
Парчой «Закона» кроется Престол:
Но вечно Алчный, Грозный и Великий
Он Триединством строит Произвол!..

Кто был в Начале? Алчность Лизоблюда
Явил Примером тот забытый Князь,
Что Вражей Мощью гробил Море Люда, –
Не забывая за Спиною красть, –

Тех самых Русских, что дрались с Неволей,
Желали жить по Правде их Отцов, –
Но для него она было не боле,
Чем Домагательств выгодный Покров.

Он всё скупал на Краденые Деньги, –
Крал у Орды, и грабил у Своих, –
Во Лжи «Традиций», не смыкая Веки,
Он их стирал, оставив только Блик.

На самом деле, Прошлым прикрываясь,
Лишь подражал Хозяевам в Орде,
И хищным Волком на Чужое скалясь,
Знал Примененье Страху и Беде.

Сманив Мамоной Церковь от Истока,
Он заложил Заведомый Раскол:
Забыла Русь Единство перед Богом, –
С тех пор на Рану сыпет та же Соль, –

Юг стал отдельно Верой заниматься,
А Север начал злоупотреблять,
И под Порфирой тихо разрастался
Зловонный Гриб, что жаждал пожирать...

Скупать, хитрить, цинично предавая,
Заспинно врать, коварно подставлять,
Брать всё себе, ни в чём Границ не зная,
В трусливой Злобе Бешенство скрывать,

Плодить «Своих» – таких же под Личиной
«Борцов за Правду», жертвующих «всё», –
Вот Первый Образ Власти «Неделимой»,
Что с этих пор шёл грязною Стезёй!..

Прошли Года, и Князь, владевший Русью,
Обманом страшным ослепивший Дол,
Впитавший Дух ордынского Удушья,
Решил расширить Грозный Произвол.

Он подавил Законности Начала,
Всех убедив, что надо только так,
И что Руси Свобода е пристала,
Зато пристал один его Кулак,

Что «только он» законно может править, –
И только Словом, надобным ему, –
А Приговор есть Право бить и грабить,
Чтоб пополнять по-старому Суму.

И вот явился новый, Грозный Образ,
«Объединивший», чтоб разъединить,
В Руси создавший собственую «Область»,
Где можно было Истину убить,

Где, наконец, Москва в Своём Обличьи
Явилась ясно Миру и Себе, –
В Шизофрении ложного «Величья»
В маниакальной, бешеной Гульбе,

В Боязни «Вражей Мерзости Коварства», –
Что была в грязной Сущности её, –
Готовой жрать «Детей своих» напрасно,
«Лжепокаяньем» смазывать Гнильё

Желаньи править Миром Мнооликим, –
Не зная, Как, Зачем и Почему, –
Стремленьи Бармы, Цепи и Вериги
Смешать в Колодку жуткую Одну, –

За Счёт Руси, и Русью прикрываясь,
Руками Вольных Славу добывать,
Чужою Жизнью жертвовать, не каясь,
И о чужих Заслугах забывать.

И вот тогда Гордынею Великой
Свой страшный Град на «Рим» переписав,
Больной Тиран себя возвысил лихо,
«Царём» единым выспренно назвав.

«Рим» и «Цари» – не русские Начала,
Русь не живёт, чтоб Прочих притеснять:
Вот почему она в Рабы попала, –
Чтоб за Воров Московских воевать!..

О, сколько Жизней Русь в Песок пролила
Для Вый Московских, гробивших её,
Как Чужеродность Души извратила
Сынам Свободы, вышедшим в Зверьё, –

Посеяв Хамство Зовом к Преступленьям
В Святое Сердце старой Доброты,
Дав Равнодушью, Чёрствости и Лени
Вести Глумленье прямо до Черты!..

В том есть Заслуга Грозного «Царизма»,
Что он Святое в Страхе растворил,
Что с той поры всё Чистое Гонимо, –
Так сам Тиран Природу проявил.

Убив Детей, Москва себя сожрала
В Великой Смуте снова Лик явив:
Замёрзший Хаос вылился в Кровавый,
Лавиной Смерти Русь преобразив...

Да, Смута – Суть Московского Уродства!
Она в московских Душах и Умах:
Ждёт только Часа, ждёт упрямо, грозно,
Ждёт, что её пробудит Новый «Враг».

Москва всегда Невежеством и Спесью
Сама себе Падение куёт:
Но платит Русь за всё своею Честью, –
Что без Вопросов Мраку отдаёт...

Так и с Паденьем Царства Самозванцев,
И Самозванцем брошена в Котёл,
Русь собралась из брошенных Останков,
И возвела на Волге Частокол.

Она как-будто снова пробудилась
И Ополченьем чистила себя,
Через «Собор» к Истокам обратилась,
Через Восстанье к Вольности зовя.

Но вновь поверив Челяди Московской,
Ей отдала Ключи своей Судьбы, –
«Избрав» Тирана, стала Массой косной,
С Привычкой жить, как старые Рабы...

И вот явился Третий Лик Тирана, –
Великий Царь, что был Великий Князь, –
Создавший Образ Нового Обмана,
В который верил лично, не таясь.

Прозрев Москву, со Страха отшатнувшись,
Он от неё безудержно бежал:
Отринув «Скверну», – по-московски рушить
Приметы «Зла» с Решительностью стал.

Не осознав Трагедии сокрытой,
Он отрицал, – но действовал, как тот
Что жив больной Привычкою привитой,
Внутри создавшей собственную Плоть.

Он жаждал Благ иных Цивилизаций,
Он воевал и «Знания» растил,
И, поглощённый Славой и Удачей,
Вокруг себя Свой Мир преобразил.

Но только Внешне... Тяжесть Воспитанья
В нём Московита не перевела:
Он правил Грозной, Алчущею Дланью
Творил огульно страшные Дела.

Он был Убийцей, Татем, Святотатцем, –
Лишь подтвердив Традиции Москвы, –
Он верховодил подданною Массой,
Не подымавшей Стана и Главы,

И, Русь лишив остаточной Свободы,
Её заставил Землю обагрять,
Велича те чарующие Годы,
Где он привык пророчить и сиять.

С тех пор Тиран прозвался «Император», –
Как «Князь Князей» и «Царь» среди «Царей», –
Как Образ им же проклятого Града,
Его Решёток, кованых Дверей!..

Дать внешне Облик «развитой Культуры», –
На самом Деле Дикость сохранив, –
Восстать Войной, возвысив Сабли, Дула,
Лик Подавленья «Миром» оградив,

Бюрократию пестовать и множить,
«Закон» на Корм Коррупции отдать,
Для Нужд «Простого» рвать на Части «Сложность»,
И этой Рванью страстно щеголять;

Всё подчинить Единству Своеволья,
И выдавать Режим за «вечный Строй», –
Вот в чём Искусство крытого Разбоя,
Что Русь попрал железною Пятой...

Московский Князь – безудержный Преступник:
Он Тень в Тени, Пустотный Лицедей, –
Своим «Законам» вечно неподсудный
Отец – Убийца собственных Детей!..

Должно опять «Призванье» стать над «Званьем», –
И Силу Правде снова подчинить, –
Тогда «Налог» не будет больше «Данью»,
Суды не будут «хаять» и «винить»

Не будет Жизнь от Прихоти зависеть,
И от Ошибки Личностной Страна:
Над Князем Русь должна Себя возвысить, –
Иначе Злом она покорена!..

Москва – Власть Денег, Русь – Власть над Деньгами,
И потому Русь выше, чем Москва;
Русь овладеет Чистыми Руками
Казной Меча на исконных Правах.

Так в «Общем Благе» Честное воспрянет,
Восстановив Природный Ход Вещей, –
Так из «Страны» Москва «Частицей» станет
Средь тех, кого держала в Неглиже.

Размосковленье это Раскняженье:
Кляни, Россия, Идолов Кошмар!
Смени на Веру злое Лицеверье,
И получи Свободы новый Дар!..

Грязь Москвы

Два Рычага, два Метода извечных
Болезнь Москвы над Русью стережёт:
Российской Кровью Путь их был отмечен,
Их Параллельность Глазу предстаёт, –

Та Параллельность, что из Раздвоенья
Сеть Паутины издревле ткала,
И неизменно Новое Творенье
Из Нитей Старых в Будущем вила,

Что Тиранию «Единодержавья»
Опричной Тенью исподволь храня,
Сама с собой в Предательстве лукавя
Копала Бездну, Русь в неё маня.

Один Рычаг, – Окремная Зараза, –
Есть Провокаций страшная Спираль,
Другой – Террор, что против «стадной Массы» –
Швыряет Русь покорную на Сталь...

С Начал своих циничный Провокатор
Москва Интригой выковала Мощь:
Из Подозренья проклятого Града
Подняла Монстра, ладного точь в точь.

Но с Пробужденьем Русского Народа
Она боролась Ложью супротив, –
Так Провокатор стал Антигероем
Чтоб подменить «Героя» во Плоти!..

Так изошли Три Образа Тирана
В Эпоху Трёх Предательств и Измен:
В них снова живы гадливо и странно
Правленья Глав, одетые во Тлен.

Мразь «Наверху» вкушала Отраженье,
В неумолимой Логике Святой, –
Разброд Ума творил «Внизу» Броженье,
Давя «Господ» с «Рабами» под Пятой!..

Предатель Первый был на Царской Службе, –
И в Услуженьи у её Врагов, –
За Блеск Мамоны он тиранил Души,
Всем Сторонам прописывая Срок,

Был «Наверху» – в Обеих Измереньях –
Губил Князей, Изгоев подводя:
Он породил Неверье, Небреженье,
И обусловил «Гибель Корабля».

После него Отравою Великой
Был Хаос снова в Общество внесён –
Взамен «Свободы» Русь прибрал Расстрига,
Второй Предатель, выкравший «Закон».

Тот Провокатор, «Снизу» воспаривший,
Подвёл под Пулю всех, кто рядом был:
Он их стравил, и свёл затем поближе,
И Сонм «Врагов» Доносом развратил;

Мораль сметя, назвал Позор Моралью,
Друзей рассорил, выродил Родство,
«Антицарём» с Лжеименем из Стали
Восстал в Кремле под Маской «Одного»;

Повёл в Тюрьму всю Русь по всем Наветам,
Глуша Бравадой Мертвенности Стон, –
Но Воздаянье вызвали те Беды,
Что за собой привёл в итоге он.

Восстал «Другой» – Зеркальным Отраженьем –
В Другой Стране, и Ужасом Своим
Вверг Мир в Войну без Граней Постиженья
Больных Кошмаров, вышедших за ним...

Эпоха ныне – Бездна Провокаций,
С Террором мягким, с Хаосом иным:
Здесь Провокатор избран Новой Кастой,
Связавшей Русь «Преемником» Своим.

Должны бояться снова все за «Шкуру»,
Должны все стать «запятнаны» Судьбой, –
Лишь о «Своём» заботиться понуро,
Не доверять, скрываясь за Стеной;

Окремно жить, опрично растлеваясь,
Всё лишь Мамоной мерять и ценить, –
Русь предают, Идеями играясь,
Зовя Утробу алчную растить.

Пугая тем, что если жить «Иначе»,
То всё исчезнет Дымом на Ветру:
Россия вновь поделена на «Наших»,
И на «Ненаших», сваленных в Игру!..

Русский Бунт

Что «Русский Бунт»? – Мятеж противЗакона?
Но где «Закон» в подавленной Стране?..
Так в чём же Суть Традиций «Уголовных», –
Глубинных Свойств Понятий о Вине?..

В Московском «Строе» Сила и Угроза
Закон с Дороги истинной свели, –
Москва на Мир взирает Чресполосно:
Одни – «Враги», другие же – «Свои».

«Своим» всё можно – им не надо Правил,
Их Преступленья – Благо «Общака»:
Кто для Москвы неистовствовал, грабил,
Нёс Произвол, – всё делал точно так

Как Надо делать с роду Московиту,
Чтоб извращать, использовать, глумить...
То «хорошо», что Благо лишь «для Вида»,
Но Зла Оскал под Маскою хранит.

Не мудрено, что русская Неволя,
Стерпев и Алчность, и Безумье Гроз,
Вдруг породила Пламя из-под Пола,
Чтоб растопить губительный Мороз, –

Взывая к древней Памяти о Воле,
О «Русской Правде», втоптанной во Грязь, –
И те же Пики, Топоры и Колья
Преображая в «истинную Власть».

В Хаосе Смуты жуткого Абсурда
Той Тирании, что жрала себя
Русь Обессудье била Самосудом,
И проявила Качества, что спят.

Она звала к Естественным Порядкам, –
Без Подавленья, Наглости, Обид, –
К Восстановленью древнего Уклада,
Где Власть с Народом – Вечный Монолит.

Но Дух Москвы, – Мышленьем, Воспитаньем, –
И тут привнёс безудержный Обман:
Яд Раздвоенья был залит в Исканья, –
И опустилась Праведная Длань!

Народ опять к Москве влачился слепо,
Привыкнув видеть Истину во Лжи,
Прося у Плевел налитого Хлеба,
Забыв, что это – Воры, Палачи,

Стремясь к «Отцу» – циничному Тирану, –
За Правосудьем, что он сам попрал,
Создав в себе «простецкого Ивана»,
Что словно Скот, влечётся на Металл.

Вот почему, «Свободы» домогаясь,
Русь доверялась Сонмищу Пройдох, –
И Самозванцы, Бешенством играясь,
Её влекли на Плаху и в Острог.

Вот почему нигде во всей Вселенной
Так Проходимцы пышно не цвели,
Как на Руси – несчастной, вдохновенной,
Но безысходно ждущей на Мели!..

Желанье Права, Равенства и Братства
Ушло в Разгул, Безвременье, Кошмар, –
Восстала Месть Безумием ужасным,
Огонь Восстанья выродив в Угар:

Вновь проявив Московские Болезни, –
Забвенье Рамок, Смыслов и Целей, –
Кровавым Рабством вымарав по Спеси
Один Девиз: «Безвыходностью – бей!..»

Раб и Свободный живы ныне в Русском,
Хам и Герой грызут его внутри, –
И в том Москвы ужасное Искусство,
Чтоб их травить Безумием Игры:

«Народ» всегда быть должен «Виноватым»,
Он должен Блеф «Порядка» нарушать,
Прося потом о «Милости» горбатой
Того, чей Образ надо низвергать.

Он должен с тем «смиряться», что «Законы»
Пророчить будут «Наши Наверху»,
Он низведён до «Низа» – до Подонка,
До глупой Рыбы, пойманной в Уху.

И потому бессмыслен, беспощаден
Доселе Бунт искусственно Слепых:
Он слышет Кривду в виртуальном Граде
И «Благовест» в Бряцании Вериг!..

Но здесь же скрыт Инстинкт Антимосковья:
То Глас Руси, что грубо извращён,
Что не живёт «Законным Беззаконьем»,
Не признавая Иго и Полон.

Так «Русский Бунт», – Московское Явленье, –
Нам указует вовсе не на «Кровь»
Но на Закон, что лишь маячит Тенью
Больной Руси, страдающей без Слов!..

Великая Ложь: Революция

Когда последний Бунт был уничтожен,
И обезглавлен Самозванец-Вождь,
Затихла Русь, шагреневою Кожей
Самодержавья стянутая в «Кошт».

Она несла «Повинности» втихую,
Спивалась тихо, Душу позабыв,
В своём Бессилье тягостно тоскуя,
В «Упокоеньи» сумрачном застыв.

Но Тишина – Обман, когда Ненастье
Внутри Людей безвыходно живёт,
И Раздвоенье – русское Несчастье –
Духовным Ядом гробила Народ.

Когда Москву постигли Пораженья,
Сперва извне, а после и в Крыму,
Вдруг пробудились тёмные Сомненья,
Задав Вопрос: «Так Кто мы, и к Чему?»

Впервые Пыль с Истории отёрли,
И сняли Саван с внутренних Зеркал, –
И вот, Тоска поднялась Комом к Горлу,
И лик ужасный завранный предстал!..

Его стеснялись, гнали и боялись:
Москва давила Правду о себе, –
Она, как прежде, «правила», не каясь,
Гноя «Врагов» в Тюрьме и на Губе.

Подмяв давно безропотную Церковь,
Её «Идеей» чистила Умы, –
Но не смогла украсть «блаженной Мерки»,
Отдав Юродство «Гениям Зимы».

Литература «страждать» обучилась,
«Раздвой» Поэтов в Жертву принеся, –
Простое Слово в Книги опустилось,
О Старых Язвах Новое глася.

Писатель стал Подвижником, Пророком,
Уйдя во Схиму внутренним Ядром,
Религиозно-светским «Полубогом»,
Что терпит Страсти, стоя на Своём.

Так родилось Святое Отверженье
Московской Грязи Русскою Душой, –
Интуитивно слаженное Мненье
Нон-конформистов, бьющих Антистрой.

Они клеймили, не переступая
Границ Москвой засеянных Полей,
Искали Правду, не подозревая,
Что через Ложь опять пошли за ней.

Не потому ли «Бедная Доктрина»
С Московской «Знатью» «Смердов» развела, –
Будя Вражду, мечтала о «Едином»,
Ростки Сознанья к «Миру» погнала?

Не потому ли Тень «Социализма»,
Преобразив незрелые Сердца,
Звала построить «Рай» в Общине Чистой,
Отвергнув «Нечто» – с Чистого Листа?

Не потому ли Проблеском единым
Всего одно Ученье родилось, –
О Красоте Безвластия «невинной»,
Смерть Государства ставившей в Серьёз?

Болезнь Москвы здесь только отражалась, –
И Русь себя казала сквозь неё:
Во Глубине она Собой осталась
С горячей Грудью, сдавленной Змеёй,

С Чахоткой злой духовного Дыханья
И с Пульсом Крови, бьющей через Яд,
Страшась себе о Многом дать Признанье,
Идя Путём, который был проклят...

Москва ж играла с Временем коварно,
«Освобождая», стягивая вновь
Большие Шансы тратила бездарно, –
Так, как велось с завещанных Основ.

Слегка манила, тут же оскорбляла,
«Давала Право» – сразу же давя:
Извечный Гнев безумно распаляла,
К Ножам и Бомбам «Подданных» зовя.

И грянул Ужас: «Царь погиб в Охоте!»
За ним пошла Охота на Чины:
Бюрократия гибла от Полёта
Незримой Смерти – будто «без Вины»!

Террор окутал видимый «Порядок», –
И резал Вены в Ярости большой
Больному «Строю», что Террором в Злате
Века в России пестовал Разбой.

И Пораженья новые открыли
То, что Веками пряталось внутри, –
Русь поднялась безвременною Силой,
Не сознавая собственной Зари:

Ведь ослепляя Память и Рассудки,
Москва сама, над Пропастью вися,
Туда влекла вслепую Море Люда,
Что сзади шло, о Счастье голося!

Московский Север пал в Чаду Восстанья,
Жуть Безразличья явно показав:
В Мгновенье Ока Гоноры и Званья
Упали в Прах, «затак» себя отдав.

Тиран Наследный сгинул, осквернённый, –
И очернили «Белые» себя,
Отвергнув то, чему служили скромно,
Преобразившись в Стаю Воронья.

Создав Сумбур «Идей» и «Настроений»,
Не видя Путь, кидаясь в Тупики, –
Они ушли, Банкроты «Отреченья»
От русской Правды страшно далеки.

Шизофрения Шкуру поменяла,
Списав легко и их, и их «Страну», –
Но для Москвы и это было мало:
Она украла Русскую Весну!..

Чем был «Февраль»? – Преддверием Расцвета
После Зимы, Сердца сковавшей в Лёд:
Русь начала вставать, кляня все Беды,
Что «грязным Прошлым» Знание зовёт.

«Советы» снизу вдруг воспряли «Вечем», –
«Принципиально Новым» из Глубин:
Казалось, взлёт за Правдой обеспечен,
И Русский Дух восстанет вновь Един.

Взамен Тиранов стала просыпаться,
Власть Большинства, Фундамент заложив,
И Представитель начал укрепляться
В себе Слугу, как-будто, победив...

Но Дух Москвы остался неизменен, –
Вошла опять Подмена в Обиход, –
И старый Змей опять восстал из Пены,
Кремлёвой Пастью впившись в Небосвод.

Власть Самозванцев, названных «Большими»,
Но представлявших только Меньшинство,
Влилась в Советы, царствуя над ними,
В Войне Гражданской Русь подмяла вновь,

Под Видом «Счастья» то завоевала,
Что ускользнуло, было, навсегда,
Былое Рабство «Равенством» назвала,
Творя Обличье Нового Скота,

«Советским Строем» выдавила Сверху
Народовластья хрупкие Ростки:
«Советы» стали Альфой и Омегой,
Что Ложь взяла в железные Тиски.

«Парламент» стал Безумию Рекламой,
А «Выбор» выцвел в грязное Жульё, –
Москва явила новый Образ Хама,
Что Славословье Падшему поёт.

Она попрала Призрак Христианства,
Открыв Цинизма истинного Суть,
Предстала Злом, очищенным от Глянца,
И прошлых Масок, отданных под «Суд»;

Себе присвоив Истину Протеста,
Примерив Лик Юродства и Борьбы,
Москва Кремлём взросла на Лобном Месте,
Стремясь бежать от собственной Судьбы.

Перед «Блаженным» лёг Тиран «Блаженный»,
Дополнив Храм Язычеством Мощей, –
И Площадь Крови вновь открыла Вены
В честь Извращённых, краденных Идей!..

Нет Революций, где Познанья нету, –
И Очищенья Истины от Лжи, –
Где побеждает Тьма под Видом Света,
Где Дух Народа в Саване лежит,

Где Самохвальство давит Самоценность,
Универсальность Личность предаёт,
Где рубят Корни, поощряя «Верность»
Тому, что Догмой мёртвою слывёт,

Где Принцип «Снизу» душит Принцип «Сверху»,
И Примитивность правит Мастерством,
Где сдали Право Татям на Примерку,
Мир оценив Инстинктом и Нутром!..

Кровь «Революций» кончится тогда,
Когда родится Нация России:
Её скрепят Дружины-Города,
Что усмирят Московскую Стихию.

Нет, не Раздрай, не Хаос и не Смута
Смысл Возмущений истинных хранит:
В них Торжество Природы и Рассудка
Над хищным Злом Безумия лежит.

В России – Революция Одна:
Размосковленье – Смысл её Движенья,
Она не Смерть, но Юности Весна,
Не Крах Распада – Новых Сил Броженье!

Освобожденье Русь не получила, –
Тиран не свергнут, значит Права нет:
Но встанет Солнце, и низвергнет Силу
Дремучей Тьмы, скрывающей Рассвет!..

Великий Монстр «Державности» падёт –
Чтоб родилась Держава для Великих:
Так Сон Болезни древней изыдет,
Как пропадут Князья, Воры, Расстриги.

Порядок Новых, Истинных Веков
Начнут Часы по-новой мерить точно –
Пробив Конец Разбойничьих Оков,
Что были внешне слажены так Прочно!..

София

Центральный Храм Руси – Собор Софии:
София – Мудрость, Принципов Исток, –
Родник Деяний, что к Морской Стихии
Течёт сквозь Земли, как Один Поток.

Народ Движенья, Грамоты, Науки
Живёт её Природою Святой:
Ведь только Мудрым Счастье на Поруки
Даёт Вселенной выверенный Строй.

Руси София – не «София Греков»,
Как Мудрость Правды не Мерило Лжи:
Русь есть Пространство Альфы и Омеги,
Как Млечные Путь, что в Вечности бежит.

В Пространстве этом Хаосу нет Места,
Здесь Правит Стройность, а не давит «Строй»
И Постоянство в Логосе и Действе
Не есть Статичность Логики глухой.

София – Стержень Стройности Системы,
То, что ведёт незыблемый Один,
И Неизменность в ней как Теорема,
Что каждый раз доказывает Жизнь...

Так Полюса меж Севером и Югом
Святой Руси Софиями зовут:
Их вяжут Реки, Памяти и Струги,
Стремятся к ним, и Славу им поют.

Здесь Цель Одна – Проста, Универсальна,
Там ясно всё, Что делать и Зачем:
Руси Фундамент – Истины сакральной
Великий Логос, Общий надо всем.

Где Стержень Правда, там и Справедливость, –
Статичный Принцип движется вовне, –
Рождая Право в Равенстве красивом,
Зовущем стать Правдивей и Честней!..

Но не нужна София Московитам:
Они её боятся, как Огня, –
Ведь от неё Москва бывает бита,
И терпит Крах, попутно Мир кляня.

Её Задача – Хаосом Раздрая
Посеять Смуту в Душах и Умах,
Внести Сомненья, Холодом стращая,
Сердца и Судьбы руша на Паях;

Животный Страх, и Подлость Суеверий
Внести в больную Замкнутость Людей,
Угнать в Потёмки, вывести на Мели,
Перегноить и выделить Червей;

Залгать Науки, «Пользу» выжимая
Из них попутно, руша их Среду,
Учёбу смять, Проформой подменяя,
И сделать Знанье с «Прочим наряду»;

Заставить жить Привязанно и Крепко,
Служа «Земле», – о Реках позабыв, –
Пленив Моря, сомкнуть «Холопам» Веки,
Природу Вод собой поработив, –

И жить Безумьем!.. – Ибо Зло Безумья
Струится здесь из едкого Нутра:
Москва себя Безвыходностью губит,
Ведь Суть её Поверхностность, – «Игра».

Великий Гонор, – Дрожжи Сумасбродства, –
Зовёт Москву расти ради «Мошны»,
Метать на Карту Прочее «за просто»,
Стирая Жизни, сыгрывать Коны,

Мешать бездумно и не понимая
То, что не может быть в Одной Узде,
Гнать лишь «Вперёд», Дорог не различая,
Доверив Вожжи собственной Беде.

Инакомысли бить с Остервененьем,
Бессудным Ором Дискурс подменять,
Блажною Ложью бранное Забвенье
Повсюду сеять, после – предавать.

Москва есть Мысли смердная Погибель,
Ведь Суть Болот в Молчании Трясин:
Болотный Град Тупик Запруд изринул
Чтоб Русь втянуть в безвыходную Синь.

И Хаос Веры Дланью Государства
Мурует в Храмы страшную Болезнь:
Ту, что опасней и сильней гораздо
Законов, Воль, Оружия и Стен.

Смятенье древней Алчности Гордыни, –
Антисофия, то есть Антирусь, –
И в нём Москва, подёрнутая Тиной,
На Шее русской неподъёмный Груз.

Груз, что на Дно Народ Народов тянет,
Что в Слепоте давно не сознают,
Груз-Основанье Хомутов и Даней,
Что на себе все Русичи несут,

Груз ради скрытой Подлости Измены, –
Просящей Жертв, не зная для Чего, –
Вот Символ Ига, длящегося Плена
У той Орды, что злее всех Врагов!..

Война Безумья со Святой Софией
В духовном Мире тлет исподволь, –
Испепеляя медленно Россию,
Кормя Москву сквозь собственную Боль!..

Юродство

Русь ищет Правду... Правды Русской Гибель,
Её Забвенье Смуту родило:
«Закон» ушёл, и светлая Обитель
Под тёмным Кровом пестовала Зло.

Под видом Правды Ложь преображалась,
Создав «Мечту», построив «Град Земной», –
И только в Душах Истина осталась,
Как древний Принцип, стойкий и святой.

Великий Поиск в тысячах Обличий
Тиранит Русь, Столетья пережив:
Страна Свободы снова жаждет Клича,
И Страды древних, позабытых Нив,

Лежащих долго, тщетно и «под паром»,
Давно зовущих Пахаря и Плуг, –
Земля Руси воспрянет в Зове Старом
И расцветёт на Континентах Двух!..

Но долог Путь... Ярмо московской Стали
Черпало Мощь из наглого Вранья, –
Что Московиты «Право» русским дали,
В Тиши «Судов» Расправу затая,

Всех подавив, губя «Инакомысли»,
Коля Глаза, срубая Языки, –
Москва в Ночи Стервятником повисла
Над павшей Русью, сдавленной в Тиски.

Однако Голос Древности не умер, –
В Иносказанье тихо перешёл, –
Святою Веры ограждая Думы,
Златым Крестом бесчестил Произвол.

Так Русь и «Рим», – два новых Антипода, –
Схлестнулись в Битве, словно в Небесах:
Московский Змей, сожравший дух Свободы, –
Святой Георгий с Пламенем в Перстах!..

Молчали Люди, – с той Поры Молчаньем
Русь Равнодушье к Чуждому зовёт, –
Но души Жертв, моля о Воздаяньи,
Врагу желали гибельных Забот.

Сказать об этом – значило Погибнуть...
Но надо жить. И жили, раздвоясь,
Меж Устремленьем Истину постигнуть,
И злой Привычкой, втоптанной во Грязь.

Лишь Сумасшедший мог себе позволить
Произнести Запретное для Всех, –
Зеркальный Образ тех, кто Обездолен,
Глас, заменивший Колокол на Смех.

Смех и Слеза – Небесные Посланья,
Намёк Бессилья, Кровь духовных Ран:
С тех пор «прозрели» Гоноры и Званья,
Кромсая Правду в слаженный Обман.

Юродство Русь отныне поглотило, –
Как Брат-Близнец Тирана «наверху», –
Как Лик Болезни, получившей Силу,
Народ Врагом предав Царю-Врагу.

И вот, Убогий, Немощный, Гонимый
Один спасал бесчисленный «Народ»:
Болезнь Духа стала новой Схимой,
И страшный Перст поднялся в Небосвод...

Цари боялись только Отверженья
Среди Людей, Отвергнутых в Душе,
В том отчуждённом Городе Броженья,
Где «Божий Град» купался в Неглиже.

Болезнь Правды – вот Начало Смуты,
Но Смутный Глас – Пророчества Исток,
И тот, кто Видит, тот Духовно Чуток:
Провозгласит лишь то, что хочет Рок!..

Великий Царь, поправший Силой Веру,
Юродства Мощь от Церкви отделил:
Так Слово стало Письменности Нервом,
Родив Язык, что Бурю породил.

Разлад Внутри стал в Жизни воплощаться,
Клеймя «Основы», создавшие Ад,
Вопрос «Кто Мы?» с «Собою» звал расстаться
Жертв старой Лжи, ища, «Кто Виноват?»

Литература стала тем Исходом,
Что, Грань Безумья Болью отточив,
Вонзилось в Тело странного «народа»,
Его Природу вдруг преобразив.

«Элита» стала свой же Мир Московский
Кромсать Сомненьем, в Корне отвергать,
Пошла к «Земле», расписывая броско,
Как надо Быт до Света подымать.

Сдувая Пыль с Истории, Сказаний,
Копала Корни, открывая Суть,
Вступив в Борьбу с Привычкой и Обманом,
Их «примирить» пыталась как-нибудь...

Поэт пророчил, бичевал Писатель,
Вскрывались Язвы Скальпелем Ума,
Образованье с Верою посватав,
Вновь Образ Правды вышел сквозь Туман,

Рабов Природу выжать призывая,
Звал к Единенью Чести и Добра, –
Уродства Духа будто забывая,
Что сотни Лет Москва Клеймом прожгла.

Литература Гласом вековечным
Пришла на Место тех Колоколов,
Что призывали к Истине из Веча
И отзывались Магией из Слов.

Но Мощь её – в Юродивом Начале,
В Противоборстве Поиска Руси
С Московским Злом, – с которым не порвали
Стремясь на Грохот спрятанньй Грозы!..

Воды

Движенье Рек Движением Народов
Крепило Русь в любые Времена, –
Так созидалась Русская Порода:
Ведь вширь, вовне направлена она.

Рек Естество сезонно постоянно,
Влечётся вечно к Общим Полюсам,
И Север-Юг всегда был Осью Стана,
Что в Русском Мире строил новый Храм.

Средь водных Трасс шли Мнения, Идеи, –
Ценней гораздо, чем Товар любой, –
Они питали тех, кто жил, Умея,
И смел творить, идя за Новым в Бой

В Моря иные – Символ внешней Силы
Других Миров, коварных и больших,
Своим Богатством, Тайнами, Могилой
Манивших Русь в Строительстве Души.

Открытость Вод есть древний Принцип Русский, –
Открытость Душ, Деяний и Умов:
Сплетенье их – Гармонии Искусство,
Что ширит Русло будто-бы Само,

Влечёт из чистых, девственных Истоков
К великим Устьям, кормящим Моря,
Зовущих Смелость к Высшему Порогу,
Дающих Жить, питаясь и беря.

Здесь Суть Дорожной Сети всей России:
Дороги – Символ Воли для неё, –
Речной Природы здесь сокрыта Сила,
Что вне Преград, что к Вечному зовёт.

Речная Кровь течёт в Морские Слёзы,
И Пульс Руси даёт ей быть Собой:
Русь там, куда Поток её уносит,
Но Цель её ясна – как скрытый Строй.

Ведь Естество – Основа Мощи Духа,
Его Орудье с Логикой своей, –
Стихия Вод на Службе Песни Струга
Её влечёт мудрее и быстрей!..

Москва – Плотина, Заводь и Запруда,
И Цель её – все Реки повязать,
Границей резать тайною, подспудной
Заставить Мысль на Цепь глухую стать.

Русь раскроив на «Малость» и «Великость»,
Москва попрала Реки на Века,
А с ними Суть того Святого Лика,
Что звал Россию Именем «Река».

Московский Нож искусно резал Вены, –
Московский Глас при этом нагло лгал
Про «Единенье Братское» в Измене,
Что страшный Град Мамоной зачинал.

Дробленье Веры Подкупом содеяв,
Окремный Монстр ударил по Целям:
И подменил все Ценности, радея
О Тирании с Именем «Земля»...

Отрезав Мир с Морями от России,
Москва к ним шла, присваивая Грунт:
Как-будто внешне – «древняя Стихия»,
На деле – тяжкий, давящий Хомут.

Моря, чтоб править и обороняться, –
Не чтобы жить, стремиться, наступать, –
Такой «Идеей» должен был пленяться
Российский Дух, приученный страдать.

С «Землёй для Рек» простились аккуратно,
«Рекой для Почв» сменили вольный Зов, –
Всё на Потребу алчущего Града,
Что врал Руси с украденных Основ.

Москва – «Болото» – Гением тлетворным,
Большой Трясиной, «Общею» для Всех
Творила «Смердов», тихих и покорных,
Руси оставив Гибель иль Побег.

Побег из Вони в Свежесть и Движенье, –
Лишь им одним жила в Болезни Русь, –
И Водный Принцип здесь имел Значенье,
Что отвергал московский тяжкий Груз.

«Земных Дорог», начертанных Москвою, –
Слепою Грязью, через Перегной, –
Пришлось Руси вкусить своей Стопою
Крича в Душе: «Очистись и Омой!..»

И этот Клич, – от Волхова до Волги, –
В Сердцах поёт о Будущем Святом,
Что снизойдёт Спасением от Бога,
Отдав «Москву» безжалостно на Слом!..

Внешнее Расширение

Движение Вовне – Руси Начало,
Теченье Рек – Прообраз Бытия:
Стремленье это Множество связало,
Великий Рост Гармонией поя.

Желанье Знать, – и Знаньем обладая,
Идти к Культуре, Суть её познав:
Отличьем этим славилась Святая,
Большая Русь, что пестовала Сплав.

Сплав – как Завет в Сознаньи Пилигримов,
Сплетенье Сил, Традиций, Языков:
Смиренье Мира – Строй непобедимый
Что был от Века к «Пришлому» готов, –

Готов впитать всё Лучшее Корнями,
Готов селить Гостей на Благо всех –
Обогащая Дух от разных самых
Заморских Стран, что славили Разбег.

Русь расширялась не для «Подавленья», –
Для Постиженья, Торга, Ремесла:
Она училась Силе из Движенья, –
Движеньем Мысли издревле жила.

Оберегала Равенство Сообществ,
Крепя Взаимность, руша Произвол,
Стремясь Сложнее сделать то, что Проще,
Не городя с Вселенною Раскол.

Альтернативы Центров и Подходов,
Идей и Мнений, словно Полюса,
Держали Русь средь тысячи Народов,
Слагая Земли, Воды и Леса,

Давая Импуль новому Приросту,
Что Русь с Природой вечно единил,
Приумножая Качества как Россыпь
Цветов, покрывших сей чудесный Мир.

И Русь была в Миру Единосущна:
Не отвергала, не ковала Цепь, –
Живя Мечтой, стяжала всё, что Нужно,
Во Всём найти умела Мёд и Хлеб...

Но Чужеродность Веяний Московских
России Кровь пустила через Яд:
Москва жила Рекламой Мнений броских,
Скрывая ими Мертвенность и Хлад.

Её Пустотность, Тьма и Беспринципность
Кормили Русью Оборотень-Дух, –
Момент, Насилье,кроющие Кривду,
Здесь укрепляли Силу алчных Рук.

«Друг» – тот, кто «Нужен», «Брат» – кто будет Кончен,
Лишь только в Сети «Братства» попадёт:
Ведь Цель – «Земля», нужна Трясине «Прочность»,
Чтобы впитаться в «собственный Народ»!

Всего Подмена: Ценностей на Цены,
Людей на Деньги, Мыслей на Эрзац,
Деянья – Ленью гнилостной, заветной,
И Правды Ложью – вот Московский «Класс».

А что под этим? – Сеть Противоречий:
Бездарность Войн – неведомо за что,
«Союзы» с теми, кто Душой далече,
И Истощенье вызванной «Бедой».

Москва, что Кожи меряла Чужие,
Когда ей надо, «Русскою» была,
И «Православной» с «Истинным Режимом»
Среди «имперской» Грубости цвела.

Но всякий раз Иные Направленья
Она брала, захватывая всё, –
Не для Руси, себе беря Изменой
Любой Кусок, что Кровь Руси несёт.

Захват «Земель» – вот главное по Сути, –
Ведь Паразит сосёт их Плоть и Сок:
Так Антирусь взросла под Русским Спудом,
Ввергая Русь в безвыходный Порок.

Врагов кормя, с Союзниками ссорясь,
Авантюризм «Служением» зовя,
Москва живёт посеянным Раздором,
Вовне Угрозой Хаоса давя.

Противеречьем в Противостояньи
Москва искусно с Миром ссорит Русь, –
Москве чужды российские Преданья
О Братстве Воли и свободных Уст,

Об Идеалах, Принципах и Праве
Что Общежитье строят и растят, –
Так Паранойей выспренно лукавой
Руси Тираны по Миру смердят!..

Так Интенсивность Русского Начала
Пьёт Экстенсивность злой Антируси:
Так Простота всё Сложное сковала,
Паразитизм на Творчестве висит,

Деяньем Лень постыло понукает,
Невежа Мысли исподволь крадёт, –
И незаметно Русь «переплавляют»
В Эрзац Москвы, что Гимн себе поёт!..

Циклы Москвы

Москва проходит замкнутые Циклы,
И повторяет собственный Позор, –
Где Ложь и Сила действовать привыкли,
Там побеждает внутренний Раздор.

В Эпохе каждой Бедствия Набором
Всегда одним и тем же предстают:
Они берут Безвыходным Измором
Твердыню Зла, что «Матерью» зовут.

Из Ничего воруя всё у Ближних,
Встаёт сперва Коррупция Души:
Мамона правит – но Причина Выше, –
Идей и Чувств Корррозия крушит.

И, разъедая «Принципы» былые,
Даёт взамен Порок и Пустоту:
Москве Богатство нужно для Могилы,
Она хоронит в Золоте Тщету...

Она скупает или подкупает,
Неправду сея в Правде исподволь,
Рекламой Лжи Бездумье подчиняет,
Чужою Цифрой свой питает Ноль.

За «Вражей Силой» прячется, – и тут же
Себя «Борцом с Нечистым» выдаёт:
Руками Всех, – и тех, и этих, – рушит,
«Победой» тёмной Ужасы зовёт.

И переходит в Новую Личину, –
«Объединив» Героев и Врагов, –
Как-будто «мирит», Нож вонзая в Спины,
Реальность пряча Пепельностью Слов.

Так «Собиратель», Пыль в Глаза пуская,
Вдруг предстаёт «Строителем Мечты», –
Но в этой «Стройке» Семенем Раздрая
Укрыты Страсти, что не изжиты.

Идёт Грызня, слепят друг друга «Братья»,
Борясь за Власть, как алчное Зверьё,
И лишь тогда, на Время, внешне «ладят»,
Когда воюют с Внешним за «Своё»,

Когда уже не Златом отбирают,
А Громом Пушек, Кровью и Огнём,
Чужие Земли к Рабству «прирезают», –
И вырезают Памяти живьём.

Но если нет Войны за внешний Гонор,
Немедля Гонор внутренний растёт:
Война с «Народом», скованным «Законом»
Тогда незримо все Бразды берёт.

Ведь Цель «Постройки» – замкнутая Крепость,
Окремный Дух, Осадная Мораль:
И Мир вокруг уродуется слепо
Тем, кто ему «Заботу» обещал.

Встаёт Тиран, венчающий собою
Всё то, что он за Ненавистью скрыл –
Приходит Час Глумленья над Страною
Чтоб «Надзаконный» Крамолу омыл.

Период Войн идёт с Инакомысльем,
«Строитель» Лик «Опричника» берёт:
Шизофрения делается Стилем,
И Паранойя к Гибели ведёт.

Эксперименты с краденым Величьем
Заводят всех в Ничтожность Тупика,
Былая Шкура делается «Лишней»,
Зажав Москву в шагреневых Тисках,

И возникает «Смута» – через Смуту,
Что из Порядков Хаоса взросла:
Колосс гигантский делается Грудой
Камней и Щебня, выгорев дотла.

В Груди сокрытой, завранной Болезни
С «Верхов» Безумных «Вниз» переродясь,
Дырою Чёрной – истинною Бездной –
Москва себя хоронит снова в Грязь,

И всё опять, по Заданному Кругу,
В Одеждах Новых Миру предстаёт:
Кремлём, Кольцом и замкнутой Порукой
Москва России Кандалы куёт.

Собранье Краж, Строительство «Окремы»,
«Опричный» Зев и «Смуты» Суицид –
Вот Цикл Москвы, Безумья Стратагема, –
Всегда Один, изменчив только Вид!..

Смывая Скверну Кровию Российской
Через Войну с «Нашествием» Чужим
Москва, что пала н