Саша Попель

Беседы о Пушкине за послеобеденным чаем
А.: А где, в сущности, похоронен Пушкин?
Маша: Хм…
В.: Может быть на Черной Речке?
А.: Что же, его как собаку, где подстрелили, там и закопали? Вот она наша культура, где убили – все знают, а где похоронен – никто. Черная Речка не близко, кстати, от Петербурга, две остановки на электричке. Ну нет - его потом в Петербург привезли, живого еще.
В.: Ах, ну да - внесли домой закутанным в бобровую шубу, а он еще моченой морошки попросил. Об этом все знают.
Маша: Может, он в лавре имени Александра Невского захоронен?
В.: Его ведь похоронить даже толком не могли: пришли на одно кладбище, там говорят: «Сегодня копать не велено!», на другое, на третье – везде то же. Так царизм мстил поэту.
A.: Я Дантеса на литографии видел, нельзя сказать, что явный пидарас, но что-то такое в нем проглядывает. Он и с Натальей Гончаровой по бабьи, наверное, трындел - про шмотки, про косметику.
B.: А в свете Пушкина за глаза называли рогоносцем!
A.: Ну да, а Пушкин ведь вспыльчивым парнем был, южная кровь все же... горячий арапский жеребец.
В.: А этот Дантес, позже, когда поступал в Российскую Академию Наук, в резюме указал: «Я убил вашего поэта!». Вот чмо!
Маша: Какая ужасная вещь дуэли! Хорошо, что сейчас их нет, а то моему мужу часто из-за меня пришлось бы драться.
А.: А ведь Пушкин был несчастным человеком. Наш великий поэт был беден! Его выгнали взашей из англицкого клуба за то, что он не смог расплатиться в буфете за вино. Никуда не брали на работу, присвоили нелепейшее звание камер-юнкера. (Обращается к В.) Это все равно, как если ты бы устроился сейчас участковым милиционером.
В.: Хм.
А.: Одногруппники из лицея, работавшие в тогдашнем МИДе пытались устроить его послом в Китай. Но какое там! Царь не разрешил.
Маша: Даже в Китай его не взяли!
В.: Вот и пришлось ему в Шушенском сидеть. То есть, в Михайловском.
А.: В Михайловском Пушкин дурил, то с няней пьянствовал, а то переоденется цыганом, и сбежит из дому на нижегородскую ярмарку. Хотя какой из него цыган? Да и бакенбарды опять же…
В.: С гусарами часто выпивал. Тогда магнитофонов еще не было, гусары соберутся на шашлыки и говорят между собой: «А давайте Сашку Пушкина с собой возьмем, пусть он нам стихи почитает!» И так вот он им за стакан портвейна целый вечер читал свои стихи.
Маша: Его творчество доступно не только нам, людям высокой культуры, но и простому народу.