Робинзон по имени человек.
Ломает мачты, такелаж трещит,
Рвёт ураган, как паутину, снасти.
И помощи вокруг – ищи, свищи.
Попался Робинзон. Как кур в ощип.
Такое вот, моряцкое несчастье.

Уходит судно с выхлопом на дно,
«Представленное» морем к высшей мере,
И человек наедине с волной,
И всё теряет смысл, в душе одно:
Пошли мне, боже, просто твёрдый берег.

Везёт. Борьба с пучиной позади,
Он может берег, наконец, потрогать.
И сам себе, к тому же, господин,
Поскольку это остров. Он один.
И паника. Опять не «слава богу».

Но научился выживать моряк.
Живёт довольно сносно, скажем, средне.
Всё получается, но всё – не так.
Да. Одиночество. Заклятый враг.
Единственный. И первый, и последний.

…Привычно, карауля горизонт,
Он след ноги случайно обнаружил.
О, как мечтал об этом Робинзон.
А вот, сбылось-таки. И что же он?
Всё верно. Первым делом, за оружие.