Яременко-Толстой

ДЕВУШКА В КОМЕ
Владимир Яременко-Толстой (Берлин)

ДЕВУШКА В КОМЕ
Почему сын писателя Сорокина отказывается от собственного отца?

Александр Владимирович Соркин работает на русском радио в Берлине, ведёт передачу о новостях российского шоу-бизнеса, собирая в Интернете различный сор, чтобы вытряхнуть его затем в уши своих слушателей – русскоязычных эмигрантов, осевших в Германии.

О встрече мы договорились по телефону. Я узнал его сразу в густой толпе, вываливавшей из метро на станции «Александерплац». Обознаться было невозможно. Сходство со скандальным писателем Владимиром Сорокиным оказалось действительно колоссальным. Одно и то же лицо. Я даже не поверил своим глазам, хотя меня и предупреждали заранее…

Мы сели под зонтики уличного кафе.

- Саша, не мог бы ты мне для начала объяснить метаморфозу Сорокин-Соркин? Что это за игра слов или букв? В чём тут дело?

- Всё очень просто, Соркин – это типичная еврейская фамилия, как и все фамилии, оканчивающиеся на - кин. Такие например, как - Раскин, Баскин, Буркин, Райкин, Галкин, Палкин, Белкин и так далее. Сорокин же – это литературный псевдоним, в фамилию добавлена буква «о»…

- Всё понятно. Дальше можешь не объяснять. Скажи, как у тебя складываются отношения с отцом, с Владимиром Сорокиным?

- Начнём с того, что я не считаю Сорокина своим отцом. Я до сих пор называю папой мужа моей матери. Отец – это тот человек, который тебя воспитал и о тебе заботился. Писатель же Сорокин обо мне не заботился никогда. Он ни разу не помог мне даже центом, хотя денег у него хватает. А ты знаешь, как он обошёлся с моей матерью?

Мне не хотелось лезть юноше в душу. Историю его появления на свет я уже знал из других источников. Давно это было. В застойной Москве 23 года назад. Сорокина на родине тогда ещё не издавали, но уже вовсю переводили и печатали в Германии и в Швейцарии. Он был тогда молод и творчески развивался, познавал жизнь и смерть во всех их аспектах, чтобы затем это всё описать в своих книгах. По ночам ездил по моргам, совокуплялся с трупами. Ставил медперсоналу бутылку водки, и его допускали к телу какой-нибудь старухи. Теперь это всё уже давно им подробнейшим образом описано и стало классикой, которую чуть ли не в средней школе изучать заставляют…

В то время, когда писатель Сорокин занимался усиленно творческими экспериментами, в одной из московских больниц лежала молодая женщина в коме, была она ещё якобы даже девственницей. Девушка лежала в коме уже почти год, и врачи даже всерьёз подумывали отключить её от аппарата искусственного поддержания жизни, однако никак не решались, поскольку не было у неё повреждений жизненно важных органов, да и вообще каких либо видимых повреждений у неё не было. Вот её и не отключали, надеялись, что в один прекрасный день придёт она наконец-то в себя.

Девушка впала в кому от высоковольтного электрического разряда, зимой в гололёд занесло троллейбус, порвались провода троллейбусной линии и её долбануло током высокого напряжения. Была же она весьма хороша собой – комсомолка, студентка, спортсменка, отличница. Одним словом, случилось так, что во время пребывания в коме, её, подкупив дежурного врача, поимел писатель Сорокин и, возможно, даже не один раз…

Через некоторое время медперсонал заметил, что у девушки начал расти живот. Она забеременела. На двадцатом месяце пребывания в коме свершилось чудо – когда начались роды, женщина пришла в себя. Это было настоящее ЧП районного масштаба. Дело боялись предать огласке, а поскольку времена были застойные, то его благополучно замяли. Вот только писателю Сорокину пришлось признать сына, поскольку все в больнице знали, чьи это были проделки. Но сына профессора одного из крупнейших московских вузов пожалели, мало ли причуд бывает у детей номенклатурных работников, а тут он как бы даже хорошее дело сделал – вернул девушку к жизни. Что было - то было. Вот только не удалось Сорокину воскресить ни одного трупака…

- Саша, а как ты относишься к творчеству Сорокина? Читал ли ты его книги?

- Творчество Сорокина меня не вставляет. Я не могу читать всю эту патологию. И вообще, мне неприятно, что меня часто узнают на улице и говорят: «До чего ж вы похожи на вашего папу»! А я ведь на самом деле романтик, пишу стихи и песни…

Мой папа некрофил, мой папа некрофил,
Советский доктор пил, советский доктор пил,
На маму в коме папу запустил…

Я тоже пью и песнь свою пою,
Исчерпывающую песенку мою…

Мой папа некрофил, мой папа некрофил,
И маму он из мёртвых воскресил!
А доктор пил…
Советский доктор пил…

Я тоже пью и песнь свою пою,
Исчерпывающую песенку мою…

Мой папа некрофил, мой папа некрофил,
Геронтофил и педофил и зоофил,
Славянофил и русофил…

Но кажется мне, всё же,
Что пидарас он тоже…


Александр Соркин мечтает записать свой диск и издать сборник стихов.

 Wink 5