Люся Гладкая

2. Граница
-Сколько сейчас стоит такая квартира, как у твоих?
-Не знаю.
-Наверно тысяч двести…
-Да вряд ли.
-Точно, точно, двести. Даже двести сорок возможно. Говорят - повышение…
-Да. Долго еще не купим.
-Ерунда. Я с этой партии уже семьдесят минимум получу.
-Получи сначала… стоит партия-то у тебя на складе… Сколько? Два месяца? Больше?
-Опять за свое…
-За свое… за твое… Мы, что через границу живем…
-Вот, вот…границы всегда готова соорудить…
-Устала я… в холодильнике только бутылка растительного масла…. Молоко у меня стало пустое и мало. Совсем, боюсь, пропадет…
-Ну дак на молочную кухню запишись, как все… Ноешь только.
-Ною.
-А предприми че… Я ведь кручусь…
-Ты… да.
-Ну вот.
-А ее куда?
-А у тебя матери-то нет?
-А у тебя?
-Опять границы строишь… Нет чтобы помочь…
-Помочь?
-Ну да... иногда жены помогают… и даже сами бизнесом занимаются…
-Но ведь я тебе все деньги на грузовик отдала… На что же мне заниматься?
-Знаешь я недавно с женщиной познакомился… Она вот нефтью торгует и не спрашивает мужа где денег взять…
-Не спрашивает?
-Нет…
-Она красивая?
-Веселая…

Сходила к врачу. Выдали талон на молочную кухню, правда только через месяц можно будет получать молоко. Как ей объяснишь, что кормить нечем уже сейчас? Никак. Занять денег? У кого? Как объяснить? - голова словно чугунок, тяжелая.
Заняла таки.
-Вечером приди пораньше, я за деньгами к подруге сбегаю. Месяц проживем, а там может и продашь партию.
-Может и продам. Хотим до Нового года подержать, цены растут...


Диваны. Кресла. Квартира матери.

Швейную машинку выкупила в ломбарде подруга. Я ей позвонила сама. Пока ходили в ломбард, Олеся, соседка по коммуналке, вывезла куда-то стиральную машину «БОШ», я ей задолжала за электроэнергию за два месяца. Все продано.
Бродила в пустоте комнат, слушая эхо своих шагов. Пол помыла. Пыль протерла с подоконников. Сосчитала на обоях все дырки от гвоздей. Захотелось секса. Прямо тут. Сейчас. На голом полу. Схватила телефонную книгу. Вот. Этому. Набрала номер. Гудки.
-Алло.
Молчу. Странно, он то тут при чем… Он еще не знает…
-Хочешь торт?
-Нет. Я сладкое не люблю.
-А я люблю.
-Ну так в чем дело?
-Полгода торт не ела…
Бросила трубку. Вспотела. Вот и предала… кого? - Судорожно соображая протерла трубку рукавом, увидела пятно, поскребла его ногтем.

Как пусто… Стены. Пол. Почему-то качается люстра… Потому что осталась одна. Да, одна.
Ха! Думала я ее заберу… Думает раз она такая красивая, то и заменить ее нечем… Качается, собака, на нервы действует… красотой своей изощренной.

Автобус выехал на мост. В серость воды, словно птеродактили, опустили клювы подъемные краны.
На пляже парочка обнимается. Вспомнилось свое. Заныло, заболело время в грудине где-то. Оглянулась. Что-то знакомое. Точно. Он. Блондинку взахлеб засасывает. Горько.
 И хорошо. Параллели строит, чтоб преодолеть привязанность ко мне… Улыбнулась. И пусть… Построит. Преодолеет. Фундаментально-параллельно. Я одна. Нет, с бутылкой в руке, а в ней – время гудит…
А на чердаке пусть качается люстра, звеня радостно ветру.