И тот час рухнул небосвод
И тот час рухнул небосвод,
Разбившись о людские главы.
И пепел лет, и пыль завета,
Сожрав останки нашей славы,
Заволокли сплошной бедой
Сей град, уснувший беспробудно;
И затянули песнь ветра,
Как им положено, занудно.
Останки тел, остатки стен –
Всё тлело медленно и долго,
Треща и лопаясь от жара
Делились стёкла на осколки.
Носился вой, вобрав в себя
Все стоны гибнущих и плачи.
Кроваво-красная луна
Скакала в небе, будто мячик.
А едкий дым съедал глаза
Немногим выжившим несчастным;
Кровавый рот хватал его,
Дыша дыханием свистящим.
Всё гибло в праведном огне,
Всё получило свою цену.
На сём кончался первый акт,
И выходил второй на сцену…

1.

И выпал снег с зари лучами,
Укрыв, как в морге, простынёй
Рассадник злобы и печали,
Для многих город их родной.
В остывший пепел труп остывший
Он аккуратно завернул
И без сомнений запоздалых
Тот час в Неву его спихнул.
И только воды вновь сомкнулись,
Вернувшись в грани берегов,
Как на гранитные ступени
И на зигзаги островов,
Ломая наст, схвативший было
Прибрежных вод пространство льдом,
Ползло родившееся снова,
Дыша и пыша вечным злом,
Нечеловеческих размеров,
Но человечество вполне.
Оно плодилось, размножалось,
Молилась духам и луне,
Изобретало, ело, пило,
Орало песни под вино;
Оно стыдилось и гордилось,
Не принимало, что дано.
Оно сражалось за идеи,
Рубилось в кровь за ерунду,
Не доверяло абсолютно
Властям, прогнозам и суду.
Разворотив и раскурочив,
Пыталось строить на гробах,
Вгоняя сваями идеи
О мироздания столпах.

2.

Всё повторилось, нет исхода.
Всё та же вечная спираль
Несла историю по кругу,
Не унося вперёд и вдаль.
Вновь создавались государства,
Вновь возникали города.
Вновь были созданы шедевры
И, типа этой, ерунда.
Вновь этот град, погибший было
Полз вверх по гатям из костей,
Как сор-трава, рос на могилах;
Как проститутка ждал гостей.
Назло, во имя и во славу,
Что в данном случае одно,
Он, из болот создавши сушу,
На суши ловко строил дно,
Куда затягивала многих
Убогим бытом нищета,
Где умирали на дорогах,
Где в полночь прыгали с моста…