Sage

Один вечер...
Влад шёл по вечернему городу. В этот день впервые сильно похолодало, а он не одел шарфа, и ускорял шаг, втягивая голову в плечи и сжимая у горла края воротника пальто. Не то, чтобы он часто бесцельно слонялся по городу – нет. Просто на сегодня все дела его были закончены, и Влад проходил улицу за улицей. Курил в кулак, о чём-то думал, и, ёжась, всё пытался укутаться в тонкое осеннее пальто. Несколько раз на его пути встречались кафе и бары, и уже, было, собравшись зайти в очередное заведение, и выпить чашку горячего кофе с коньяком – в последний момент он отчего-то передумывал, и продолжал идти дальше.

Накануне днём, совершенно случайно, в суете большого города Влад встретил старого приятеля. Они не виделись восемь лет. И сейчас он шёл и прислушивался к своим мыслям об этой встрече. С этим человеком Влада связывали, некогда, годы крепкой дружбы. Они учились вместе в школе, потом оба провалили вступительные экзамены в институт, и отправились на службу в армию. Отец Антона – так звали его приятеля – помог им попасть служить в одну часть. И там они не расставались два года. Спина к спине отстаивали свои убеждения перед старослужащими, после гуманно относились к молодым солдатам.
Что-то изменилось по возвращению друзей на «гражданку». Внезапно выяснилось, что у них разные интересы, и кардинальные различия во взглядах на жизнь – до той поры, казалось, всё было совсем наоборот. Они стали реже общаться, у каждого появился свой круг знакомых. А потом Антон женился и вовсе переехал – тут их связь прервалась окончательно. И вот, неожиданная встреча, спустя столько лет.

Влад выдыхал пар изо рта, вперемежку с табачным дымом, и пытался найти в себе хоть какое-то чувство, какую-нибудь мельчайшую эмоцию, чтобы понять своё отношение к этому человеку. Ничего. Он не чувствовал ничего. Не было ни ностальгической грусти, ни ошеломляющей радости от встречи с человеком, с которым в прошлом было так много связано. Антон, небритый и располневший, бросился обниматься, затараторил о своей жизни, настойчиво интересовался жизнью Влада. А Влад, напротив, отвечал вяло, неохотно. Давил из себя скупые улыбки, что ничуть не смущало «добродушного толстячка», как Влад про себя окрестил старого друга. Конечно, они зашли в какой-то бар, и проболтали там до глубокой ночи. Но, возвращаясь домой, и глядя из окна такси на пролетавшие мимо машины, огни и разноцветные вывески, он не испытывал ничего, кроме желания поскорее оказаться дома, в своей постели.
Казалось бы, ну встретились и встретились, пообщались и забыли. К тому же, после этого был ещё целый суматошный день полный забот и волнений. Но почему-то именно сейчас Владу не давала покоя эта встреча. Внезапно, он остановился и огляделся по сторонам. Местность была совершенно незнакомая – куда-то пропали люди, кругом чужие дома и голые деревья.

Влад вдруг почувствовал острую, сосущую пустоту внутри себя и страх. Ему показалось, что ему снова пять. Что он маленький, а потому – в детском саду. И на дворе уже темно, но не потому, что поздно, а потому что – зима. И поэтому же мороз щиплет щёки. Всех детей уже забрали домой, а маленький Владик понуро ходит вдоль забора из грубой металлической сетки и тащит за собой синюю лопатку. И, как страшный сон из которого нельзя проснуться, одна мысль в голове – «а вдруг мама не придёт?..»
Но мама пришла тогда, продолжал вспоминать Влад, выходя из незнакомых дворов на ночной проспект. Прибежала запыхавшаяся, разрумяненная, долго извинялась перед воспитательницей, говорила, что задержалась на работе. Быстро клюнула лёгким поцелуем подбежавшего Владика, и повела домой. А он шёл и счастливо улыбался, ведь мама пришла и поцеловала его – значит любит.

Снова ночные огни и разноцветные вывески, дорога домой, и городской пейзаж через стекло автомобиля. Зайдя в подъезд, Влад поднялся на лифте на свой этаж, и замер перед дверью в нерешительности. Внутри, вдруг, снова поднялась непонятная тревога. Он с замиранием сердца сунул ключ в замочную скважину и, помедлив немного, повернул. Тёмная прихожая и знакомый запах дома, отчего-то, только усилили тревогу. Он, скинув ботинки, прямо в пальто, быстро прошёл на кухню.
– Аня... Аня!
Влад переходил из комнаты в комнату большой квартиры, и звал свою девушку. Но никто не откликался. Сердце бешено колотилось, на лбу проступил пот.
– Аня!!!
Наконец, тихо скрипнула дверь одной из дальних комнат. На пороге, щурясь от яркого света, появилась заспанная девушка, завёрнутая в одеяло.
– Влад, ты сдурел что ли совсем? – послышался недовольный голос, – чего орёшь?
– Анечка… – облегчённо выдохнул он.
– Да что с тобой? Ты знаешь, который час?! – Аня подобрала с пола волочившийся край одеяла.
– Не знаю… если честно, – растерянно потупился Влад, – а сколько?
– Много! …постой-ка, на тебе лица нет. Что-то случилось? С тобой всё в порядке?
– Теперь в порядке, – улыбнулся он, и сгрёб Аню в охапку, вместе с одеялом.
– Отпусти, дурак, задушишь же!
– Всё, всё, – Влад поставил девушку на пол, – просто я очень люблю тебя, и боюсь потерять.
– Я тоже тебя люблю, – смягчилась Аня, и добавила – Псих ненормальный! Спать иди.
– Иду…



24.12.2006 02:28