Смерть графомана
Судьба войдет шагами Командора,
Тяжелый холод ляжет на плечо.
«Нет, подожди, я не могу так скоро,
Хочу дышать, любить, песать исчо!»

Но молвит злой ревнитель благонравья:
«Ты грешен, безрассуден, глуп и дик,
Пусты твои безбожные кривлянья,
В могилу ляжешь правилен и тих.»

Я задрожу под тяжестью смертельной,
Последней кляксой ляпну на листе
И к морде каменной, ревнивой и бездельной,
Тот, средний палец выпрямлю: «Вот те!»