Апврчели и его роль в мировой политике.
Я понял, что был марионеткой,
И я решил все преобразить…
Эпиграф

Однажды, когда я стругал перец для натирания его соком моих
сланцев, на улице я услышал крик. Как оказалось позже,
тибетские босяки свергнули правителя-тирана, и яростно
требовали реформ. Временное правительство Тибета не спало
ночами. Я также выступал среди этих рабочих ребят – мне было
обидно за их судьбу! И тут я понял свое призвание – я встал
на трибуну, и яростно вскричал народу:
- Разве вы не понимаете, что парадигма этого мира рухнула!!!
Разве вы не знаете, что вы все были марионетками в руках
пафосных политиканов!! Баста!!! Возьмите же ножики и разрежьте
свои нитки, и вы поймете, что такое свобода!! Моя провокационная
и вульгарная речь закончилась оглушительными овациями и радостными
всхлипами. И люди пошли за мной! Я заказал миллионный тираж моих
опусов и приказал раскидать листовки по всему Тибету, трясущемуся
в лихорадке. «Это даст большие плоды померанцев!» - говорил я, и
все вокруг с пониманием кивали головами.
Решающий удар по цивилизации я нанес тем, что массы людей
столпились на центральной площади и начали громогласно скандировать
мои опусы. Трое политиков сошло с ума, остальные сорок
безоговорочно капитулировали, и народ единогласно выбрал меня
как главного саботера главой государства. И тут я понял что
политика – моя стезя. Я образовал унитарный феодализм на месте
рухнувшего Тибета, и был доволен, провозгласив себя унтер-маршалом
Тибета, - никто не смел мне сопротивляться. Прокрутив свои мысли
со скоростью калейдоскопа, я решил действовать практически, послав
колонну войск на Пакистан. Моя бравая офицерня и авантюрные
солдафоны нещадно уничтожали врага, и отвоевали нам десять
квадратных аршинов Пакистанской территории. Мой
фельдмаршал Гупинаделли был удостоен трех наград за героизм,
и произошло наконец то, чего я так долго ждал – Махатма Ганди
послал мне петицию о присоединении братской Индии к Тибету, с
полной передачей власти Мне. Я поставил условие, что Индийцы
отстроят мне шикарный дворец, и они согласились!!!
Я переехал в Дели, в мой новый дворец, приказав сварить
строителей заживо, тем самым повысив лояльность в народе.
«Да, Я кое-что смыслю в политике!» - думал Я, разглядывая
свои перстни на ногах. Мои мысли прервал Гупинаделли,
шаркающей походкой вошедший в мой кабинет, сверкавший алмазами.
Моя шелковая бахрома из самого Парижа свисала с моих горделивых
плеч, рубиновые пуговицы из Милана сверкали на моем атласном
френче из Ливана, а мою голову украшала войлочная парадная
шляпа унтермаршала из Пакистана, которую венчало черное
страусиное перо из италии. Гупинаделли волочил за собой красную меланжевую мантию цвета неба, тело его было заковано в
причудливую золотую кольчугу, а его сланцы были облицованы
платиной с узором из Ирана.
Э-эмм… Гупинаделли звеня кольчугой зашел в мой кабинет с
докладом. Пакистан уже угрожал ядерным оружием, но я не мог
отступать. Я собрал пленум из самых приближенных людей,
и мы решили что Я должен посетить консорциум ООН и созвать
консилиум. Моя миротворческая миссия дипломата заключалась в
заключении пакта о ненападении и неразглашении условий пакта о
ненападении.
И я отправился в Женеву чартером на одной из моих золотых рикш...
Мой народ мог попытаться убить меня, но я позаботился о своей
безопастности – у них попросту не было денег на оружие, а на случай в
 моих золотых ножнах из Курдистана у меня всегда лежало мачете,
выделки Самого Лани-сана. Я отправился в свое далекое путешествие,
раздумывая в дороге над тем что делать дальше. Изредка я похлестывал водителя кнутом, получая от этого дилетантское удовольствие.
На остановке в Турции я послал телеграмму в Дели, чтобы
меня возвысили до лейб-маршала. Только так я мог сохранить
свою репутацию в народе. Спустя несколько дней я был в
Швеции. Конвенция ООН уже собралась, и ждали только меня.
Я громко распахнул двери, и восстал перед изумленным
взглядом собравшихся в наряде сшитом из золота и
усыпанного осколочками самых дорогих каменьев мира. На моем
персте сверкал алмаз «Розовая Пантера», а мои ноги украшали
кальсоны из шелка.
- О, Сэр Апврчели! Мы ждали вас… - начал Буш но я прервал
его взмахом руки. Во всем зале не смела дышать даже муха!
- Вы, вы, вы все! Слушайте меня!!! Мы должны бороться с
интервенцией, направив наши войска на Ливан – он угроза для
мирового общества! – воскликнул Я, и все вокруг привстали
с изумлением на лице. Зал окатила бурная овация, Ширак похлопывал меня по плечу, Ариэль Шарон жал мне руку!
Я был в центре внимания весь день.

Меня отправили чартером на аэробусе в Ливан чтобы я мог лично командовать военными действиями. Так я попал туда совершенно бесплатно. Своровав все деньги выделенные мне на войну Америкой, я
скрылся на своем тихом островке на Суматре...