Апврчелли Лани

Свет
Старик открыл слипшиеся глаза – его разбудил крик птиц.
Шумел водопад. В комнате было темно – окно задернуто
шторами. Тяжко вздохнув, он поднялся со своего старого
кресла-качалки, инкрустированного рубинами из Швеции. Старик
со скрипом открыл деревянную дверь, и комнату заволок яркий
солнечный свет. Его мудрое морщинистое лицо обдул легкий
бриз с моря. Старик улыбнулся ссохшимися губами.
«Великая Суматра… Земля обетованная… Как я скучал
по тебе!» - грустно подумал он.
Старый тибетский монах отживал свои последние дни в
ветхом домике. Ему нравилось здесь – каждый вечер он
прогуливался по древней земле Острова, покуривая кальян.
Откашлявшись, старик натянул на морщинистые ноги древние
истоптанные сланцы, и шаркающей походкой по каменной
террасе направился к колодцу. Губы его жаждали воды.

Пошел дождь. Старик любил дожди – он мог часами укутавшись в
плед сидеть на своей любимой веранде в своем любимом уютном
кресле и, слушая как стучат капли дождя по ветхой деревянной
крыше дома, читать что-нибудь из беллетристики. Да, он любил
этот остров. Но он знал - его время уже пришло, и он старался
прожить эти немногие часы как можно полнее и радостнее.

Старик вздрогнул от внезапного удара грома. Остров окатил
грохот. Он улыбался, подставляя свою лысую голову под капли
дождя. Но надо было спешить – эти тропические дожди были такими
короткими. Старик старался успеть посидеть хотя бы несколько
минут под тенью виноградных лоз на своей веранде. Он поднял
ведро с водой, и изнывая от непосильной тяжести, направился
домой.

Старый монах облегченно вздохнул, поставив кадку с водой на
пол и закрыв за собой скрипучую дверь. Хоть он и промок до нитки,
он выволок свое кресло на улицу, положив в него мягкую подушку
из павлиньего пуха, и взяв старенькую истрепанную книжку с
романом О’Генри («Трое в лодке не считая собаки»), закутался в
теплый плед, пахнувший стариной и гноем.

Старик вскрикнул – не успел он как следует усесться,
как дождь закончился, и с моря подул ледяной ветер. Пришлось
идти домой и читать при свете его старенькой пыльной, но еще
рабочей, керосинки. Он мучался. И, как он не отговаривал себя,
старик все же вколол опий своими жилистыми трясущимися руками.
Он испытал подъем духа. Захотелось еще. Открыв ларец, и немного
покопавшись в нем, он извлек на свет пакетик с героином. Он
горько смеялся, закатывая рукава своего тибетского одеяния ...

Старик свалился в забытии… Сегодня ему приснился свет. Его
куда-то звали, и он шел по длинному, освещенному ярким белым
светом тоннелю. Ему не было ни страшно, ни радостно, ни горько
на душе. Умирая, Гупинаделли ничего не чувствовал.

Post Scriptum от 2 июня 2008 г. (День Защиты Детей) по заявкам почитателей:
Адрес наркобарона: о. Суматра, барония Шир, замок Гашиша Вольдемардова, пароль - "Гип-гип ура!".
Замечания

Лани, ты думаешь, то написав о героине, получится юмор?
Или это реклама ? ...нехватает еще адреса наркоборона...
Само произведение (без гальяна и героина) очень интересное, но жаль, что вместе с "шоколадом" кладешь "какушку"...

Гришаев Вальдемар  ⋅   11 лет назад   ⋅  >

Уважаемый Вальдемар Гашишев,

Простите меня, - я забыл добавить адрес наркоборона в мое произведение. Я старый и больной (киста, да) человек, и я порой впадаю в мимолетные маразмы, потому и забываю о мелочах столь важных для нынешней молодежи. Теперь это упущение исправлено!!!

Храни вас Иешуа,
Апврчелли Лани Angel smiley

Апврчелли Лани  ⋅   11 лет назад   ⋅  >

Лейте Совушка

бедный счастливый Гупинаделли...
А что, в Швеции правда добывают рубины?!

Лейте Совушка  ⋅   11 лет назад   ⋅  >