Апврчелли: Тибетский глашатай и буревестник большой Революции
Когда я пересекся с Че Геварой в тибетском трактире для местных крестьян-пьянчужек, я сказал ему:
- Сынок... Не кажется ли тебе, что ситуация в Китае вышла
из под наших узд правления?
- Да… Камрад Лани! Я размылял над этим… - ответил хилый
кубинец.
Тогда я залепил ему пощечину, и громогласно воскликнул:
- БАРМЕН, ЧЕРТ ТЕБЯ ПОБЕРИ, ЕЩЕ ДВЕ ПИНТЫ РАМСА!
Когда бармен исполнил заказ, я сказал Че, по-братски похлопывая
его по затылку:
- Знаешь, Че, друг мой! Ты ничего не смыслишь в большой
геополитике и терраформинге… - ухмыльнулся я.
- Да, камрад! Но ты обещал профинансировать революцию…
Я дважды ударил его тыльной стороной ладони прямо по его
мерзкой кубинской роже.
- Баста, Деньги имеют значение только для Тибетских свиней!
Ты заговариваешь мне зубы?!
- Н-н-нет… Сэр…
- ДА! ПОЦЕЛУЙ МОЙ ПЕРСТЕНЬ!.. И может я что-нибудь тебе
скажу…
Тогда Че Гевара склонился передо мной и всем тибетским людом
на коленях, и поцеловал меня… Я был польщен.
- Да, ты молодец. А вот теперь я тебе пожалуй расскажу, как
делаются революции…
Апврчелли глотнул пива, и начал рассказ...

Сотни тибетцев вышли на улицы негодуя, спровоцировав власти
выслать элитный вьетнамский батальон спецназа с отсыревшими винтовками «Манлихер». Люди бежали в панике, спасаясь от
карающего грома правосудия. Но Тибет не сдается! Когда баталия
между спецназом и пьяными крестьянами подходила к концу, я
эффектно выехал на плац на БТР, вскричав в мегафон:
- Революция, о необходимости которой я так долго говорил в
своих опусах, свершилась! БАСТА! Милые моему сердцу Лхасцы!
Теперь не будет неравноправия! Теперь все будут равны перед
богом и даже передо мной! Все будут жить в фаланстерах, как
нам завещал великие Маркс и Энгельс! ДА ЗДРАВСТВУЕТ КОММУНИЗМ!
ГИП-ГИП-УРА! – сказал я, прыгнув в толпу.

И тогда вся Лхаса взорвалась громогласными криками о победе.
Даже вьетнамские ассасины и репрессоры заплакали от умиления…
Я ликовал. Президент Тибета Далай Лама лично передал мне свой
скипетр и мантию в руки… И тогда настал коммунизм!!! Я отменил
все денежные операции в Тибете, приказав сжечь все бумажные
деньги. Я отменил это каторжное образование!!! Теперь бедные
Тибетские дети вместо того, чтобы учиться могли получать
саранчу бесплатно, чтобы накормить своих родителей!!! Каждому добровольцу
безвозмездно выдавался пулемёт Кольта-Браунинга 1887 года
выпуска для отстрела врагов народа. Я объявил закон об
оскорблении величия моих опусов, и когда пьяные китайские
крестьяне обсуждали мои опусы за чаркой сакэ, их сыновья
и дочери вешали на свои горделивые плечи революционеров
сырые винтовки, и бесстрашно пускали пули в сердца своих
родителей.

- Как думаешь, справедливо ли это, брат мой Гупинаделли? –
спросил я своего младшего брата за чашкой бренди за 1000$,
поедая трюфели, обильно покрытые черной икрой, и поигрывая
ключами от моего несгораемого сейфа с золотым фондом
Тибета.
Чавкая деликатесами, он ответил:
- Знаешь… Брат. Не совсем. Нам сильно мешает этот твой
кубинец…
Я вытащил свой золотой «Дезерт Игл», и выпустил все 12 патронов
в голову Гупинаделли.
- Ты слишком много знаешь, брат. Прости.
В этот драматичный момент в мой кабинет зашел Че Гевара, и
вскрикнув, побежал к двери…

Мои верные слуги из крестьянской бедноты везли два обезображенных
трупа на пикапах по центральной площади Лхасы. Я стоял на
своей трибуне перед многомиллионным народом, и вещал
истину.
- Пусть смерть этих двух людей послужит для вас
уроком. Я приказал построить 10 метровые столбы на
центральной площади, повесив на них тела предателей.
Да будет так!

И народ ликовал…

(навеяно Мемуарами о Кубинской Революции
от Гупинаделли Лани)