Реклама
Утренний дождик прошелся по столичной улице, отстучав барабанной
 дробью по зонтикам торопливых прохожих. Из окна нового офиса,
 зажатого в цокольный этаж, смотрел на улицу ничего не подозревающий
фотограф со старинным фотоаппаратом. Время от времени яркая вспышка
ослепляла идущих мимо окна людей. Они, огибая лужу на тротуаре,
 впритык подходили к окну. Поравнявшись глазами с фотовспышкой,
получив неожиданный световой удар, отскакивали в сторону лужи. После
чего в попытках удержаться на невидимом крае, но, уже ступив в воду,
 застревали в позе цапли со смещенным центром тяжести. А затем, чтобы
не свалится плашмя, решительно делали шаг в самую глубокую часть лужи.

Из очевидцев никто не мог остаться равнодушным. Одни смеялись, другие
сочувствовали потерпевшим, третьи корили фотографа, а остальных
противоречие чувств буквально разрывало на части.

Недовольство общественности нарастало. Наконец его выразил мужчина в
кожаной кепке уже почти криком:
-Да он же издевается над народом! Вот так-то и снимают передачи типа
«Похихикай над соседом».
-Необходимо принять меры, граждане! Нельзя же так все оставлять! –
поддержал его серьёзный солидный человек, наверное, ответственный
работник, поднимая указательным пальцем упрямо сползающие очки к
переносице, гордо закидывая голову назад.
Спустя несколько минут собралось уже человек пятнадцать-двадцать.
Мужчина в кожаной кепке, который первым стал громко возмущаться,
найдя какой-то огрызок кирпича, кинулся к стеклу с криком «Сейчас он
получит от меня!», однако, аккуратно был перехвачен более
интеллигентной частью толпы. В какой-то момент, застыв в позе героя -
Панфиловца с гранатой, растерянно выронил: «Да это же манекен!» И уже
 немного придя в себя, машинально повторил чьи-то слова: «Надо писать
бумагу…» и громко добавил: «Товарищи! Не расходитесь! Необходимо
собрать подписи. Нельзя же так все оставлять! Обязательно укажите,
пожалуйста, вот здесь Ваши паспортные данные».

Под вечер, когда все разошлись, остались только двое. Солидный
мужчина в очках, складывая списки с подписями в папку, важным голосом
 скомандовал:
- Вырубай камеру. Подписей собрано с запасом. Пошли, отметим: сегодня
 я ставлю пиво!
И, похлопав по плечу никому еще неизвестного фотографа в кожаной
кепке, направился в сторону неоновой вывески «Балтика», за ним еле
успевал его соратник и брат.
***
На следующее утро трудно было найти газету, которая не напечатала бы
снимок неуклюжей рекламы. На нем отчетливо видно было не только
падение пешеходов в лужу, но и ярко раскрашенное панно за стеклом со
словами: «Мы подходим к делу творчески». Ниже указывался адрес,
телефон и подпись - фотохудожник Бренчалин В. Н. и примечание: «Себя
можно будет посмотреть в ближайшей программе «Сам себе режиссер».

В заголовках статей красовались слоганы: «Реклама по-Бренчалински»,
«Фотосессия по-Бренчалински», «Бизнес по-Бренчалински». А где-то на
втором плане небольшое сообщение от Центризбиркома о том, что вчера
было закончена процедура сбора подписей на выдвижение независимого
кандидата в городскую Думу Бренчалина И. Н.