Когда мы засыпали в темноте...
                                      И. Т.

Когда мы засыпали в темноте,
переплетаясь как узор решеток
и что-то было в нашей наготе,
напоминающее след от плеток

на сумеречном теле этих дней,
на темном теле этой долгой ночи;
чем дольше были вместе, тем сильней
я привыкал к густой траве обочин,

тем больше жаждал вечной белизны
с вкраплениями звезд на белом небе.
Такой контраст в густых снегах зимы
рождает лишь доска, забыв о меле.

Две линии на плоскости доски,
оставленные кем-то или чем-то,
пространством ограниченным в тиски
зажаты будут. Тут уж комплименты –

единственная точка двух прямых
в которой пересечься им возможно.
Но в этой параллельности иных
миров не объяснить что суть, что ложно.