Елена Тюгаева

Двое в черном городе
Двое в черном городе
Алка влепила Костику пощечину при всех гостях.
 Гости до этого галдели и пытались организовать какой - то тост, а тут разом смолкли. Обернулись к магнитофону. Алка и Костик весь вечер включали музыку. Развлекали народ, кто еще лучше сумеет. А тут музыка сгасла (Костикин палец замер на кнопке off), и пощечина получилась, как удар грома.
- Все, я домой! - Алка поднялась и решительно обдернула на себе юбку. - Извини, Маришка, но больше я с этим дебилом оставаться не могу!
Маришке интересно было, аж до кишок пробирало, чего это Алла и Костян пересрались. Но не спросила. Остальной пипл тоже не спросил. Вернулись - кто к наполненным уже стопкам, кто к дивидюшнику, на котором Зеленый заряжал кино, кажется, шведскую порнушку.
 Олеська и Белочка рванули за Алкой. Они по жизни составляли ее почетный эскорт. Костик ехидно называл их "секьюрити". Несмотря на колоссальное унижение и легкую возможность смыть позор водкой, он быстренько отодвинул обеих "секьюрити" от двери и схватил Алку за локоть.
 Алка уже успела надеть сапоги. А сапоги у нее были ботфорты, гораздо выше колена. Каблуки и массивные бляшки придавали Алке грозный вид. Джинсовая юбочка - колокольчик, которая вызывающе над ботфортами топорщилась, агрессии не смягчала.
- Пошли на кухню, поговорим! - рявкнул Костик.
- Пошли, - неожиданно легко согласилась Алка.
Но голос у нее был далеко не легкий. Костик захватил из зала два стопаря с водкой, и немедленно всучил один Алке. Та уже села к столу. Прямо в сапогах, и вытянула ноги перед собой, как раз Костику поперек пути.
Костик не споткнулся. Еще не столько он сегодня выпил. Хотя, конечно, Пашка принес такое домашнее вино из смородины и из вишни - зашибись просто! Но вино с ног не сбивает.
 Костя как можно страшнее заскрипел табуреткой и выдвинул на столе правую руку - по направлению к Алке. На правом предплечье у Костяна была цветная татуировка. Дракон, грызущий себя за хвост. Алка дракона нисколечко не испугалась.
- Что ты хотел мне еще сказать? - спросила она. - Какую еще великую истину? То, что я шлюха, я уже слышала. Раз сорок за сегодня. Еще информация есть?
Костику трудно было с Алкой спорить. Темп речи у нее был раз в пять быстрее, чем у него. Образование у Алки - высшее, а у него - технарь. Притом, у нее была модельная фигура и грива крашеных в ярко - красный цвет волос. У Костика же во всей внешности примечательным являлся только цветной дракон.
- Какая ты упертая, блин! - крикнул Костик. - Я не говорил "шлюха". Я ни разу не сказал "шлюха". Я просто сказал, что мне не нравится, почему Зеленый тебе звонит...
 - Спроси Зеленого об этом! - заорала Алка.
В кухню испуганно заглянули "секьюрити". Алка выпила свою стопку, не поморщившись, и махнула рукой "секьюрити":
- Подождите, девчонки, я скоро... Ты спроси Зеленого, дружок! Ведь это не я ему звоню. Констатируй этот факт с в своем тупом сознании.
- Конечно, я у тебя всегда тупой, - сказал Костик. И тоже опрокинул в себя стопарь. Правда, без закуски не смог. Заел крекером из вазочки.
 Алка надвинулась обеими локтями на стол - хищно и стремительно. На бедного Костика.
- Слушай, скажи честно, что ты просто зассал связываться с Зеленым. Был бы ты реальный мужик, ты бы на него наехал, а не на меня. Сказал бы - ты как смеешь, мудофиль, звонить моей девушке?
Костя не выдержал злобного Алкиного взгляда, и тоже на нее надвинулся локтями.
- И скажу. Хоть сейчас.
- Скажет он, - презрительно произнесла Алка.
 Вернула руки к себе на колени и бросила Костику ярко - иронический взгляд:
- Он тебя по стенке размажет. Ты же у нас... микробогатырь!
После такой мерзкой насмешки Костик (в котором было роста всего 164 см) аж подскочил на месте.
- Да я его! Сейчас! На твоих глазах! Зарежу!
Алла взяла с разделочной доски нож и протянула Косте:
- На. Иди. Зарежь. Я посмотрю.
Костян как подорвался! "Секьюрити" завизжали в коридоре. Костик дергался, как припадочный.
- Ну, что тут у вас, господи? - это Маришка выскочила из зала. А за ней - Джонни, Натуська, и еще кое - кто. Зеленый не вышел.
Алка вонзила в ладонь Кости свои страшные черные ногти с белыми китайскими иероглифами. Нож упал на пол. Олеська подобрала его и вручила Маришке.
- Ничего страшного, Марин, - сказала Алка. - Все окей. Мы уже отчаливаем. Девки, где Костикина куртка?
 Сама напялила на бойфренда куртку, сама намотала ему на шею спартаковский шарф.
- Пока, Марин, народ, пока!
На улице было черно, грязно и сыро. Шел дождь, падали с неба нудные мелкие капли. Капли тотчас охладили Костика, и он шел за руку с Алкой, надутый, злой, но уже не бешеный.
"Секьюрити" молча поспешали справа от Аллы.
- Мне сигарет надо взять, - пробормотал Костик. И шагнул в освещенную дыру в сплошной темноте.
Это был бар. Из света в тьму вырывались клубы табачного дыма и пивные запахи. Пять ступенек вели вниз. Алла последовала за своим нервным юношей. А "секьюрити" сказала:
- Подождите тут, девчонки!
В баре было тепло и весело. Народу много, все расслабленные, добрые и пьяные. Костик пошел к стойке. А Алла вдруг услышала возглас слева:
- Алка, хай, дорогая!
- Хай! - ответила Алла. Она узнала сразу. Это был Ленька, ее бывший сокурсник по юридическому колледжу. Алла закончила колледж, и пошла в вуз сразу на третий курс. А Ленька делся куда - то. Они жили в разных районах города, и Алка его после колледжа ни разу видела.
С тех пор четыре года прошло.
- Ты с кем, Алусик? Садись с нами, бахнем пивка, поболтаем...
Леня был уже слегка "бахнутый". Алка улыбнулась рассеянно.
- Извини, Ленчик. Не могу. Домой спешим.
Не дослушав ответа Леньки, Алла поспешила наверх за своим бойфрендом. Он, конечно, увидел в пьяном Леньке Неизвестного Соперника. Мигом надулся, как клоп.
Наверху, под противной ночной моросью, Костян долго щелкал зажигалкой. Глаза у него были круглые - от ревности.
- Это кто? - спросил он (как бы равнодушно).
- Это мой сокурсник. По колледжу. Звал нас с ним посидеть.
Костик, Алла, Олеська и Белочка уже сделали шагов тридцать от бара. И вдруг Алка остановилась.
- Я, пожалуй, вернусь в бар. Посижу с однокурсником. А вы идите домой.
В душе ей совершенно не хотелось висеть в баре в табачном дыму с абсолютно безразличным ей Ленькой. Было уже полвторого ночи. Мокро и холодно. А дома - свободная квартира, родители уехали на выходные к бабушке. Можно было устроить примирение и классный секс без помех.
Но мириться было лень. Костян мотал нервы своей ревностью уже года два. И от одного взгляда на него Алку конкретно дергало.
- Пойдемте, девчонки, - сказал Костян. - Алле надо от нас отдохнуть. Ничего такого страшного.
Костян, о, ты великий артист, подумала Алла.
Обалдевшие секьюрити поплелись безмолвно за Костиком.
Костик шел и нервно курил. Не оглядывался. Показывал, что он - реальный мужик. На самом деле, он понимал - еще одна сцена ревности, и Алка пошлет его в устное эротическое путешествие.
- А вот и я, - сказал Алла Леньке веселым голосом. - Я вернулась! Накати - ка мне водочки!
Дальнейший разговор потек легко и безмятежно. Алка стремительно хмелела. Ленька в десятый раз знакомил ее со своими друзьями и восклицал:
Волошина Алка! Самая классная девчонка в нашей группе! У нее красный диплом был... И она моделью работала в агентстве "Элита"...
Алка сначала пила одну за одной и хохотала над анекдотами. А потом увидела Ленькину ладонь на своей коленке, и ей стало скучно. Она спихнула ладонь.
- Алка, - сказал Леня, глядя ей в глаза, - а помнишь, как я тебе конспекты по гражданскому праву списывать давал? Сергевна тебе пять ставила, а мне четыре!
- Помню, - ответила Алка.
- А помнишь, как мы на выпускном медляк танцевали... под "Владимирский централ"?
В Алкиной памяти этих воспоминаний не было. То есть совсем. Но Ленька был ей не противен. Малый высокий (в отличие от Костяна), смуглый, чернявый, правда, чуть более горбоносый, чем прилично русскому парню. В колледже у него была погоняла "Хачик". Хотя при этом фамилия - Иванов.
"Надо, в конце концов, насадить рожки этому Костяну. Пусть у него хоть будет повод для его патологии".
 Леньке она явно нравилась. Впрочем, когда это было, чтобы пьяному парню не нравилась сидящая рядом девушка?
- Пошли отсюда, - сказала Алка. И они вышли из дыма в дождь и мрак, в черный город. Ленька немедленно обнял Алку за талию. Она не воспротивилась.
Некоторое время они шли вдвоем в густой сырой мгле.
- А куда мы идем? - спросила Алка.
 Ленька смутился (кажется).
- Блин, не знаю. Я, видишь ли, Алла... я хотел тебе рассказать...
 Рассказывать под дождем было совсем беспонтово. И они нашли в темноте другой бар, гораздо более дорогой, где почти не было посетителей.
 Бар был с навороченной мебелью, но пахло там непроветренным подвалом.
- Водки по сто пятьдесят. Ананасовый сок, - сказала Алла официантке.
Водка пролетела как - то незаметно, а потом начался Душещипательный Разговор.
- ... я в армии так намаялся...долго рассказывать... у меня там грыжа возникла...
- ... а ты мне всегда нравилась... с твоим умом! с твоей внешностью в какой - то нотариальной конторе сидеть - грех!
-... сейчас сижу, охраняю чужой магазин, чтоб он сгорел к ебене матери...
Алла органически не была приспособлена к Душещипательным Разговорам. Поэтому она произнесла нечетко (язык уже заплетался):
- Пошли отсюда.
Ленька сейчас пошел бы с нею пешком до Берлина. И они снова вылезли в сырость и мрак. Дождь кончился. Алла и Ленька вышли на перекресток, где ярко горели фонари. Фонари обрисовали усталые Алкины веки и горбатый Ленькин нос как бы в стиле Сальвадора Дали. Мистика с фантастикой.
Ленька продолжал ездить по мозгам. Причем все громче и громче. Редкие прохожие (гуляющая молодежь) шарахались от махающего руками Леньки.
- Так. Леонид, - раздельно проговорила сонная Алка, - к кому идем? К тебе?
- А к тебе нельзя?
- Ко мне нельзя, - строго сказала Алка. - У меня родители дома.
Она бы ни за что не опустилась до того, чтобы спать с чёрте каким Ленькой в собственной квартире!
- У меня тоже дома.
- Ха! - презрительно воскликнула Алка. - Тоже мне! Мужик! Не имеет ни квартиры, ни, на фиг, дачи какой - нибудь...
От того, что планы на измену стремительно рушились, на Алку напала страшная агрессивность.
- Ну, Алла, а что же, а что же делать?
Ленька бежал за нею, маша руками. А Алла гордо топала по грязи своими подкованными каблуками.
- Это не моя проблема! Это ты мне тут лапшу вешал про любовь!
Ленька схватил ее за руку и так, за руку, потащил.
- Не веришь, да? Не веришь про любовь?!
Тут какие - то злые ангелы выдвинули Алке на глаза вывеску: "Дом Культуры машиностроительного завода".
- Докажи, что любишь, - с наглым вызовом сказала Алка. - Разбей стекло!
И показала на окно первого этажа.
Ленька кинулся поднимать с обочины камень.
-Не--ет, - съехидничала Алка, камнем любой дурак разобьет! Разбей рукой! Рукой!
Ленька, у которого мозги просто кипели от водки и страсти, тотчас нанес страшной силы удар кулаком в стекло.
Осколки полетели во все стороны. И кровь тоже. Весь кулак у Леньки был в кровище. По щеке Алки тоже стекала его кровь.
История стала приобретать характер триллера.
- Блядь, ты мне всю куртку забрызгал! - крикнула Алка. - Во, дурак глючный! Бежим, еще менты заберут!
Они пробежали два или три черных переулка, и вступили в негустой обшарпанный сквер. В середине возвышался памятник кому - то, а около памятника был дохлый фонтанчик, не функционирующий ночью.
Ленька, не успев отдышаться, снова понес ахинею про любовь. При этом он заматывал свою изрезанную лапу шарфом. Вид крови удвоил Алкину агрессию.
- Да черт с тобой! На! Бери!
Она нахально повернулась к Леньке спиной (лицом к памятнику неизвестно кому). Задрала свою юбку - колокольчик и стала сдирать колготки.
Ленька отрезвел почти наполовину.
- Алла! Алла! Ты чё, сдурела? Здеся?
- А почему - не здеся? - закричала Алка.
 Ленька не успел объяснить, почему. На скамейке за черными кустами что - то заворочалось, а потом над кустом возникло сильно опухшее лицо. Бомжа или алкоголика, не добравшегося до дома, Алка и Ленька не выясняли.
- Ни хуя себе, - сказал Неизвестный - из - Кустов, глядя прямо на Алкины полушария, светящиеся в темноте.
Алка долго светить не стала. Моментально привела себя в порядок и схватила Леньку за запястье:
- Пошли отсюда!
Черный город завлек их куда - то к длиннющему забору вокруг неведомой стройки. Недалеко от стройки был ночной клуб, и на пороге его толпилась публика с сигаретами.
- Туда? - безнадежным голосом спросил Ленька.
- Нет, сюда! - ответила Алка.
 По всем законам абсурда прямо рядом с ночным клубом располагалась церковь. Довольно старая и невзрачная. Алла потащила Леньку за церковь. Здесь была уютная полянка, совершенно укрытая от человеческих взглядов. Вторым этажом сознания Алла вдруг вспомнила местность. И эту церковь тоже. За нее она заходила в восьмом классе после школы покурить.
Интимная полянка вполне позволяла провести кощунственное мероприятие.
Но - лежа не получалось (трава мокрая). Стоя же требовалась опора для рук, кроме церкви ничего подходящего рядом не было, а опираться на церковь в процессе секса Алка посчитала полным безобразием.
Они вышли к огням ночного клуба, оба злые, отчаявшиеся.
От тоски Ленька попробовал Алку обнять и прижать к себе.
- Да пошел ты! - крикнула Алка.
Ленька продолжал тянуть ее к себе. Алка вспомнила, как помощник прокурора, который вел у них уголовное право, рассказывал про повадки уголовников. И со всей дури ударила Леньку двумя пальцами в глаза.
Спасибо выпитому, Алка промахнулась. Ленька все равно взвыл, потому что Алкины ногти вонзились ему в лоб.
- Все, все, не буду! Алла, не буду!
Она уже бежала прочь. Церковь оказалась замечательным ориентиром. От нее - налево, там, в череде пятиэтажек, Алкин дом.
Ленька догнал - таки свою несостоявшуюся партнершу около первой пятиэтажки. Алка бешено дышала, но смотрела на Леньку уже без капли агрессии.
 Быстрый бег изгнал окончательно алкогольную дурь из организма.
Оба были теперь трезвые и смущенные.
- Алка, ты не обиделась? Я не хотел... я когда выпью, всегда дурак дураком...
- Ладно, не парься. Нормально все. Дуй домой. Пятый час уже.
Ленька смирно поцеловал Алку в щечку и скоро исчез в черных тенях от пятиэтажек.
Алка, уставшая до полусмерти, еле взобралась на свой пятый этаж.
Около ее двери, прислонившись головой к стене с культовой надписью "Rap - кал", сидел Костик. И крепко спал.
- Костя, - позвала Алла осторожно. Тронула его за плечо.
Костик проснулся и вскочил.
- Ты чего тут сидишь? - спросила Алла совсем несердито.
- Тебя жду, - ответил Костик, тоже совершенно незлобно.
- Ну, пойдем. Чаю попьем. Замерзла я, жуть!
- Да, погода сегодня, финиш полный...
В процессе разговора отпиралась дверь, зажигался свет, Костян снимал с Алки куртку.
- А чего это у тебя куртка вся в крови?
- А фиг его знает. Чего это она в крови. Брось в ванную. Кровь легко отмывается.
Алка чмокнула Костика в щеку. И пошла ставить чайник.
Замечания

Название интригует.. но скучно становится на первых 10 строчках... глава из женского романа - ничего больше... Пишите в том же духе - у Вас довольно неплохо получается - и Вас, возможно, напечатают... И, думаю, будут охотно читать... в метро.
Извините...

Margarita_  ⋅   11 лет назад   ⋅  >