Владимир Куземко

Смерть-6. Тётушка.
                   Глава 6. ТЁТУШКА.

   Следующей в длинном ряду подозреваемых значилась милая тётушка Мильмана, Серафима Марковна, на то были (по мнению угрозыска) вполне веские основания…

   Сейчас вы будете смеяться долго и раскатисто, но после тех, кто обнаружил убитого, чаще всего убийцами оказываются как раз самые близкие к жмуру люди… Женщин чаще всего убивают мужья, мужчин - жёны, родителей и детей - соответственно дети и родители… Повально мочат друг друга братья и сёстры, дядья и племянницы, а сколько старичков ухайдакано своими собственными внуками - этого уж ни на каком калькуляторе не сосчитать… Хотя и деды родных внуков тоже - пачками квасили, квасят и будут квасить… Се ля ви!...

   …Итак, Серафима Марковна Мильман. (Эдик, кстати. унаследовал именно её, а не отцовскую фамилию). 76 лет, пенсионерка. Воспитала племянника после трагической кончины его родителей. В данный момент - находится (находилась!) у него на иждивении. Единственная наследница его капиталов, между прочим!.. Из одного только этого автоматически вытекало, что она - чуть ли не подозреваемая номер один!..

  Жила отдельно от племяша, в добротно обставленной (хотя и без особой роскоши - чисто мильмановский стиль) 2-комнатной квартире, ни в чём особо не нуждаясь… Соседями и давними знакомыми характеризовалась как человек достаточно уживчивый, спокойный, доброжелательный, хотя и скрытный по характеру, не склонный впускать в свой внутренний мир кого-либо, кроме маленькой кучки избранных..

   Точнее всего определила её суть одна опрошенная операми деваха из соседнего с нею подъезда: «Старорежимная дамочка!»

   Так вот, по версии угрозыска, давно уж бродила в голове старушенции шальная мыслёнка: «А не пришпандопать ли мне племяша моего, Эдика. заради его потаённых миллионов?!.» И не то чтоб она сразу же и план составила на мокруху, нет… Не та закалка, не то воспитание!.. Но мысль в голове издавна засела, и нужен был лишь повод для её реализации!..

    В тот роковой вечер, строили версию опера, тётя пришла к Эдуарду Андреевичу по какому-то малозначительному делу. Между ними произошёл спор… Возможно, она упрекнула племянника, что он тратит бабки на всякие глупости, транжиря семейный капитал направо и налево. Эдик ответил ей в духе: «Свои трачу, старуха, а не чужие! Да ещё и тебе, жалкой нахлебнице, от щедрот своих отстёгиваю…» Она его одёрнула, он ей нагрубил, она вкатила ему пощёчину, он вмазал ей по носу, тогда она схватила со стола кухонный нож, и одним не сдержанным на язык предпринимателем в мире стало меньше!..

   Как хотите. но лично мне эта живо нарисованная в ОРД картина показалась правдоподобной и чертовски убедительной!.. Будь хоть малейшие доказательства её истинности - иного убийцу не стал бы искать и за миллиард!.. Но увы – ни улик, ни вещдоков, ни свидетельских показаний… Так… голословные фантазии на вечно молодую тему: «Кровожадная тётя»…

   Опера здорово поработали, пытаясь собрать на Серафиму Марковну хоть какой-нибудь компромат. В частности, интересовало их, не случилось ли что-нибудь «этакое» некогда между оказавшимся в доме Серафимы Марковны юным Эдиком, и его, тогда только что разменявшей свой шестой десяток лет и вполне ещё «боеспособной», тётушкой-вдовушкой?..

   Подразумевалось как бы само собою, что если она могла тогда совратить «невинного отрока», то что ж ей мешало сейчас и убить его - хотя бы из-за запоздалой ревности!..

   Усердно начали шарить в давнем грязном бельишке семейки Мильманов. Выяснить по данной теме, за давностью лет, удалось лишь самый мизер: однажды, лет 15-ть назад, в беседе со своей подругой, Серафима Марковна промолвила, что «Лолита» Набокова - это такая мерзость, которую и в руки взять противно, а вот некоторые - ещё и украшают ею свою домашнюю библиотеку!..

   Эту информацию заполучивший её опер прокомментировал перед начальством так: маскировалась дама, таила своё подлинное лицо, специально прикидывалась порядочной, чтобы её саму не заподозрили в шашнях с племяшом – подростком…

   Кроме того, в бумагах было зафиксировано признание Эдуарда Андреевича одному из своих приятелей лет десять назад: «Первая моя женщина была намного старше меня…» Подходит Серафима Марковна под такое определение?.. Подходит, и ещё как подходит!.. Следовательно - она и растлила, и убила…

  Но всё равно, с доказухой - плоховато… Ветхая, еле держащаяся на ногах старушка – и около двадцати нанесённых здоровому и сильному мужчине ножевых тычков и порезов?.. Не забойщицей же скота на бойне работала она всю жизнь, в конце концов, а преподавала сольфеджио в музыкальной школе… Ну не тянула она на подобную вспышку дикой агрессии, и всё тут!.. Не складывалось что-то в этой версии, не склеивалось…

   Ещё немного покопались в её биографии и общем моральном облике – никакого намёка на стяжательство, на способность ради наследства от племянника вот так разделать его ножиком… Скромны и непритязательны были её материальные потребности, и племяш вполне удовлетворял их все, ежемесячно выплачивая вполне приличные суммы. А год назад даже предлагал ей сделать евроремонт квартиры, на что она удивилась: «Зачем?!. Мне и так хорошо…»

  Кстати, и бабла после Эдуарда Андреевича осталось ей не так уж и много. Основные-то его капиталы были вложены в дело, крутились где-то безымянно, и сгинули вместе со своим владельцем, оставшись невостребованными… Ну, продала Серафима Марковна все записанные за Эдиком фирмы и его квартиру, какая-то сумма ей на руки, безусловно, досталась, но ей же Богу, -
живой племянник ей был куда доходней и выгодней, чем убиенный!.. Вот в силу каких причин с зубовным скрежетом вынужден был признать уголовный розыск, что и тут - пустышка… И что искать надо где-то совсем в другом месте!..

   (Точности ради упомяну ещё одну, считавшуюся второстепенной, версию: убил Мильмана не его наследник (то есть - тётушка), а тот, кто после смерти Серафимы Марковны должен унаследовать её имущество. Был же у неё ещё кто-нибудь: какой-нибудь троюродный брат… или четвероюродная племянница… Некий ловкий молодой человек… или, что точнее отвечало канве событий, некая пройдохистая девица вполне могла созреть до вывода, что если Серафима Марковна умрёт раньше своего племянника, то сумеет завещать своему наследнику один капиталец, а если - после него, то завещает совсем другой, куда больший… «Кончу поганца-Эдика, а потом старуха загнётся, и мне достанется всё!..» - вполне могла мелькнуть идейка в чьей-нибудь светлой головке, и вооружившийся ножом родственник отправился к Мильману в гости…

   Проверили: никаких наследников у Серафимы Марковны после смерти Эдика
не оставалось. После её смерти всё имущество должно было отойти государству. И не подозревать же угрозыску родную державу в том, что это она кончила Эдуарда Андреевича ради того, чтобы потом замутить его капиталы?!.