Владимир Куземко

Смерть-7. Бывшая жена.
                     Глава 7. БЫВШАЯ ЖЕНА.

      Далее заподозрили понятно кого - бывшую супруга Эдика, Ирину Витальевну Тимошко (три года назад она, выйдя вторично замуж, перешла на фамилию мужа).

   Уж к ней-то угрозыск присматривался так пристально, что и микроба крошечного на ней не осталось, о котором мы не узнали бы в доскональности, и не изучили его вдоль и поперёк…

   …Интересные у них с Эдуардом Андреевичем были отношения!..

    Познакомились 16 лет назад. (Она работала рядовым экономистом в той конторе, где он заведовал отделом). Ирочка была скромной, молчаливой и исполнительной. Эдуард Андреевич постепенно обратил на неё внимание, и они стали встречаться. Через год – поженились. Детей у них не было… (Причину в ОРД не указывали, но уверен: не потому, что не сумели узнать, а лишь по случайности – не записали в бумагах…)

   Десять лет жили мирно и славно. С каждым годом глава семейства зарабатывал всё больше, и материальный достаток в семьё рос… А потом бац - развод!.. «Не сошлись характерами» - так указана причина развода в постановлении суда. Фигня!.. Характерами вообще, по-моему, никто и никогда не сходится, кроме - покойников в морге…

   Потолковали с Ириной насчёт причин того давнего развода… Вначале - отмалчивалась, ссылалась на деликатность обсуждаемого вопроса. Но ведь убийство расследуется, а не кражу батона из булочной, - какие уж тут к чертям собачьим семейные секреты!.. Тем более, что по ходу допроса намекнули ей на возможность и такого сценария: сама экс-мужа и завалила, а теперь - воду мутит!..

   Короче, стала с нами Ирина Витальевна откровенней и словоохотливей… Оказывается, где-то на году 7-м супружеской жизни с Эдиком начались у них какие-то непонятки… Ежегодно удваивались-утраивались мильмановские капиталы, но чем богаче становился Эдуард Андреевич, тем больше ныл, плакался и жаловался на судьбу, а конкретно - на то, что «Лёня уж там-то, а Марик уж тут-то, а Семён Исаакович и вовсе удалось раскрутился по полной программе, тогда как ему, Эдику, достаются лишь объедки и остатки после сильных мира сего… А разве это - бабки?!. Тьфу, а не бабки!.. Тогда как у Лёни с Мариком и Семёном Исааковичем…», - и так далее.

   Сперва Ирина пробовала успокоить супруга, утешить, убедить в том, что придёт время - и он станет таким же преуспевающим, как ныне - его столь вознесшиеся знакомые… Но потом поняла: безнадёга!.. Потому как день тот приходил, и ещё больше бабла кучерявилось в карманах у Эдика, но ведь и другие не сидели бездельно, а напротив - нахально продолжали богатеть, и прежний их отрыв от Мильмана - сохранялся и даже увеличивался!..

    И Эдик знал, почему так происходит: они не боятся идти ва-банк!.. Откровенно нарушают законы, кидают как лохов своих подельников в случае необходимости, прокручивают грандиозные аферы, итогом которых с одинаковой долей вероятности может стать и сказочное богатство, и пуля в голову… Они умеют идти напролом!..

   Разумеется, при таком варианте есть и множество издержек… Вышеупомянутого Лёню, к примеру, посадили на 12 лет с конфискацией имущества. А Семёна Исааковича - подорвали вместе с «Мерседесом»… Но ведь Марик-то - выжил, сумел уцелеть, и в итоге поднялся так высоко, как никогда не подняться благоразумно избегавшему лишнего риска Эдику…

   Его удел - гарантированный кусок хлеба с маслом на чёрный день… А чтобы претендовать и на кусок торта - нужно рискнуть этим самым хлебом!.. Он - НЕ МОГ… А поэтому – и страдал!..

   Это лишь жалким обывателям со стороны казалось, что Мильман - богатей каких мало, и не жизнь у него, а малина!.. На самом же деле страдалец он безвинный, и беднота беспросветная… Разве это деньги – когда есть возможность за день потратить ни на что, скажем, тысячу баксов?.. Не деньги, а так… пособие для нищего!..

   Более сильные, более ловкие и удачливые вокруг Мильмана - возносились на его глазах, кое-кого из них тут же раздавливали конкуренты, но – не всех же, и вот эти, не раздавленные - утопали в роскоши, в то время, как Эдуард Андреевич (вчера ещё - им ровня!) ещё и оказывался у них в услужение…

   Они нанимали его для удобства обслуживания своих капиталов, и он вынужденно помогал им делать собственные богатства ещё богаче, получая за это, в сущности, жалкие гроши…

   С какого-то момента Мильман почувствовал себя жалким неудачником!.. Развился своеобразный, глубоко внутри таимый комплекс неполноценности. Эдик потерял веру в себя, и - ныл, ныл, ныл дома до бесконечности, брюзжа и жалуясь на всех и каждого…

   Какой жене понравится муж-слизняк?!. Была бы хоть надежда, что завтра некая чёрная полоса неудач пройдёт, сменившись светлыми деньками… Так ведь не было надежды, потому как и самой чёрной полосы не наблюдалось!.. Мильман продолжал неуклонно богатеть и процветать… Просто другие, из его окружения, богатели и процветали быстрей, только и всего!.. Именно это его и убивало…

   …Плюс к этому, по словам Ирины, у Эдика возникли некоторые сексуальные проблемы, вполне типичные для мужчин его возраста… Не то чтоб он меньше «мог», нет… Просто - меньше «хотел»!.. Старые, привычные формы и приёмы секса его уж не бодрили и не будоражили, хотелось «свежачка», «изюминки», «солонинки»!..

   Для начала он стал подсовывать жене различные порно-брошюрки, а затем, убедившись в её возросшем теоретическом уровне, предложил попробовать и то, и это… Она противилась сколько могла его нездоровым фантазиям, потом, уступая мягкому нажиму, со вздохом сдавалась, и дала ему то и так, что и как ему требовалось… Но когда порядочная женщина вынуждена предаваться разврату - это такая скука!.. Вроде б всё строго «по брошюре», а удовольствия партнёру – ни малейшего… Поелозил на Ирине Эдик, потыкал её всюду, где тыкалось, наслушался её печальных охов да вздохов. И - отступился… Ну её… Какой смысл тратить время на супругу-фридюху, когда кругом - полно умеющих абсолютно всё профессионалок!..

    Стал Эдуард Андреевич приходить домой всё позже, а уходить - всё раньше. Супруга вяло сопротивлялась течению жизни, пытаясь удержать остатки былого супружества, но - не слишком усердно, потому как прежнюю пассивную симпатию к Эдику сменило активное недоброжелательство, и - острое беспокойство: «С жиру бесится… Ну что ему ещё надо?!.»

   А потом Эдуард Андреевич разыграл комбинацию «из трёх пальцев»: вначале купил 1-комнатную квартиру якобы – для деловых контактов), затем постепенно совсем переселился туда, и уж потом - подал на развод, благородно гарантировав Ирине Витальевне достойные отступные.

   Разведясь, - обменял 1-комнатку на 3-комнатку, и зажил обеспеченным бобылём... Полагаю, вначале он планировал немножко другое: : сменить старую жену на новую, - моложе, привлекательней и сексуальней. Но потом понял: а на фига ему это?!. Любая жена - это ответственность, то есть несвобода, а так он - вольный казак, да ещё и с деньгою… Любая бабёнка и так - его, так зачем же ещё и жена?..

   Любопытно, что отношения между развёдшимися супругами неожиданно улучшились, став ровней, дружественней и откровенней, - хотя ни о каком сексе, разумеется (и вообще ни о каком возврате к прежнему) теперь не могло быть и речи…

   Эдик больше не раздражал Ирину ежевечерними плаксивыми жалобами в постели, и теперь она, как и прочие. видела его лишь со стороны - респектабельным, козырным и перспективным…

   Он вёл себя как джентльмен: делал ей подарки на дни рождения, помогал в решении кое-каких мелких проблем, а пару лет назад, когда она, устав от одиночества, вышла замуж за хорошего человека (водителя частного такси Тимошко), - устроил её с мужем на пару в одну из своих фирм. Работа у них там - не шибко напрягающая, да ещё и дополнительно живую копейку в свой карман всегда можно зашибить…

   Короче, только теперь Ирина и Эдик и стали настоящими друзьями. Во всяком случае, так она сама говорила.

   Но угрозыск, понятно, на слова никому верить не обязан…

   Была одна заковыка!.. Как выяснили опера, через два дня после смерти Мильмана Ирина, исполнявшая в фирме обязанности экспедитора, вдвоём с мужем попыталась вывезти со склада фирмы некий неучтённый, то есть «левый» товар, но охрана, не получив соответствующих указаний, - воспрепятствовала… При детальной проверке выяснилось, что пытались скрыть супруги-Тимошко именно следы своего собственного (в рамках фирмы) гешефта. То есть делали они примерно то же самое, что и сам Мильман прокручивал по отношению к «Иббе-холдингу».

   Отсюда - версия: Эдик узнал про этот гешефт (то есть он наверняка знал про подобные делишки экс-супруги и раньше, но тут, видать, слишком уж суммы замешаны нехилые!), и вызвал Ирину к себе домой, для объяснений. Она пришла, он накинулся на неё с обвинениями и оскорблениями, возможно даже - в виде наказания попытался изнасиловать её в извращённой форме… Ну а она, не желая, как любая порядочная женщина, изменять своему нынешнему законному супругу с предыдущим, схватила со стола нож, и…

   Чем плох сюжет?.. Для суда - вполне сойдёт!.. Но и тут при ближайшем рассмотрении вышел облом.

   Начнём с того, что гешефт четы Тимошко в фирме Мильмана оказался вовсе не чрезмерно высоким, а напротив - вполне умеренным и допустимым, вписывающимся в рамки лояльности к своему шефу и работодателю, тут мы всё проверили досконально… Не из-за чего Эдику переть на неё буром!

   Более того: все опрошенные в один голос подтверждили, что Эдик по-прежнему был привязан к Ирине (словно она – его младшенькая сестричка!), и на любой её маленький грешок, скорее всего, посмотрел бы сквозь пальцы…

  Что ещё оставалось – заподозрить вспышку чего-то прежнего, из их предыдущей жизни?.. «Убила, заревновав бывшего супруга к его нынешним любовницам!..» Смешно… Оба – спокойные, рассудительные, живущие разумом, а не сердцем… И не его стиль, и не её!..

  В общем, не было мотива для ссоры и последующего убийства!.. Ничего такого не замечалось и даже потенциально не прощупывалось…

   Вдобавок ко всему у Ирины Витальевны и её нынешнего мужа обнаружилось хорошее алиби: весь тот вечер, когда произошло убийство, они вместе провели на дне рождения у подруги, совсем на другом конце города.

   Конечно, теоретически один из них, выйдя из комнаты якобы в туалет, мог быстренько спуститься вниз, поймать такси, примчаться к Мильману домой, зарезать его, приехать обратно, и - как ни в чём не бывало, присоединиться к отмечавшей день рождения компании, да так, что её (его) длительного отсутствия никто и не заметил… Но подобные версии хороши лишь в кино, а в реальной жизни так не бывает. Во всяком случае, мне подобное никогда не встречалось…

   Итак, Ирина Тимошко, равно как и её муженёк, от наших подозрений освобождались…

      
Замечания

 Да, "жиробесение" Мильмана описано неплохо - это так характерно для человека, давиться от тоски и зависти черной икрой, видя как единицы поедают птичье молоко и трюфеля, в то время как миллионы просто недоедают!

Сын Рюрика  ⋅   11 лет назад   ⋅  >

Отлично сказано! Angel smiley Wink 5 Wink 4

Владимир Куземко  ⋅   11 лет назад   ⋅  >