Владимир Куземко

Смерть-9. Хобби.
      Глава 9. ХОББИ.

   К началу декабря все вышеперечисленные версии, усохнув в процессе их разработки, потеряли вид, и в ходу осталась только одна, в дальнейшем разработанная с наибольшей полнотой и дотошностью…

   Но прежде, чем излагать её, внимательно пройдёмся по некоторым особенностям эдичкиной личности…

   Четыре хобби, четыре главных увлечения были в жизни господина Мильмана: деньги, поэзия, вино и женщины.

    ДЕНЬГИ,,,… Он преуспел в их зарабатывании, а точнее - в добывании прямо-таки из воздуха, и при этом - избегая прямого криминала, сумев удержаться на тонкой грани между безобидным финансовым ловкачеством и жульническими аферами, сулящими скорое разоблачение и расплату…

   Но другие «срубали капусту» ещё обильнее, и фоном мильмановских достижений были именно их успехи, а не, скажем, бытиё «на одну зарплату» миллионов рядовых обывателей. Это отравляло осознание своего масштаба в жизни, ощущение собственной значимости… К тому же мало б уметь зашибить деньгу, - надо ещё и научиться тратить, осмысленно и толково!..

    К большим капиталам привыкают постепенно, и желательно – с детства. Когда ты - сынок какого-нибудь миллиардера или султана, и вырастаешь в обстановке неброской, но со вкусом оформленной роскоши, то и во всей последующей жизни отношение к большим деньгам у тебя - спокойное. Это они - твои слуги, и прыгают перед тобою на задних лапках в стремлении услужить тебе, а не ты – перед ними!..

   Но совсем другое дело, когда всю предыдущую сознательную жизнь отпыхтел ты где-нибудь на великих стройках коммунизма в стране победоносного пролетариата, имея пределом желаний лишь покупку (когда-нибудь!) «Жигулей» последней модели да кооперативной квартиры, а потом бац - ни строек, ни нагловатого гегемона… Государство ослабло, народ обнищал и рассосался по кабакам да острогам, зато ты, башковитый и изворотливый - неожиданно оказался в струе, получив возможность потратить ну не то чтоб - море бабла, но во всяком случае – много… очень много!..

   Отличительная черта всех наших новообъявившихся нуворишей - им хочется пофорсить!.. Неудержимо чудить, швырять бабки направо и налево, зачастую - на совершенно ненужное, но престижное в твоих кругах, ставящее тебя в некий незримый круг избранных, «особых»… Накупят себе вилл, «кадиллаков», персональных самолётов, скаковых рысаков и красоток-победительниц конкурсов всевозможных «МИСС такая-то!», а потом смотрят: вроде бы уж всё есть, так на что ж ещё бабки потратить немеренно?..

   
   И вот одни начинают коллекционировать Пикассо в подлинниках, другие – ударяются в размашистое меценатство, третьи придумывают ещё какую-нибудь заковыристую фиговину…

  Главное - изобразить себя чем-то весомым и значительным, чтоб всеми, стало быть, уразумелось: такой-то - велик и славен вовсе не потому, что у него в каждом кармане - по Госбанку, а потому, что и впрямь - велик и славен…

    Вот и Мильман, изнурённый внутренним осознанием своей весьма относительной неудачливости и ущербности, для самоутверждения начал изображать хозяина жизни, на что три остальные его страсти как раз и сгодились…

   ПОЭЗИЯ… Целая библиотека классной поэзии гнездилась на полках в доме у Эдуарда Андреевича. Пушкин. Лермонтов, Баратынский, Есенин. Мандельштам, Ахматова, Пастернак, Бродский, ещё десятка два отобранных столь же строго и с понятием, а также – множество приобретённых у букинистов поэтических раритетов, прижизненных и редких изданий… Мильману было чем похвастаться перед гостями!..

   Одна лишь заковыка: особо ни перед кем и не похвастаешь… В друзьях у Эдика ныне - одни только деловые партнёры, люди точные и не сентиментальные… Поэзия не была их «фишкой», и они не считали полезным для дела понимать эту тонкую материю, и демонстрировать окружающим своё понимание… Заговори с ними Мильман про утончённость Тютчева или сладкозвучность Бунина - пожалуй, что и за придурка примут!.. Люди воспитанные, виду не подадут, но в их глазах неминуемо себя «занизишь», а там, чего доброго, и в бизнесе перестанут доверять… И лишь путалось увлечение поэзией под ногами у Мильмана: выбросить - жалко, а к делу – не приспособишь!..

   ВИНО… Обязательно - марочное, ещё лучше - коллекционное, редкое, предназначенное именно для богатеньких знатоков… В фильмах и книгах про житьё-бытьё «тамошних» мильйонщиков многократно описывалось, как сиживали они за шикарно накрытыми столами, потягивая из красивых хрустальных сосудов благородные напитки многолетней выдержки, потчевали ими друзей, и время от времени интересовались: «Ну как - чувствуете букет?..» И те, отпив пару глотков, восхищённо цокали языками: «О да!..» Ну чем не идиллия?!.

   Эдуарду тоже хотелось такого же внешнего лоска, и он издавна собирал вина деликатнее и дороже. В его квартире, судя по протоколу осмотра, в шкафу, среди грязных носков и мятых рубашек были обнаружены две большие картонные коробки с винами, одна – с французкими, другая – с грузинскими. (Некогда один виноторговец взял в одном из энских банков, при посредничестве Мильмана, кредит под залог крупной партии вин, кредит так и не вернул, и залог по весьма умеренной цене был распродан в узких финансовых кругах, близких к оному банку… Те два ящика как раз и были остатками этого залога).

   И вот, в строгом соответствии с просмотренными фильмами, пригласивший гостей Эдик, разлив содержимое очередной бутылки по фужерам, совал их гостям. Те для приличия долго нюхали фужеры (некоторые для чего-то даже окунали в вино кончик языка, якобы смакуя!), потом - выпивали с показной неторопливостью, вежливо хвалили… Но в глазах каждого легко читалось: ну и бурда!.. Чем этой коллекционной кислятиной пасти полоскать, так уж лучше - водочка, а на худой конец - и самогон сойдёт!.. Хлобыстнул залпом поллитровую кружку, занюхал солёным огурчиком, крякнул довольно… Хорошо!.. Мы ж вам - не какие-нибудь янки, которые свои некрепкие виски норовят разбавить содовой, да и эту, практически детскую смесь лакают чуть ли не рюмочками… Тьфу, противно и смотреть!..

    Не думаю, чтобы сам Мильман в питейных пристрастиях слишком уж отличался от своих собутыльников, и скорее всего коллекционные вина ему тоже казались заурядной кислятиной, но – престижно ведь!.. Аристократия пьёт именно так, а мы что - не аристократы?!.

   Ну то есть мы на аристократов похожи, в общем-то, мало… Но все прочие – точно уж быдло, а вот мы – не быдло, следовательно мы - аристократы своего народа и есть, и как таковые - обязаны соответствовать стандартам!..

  Но что ж делать, - не угнаться Эдику за киношными винопиями… Они-то ведь культурно смаковать хорошее вино учились с младых ногтей!.. И не только - пить вино, кстати, но и - разбираться в винах, и после пары-другой глотков - легко отгадывать, вино урожая какого именно года в данный момент пробуют, и с какого именно поля собран тот виноград, из которого именно эта бутылка вина производилась…

   Там никто не глушил ароматные, как нектар богов, вина литровыми залпами, о нет - вино вначале долго грели в ладонях, принюхивались, приглядывались, прислушивались к нему, и уж только затем вливали в себя - бережно и нежно, словно юную невесту ласкали…

    И уж если на то пошло, то ТАМ никому бы не пришло в голову хранить коллекционные вина в шкафу среди грязного белья, это - оскорбление высокоразвитого эстетического чувства пьющего!.. Да и - неразумно с чисто прагматической точки зрения… Такое вино должно содержаться только в специально оборудованном сумрачном погребке, на полках в лежачем состоянии… От неправильного же хранения вкус и аромат хорошего вина становится чуть-чуть хуже. Для нашего навеки оглушённого самогоном населения - разницы ни малейшей, а вот тамошние знатоки лишь поморщились бы, и пить такое вино ни за что не стали бы…

   Так что смешны и жалки были попытки Эдика с помощью пару ящиков бутылок с вином возвыситься до уровня НАСТОЯЩИХ властителей жизни. И он был достаточно умён, чтобы остро осознавать это… Он не мог не понимать, насколько жалок и убог в своих претензиях на необыкновенность!.. Потому – и злился, потому и страдал…

   …Ну и последняя страсть Мильмана, ставшая для него воистину роковой - ЖЕНЩИНЫ…

   Уж говорилось о том, что настоящих, «классических» любовниц у него было немного, но, как ни странно, в своей «ново-русской» среде имел он репутацию не кого-нибудь, а именно - заядлого бабника, и создавал её себе с помощью… проституток!..

   Да-да, уж с ними-то он отрывался по полной программе!.. Психологически это объяснялось легко…

   Эдуард Андреевич не был героем нашего времени, в нём не хватало внутренней силы и умения побеждать любой ценой, а казаться самому себе он хотел именно таким - геройствующим и торжествующим!..

   Вся и менеджерская, и бизнесменовская деятельность Мильмана, с его личной точки зрения, была бесконечной чередой самоунижений и лакействования перед более удачливыми богатеями… Следовательно, надо было найти какую-то отдушину, некий способ самоутверждения… Найти кого-то, на ком можно безнаказанно отыграться за собственную внутреннюю никчёмность и вторичность!..

    Дамы, женщины, бабы - отдушина для многих слабаков!.. Поцапался с кем-то, пострадал от начальства, проиграл где-либо в споре с судьбой и обстоятельствами - пришёл домой, побил жену, и на душе стало легче!.. Для многих наших среднестатистических мужчин это если и не общепринятая норма, то как минимум – часто распространённая привычка!..

   Но Мильман «так» - не мог. Жена – это всё-таки святое… Это почти то же самое, что и собственный автомобиль!.. Неразумно ведь колотить ногами собственный «Мерседес» лишь на том основании, что только что у тебя состоялся с кем-то неприятный разговор, или сорвалась выгодная сделка…

  Да и потом, чтобы побить жену - надо для начала завести жену, а это - лишняя ответственность… Эдику же и так хватало беспокойства в душе, чтоб ещё и связывать себя с кем-либо долговременными узами…

   …Оно конечно, можно колошматить и мучить любовниц, но… Но!.. Перед так называемой «порядочной женщиной» порядочный мужчина (вроде Мильмана) вынужден всё время играть именно эту роль порядочного мужчины… понимаете?.. То есть говорить комплименты, быть галантным, вникать в её проблемы и душевные тайны, казаться внимательным и заботливым, понимающим и любящим, наконец…

   И не то чтобы Мильман - не умел… Напротив, в притворстве с дамским полом он был искусен и закалён!.. Однако согласитесь - УТОМИТЕЛЬНО всё время насиловать своё «Я» воспитанностью и культурностью… И так с утра и до вечера - сплошные напряги в делах, а тут ещё и дома перед очередной своей пассией лицедействуешь… Надоело!..

   Куда проще и выгоднее (да и экономнее, в конечном счёте!) женщин не покорять, а - покупать… Деньги как бы компенсируют те силы и время, что ты потратил бы на их завоевание, но – не потратил…

   Казалось бы, заплати любой достаточно подходящей дамочке – и она вся твоя!.. Но тут опять - свои трудности…

  Так называемая «порядочная женщина» в отношениях с мужчиной никогда не забывает подчёркивать эту свою порядочность, - чтобы, не приведи Господь, её случайно не спутали с какой-нибудь шлюхой!..

   То есть ей надо, приняв от тебя бабки, нарисовать ситуацию так, что она всё-таки не продавалась тебе, и не продастся никогда, а если сейчас - и отдаётся, то исключительно из-за вспыхнувшего в ней пламенного чувства, а вовсе не из-за тех сумм, которые ты только что на неё потратил!..

   На практике это означает бесконечные кривляния, увёртки, ужимки, всё эти: «Ой, вы же меня совсем не так поняли!», или же: «Ох, ну неужели ты мог принять меня за ТАКУЮ?!» Кому-то все эти позы и жесты по нраву, кто-то только от них и заводится (а ещё лучше, чтоб и вовсе девственницу из себя изобразила!), Эдуарду Андреевичу же нет времени на этот детский сад… Он давно понял, что если женщин - покупать, то покупать надо профессионалок, - они искренней, честней, порядочней и, если хотите, окупаемей!..

   Шлюшке если отвалить сто баксов - она всё исправно и отработает, до последнего цента!.. А «порядочная» на каждый вложенный в неё доллар ответит лишь 10-15 центами ласки и нежности, да и то - с таким видом, словно великое одолжение этим делает, словно не оплатил ты всё предварительно и сполна!.. Да и не умеют они ни хрена: «туда- не сунь!», «так – не буду!», «про это – и не думай!» Тьфу!..

    …Все киношные и литературные плейбои были неутомимыми покорителями женских сердец. Счёт их побед над слабым полом измерялся десятками, - в этом было одно из доказательств их силы и мужественности…

   Мильман хотел быть таким же, и тоже измерял «своих» баб десятками, но - не аристократок трахал, не благородных барышень, не манекенщиц, не голливудских кинодив, а - обыкновенных проституток, пусть и разрядом повыше обычного… Много-много женщин, да - не тех!..

   …Коллекционное вино - в груде грязных носков… Поэтические сборники - под толстым слоем покрывающей их от невостребованности пыли… Пухлая пачка бабок - но куда тоньше, чем у тех-то и тех-то, а начинали ведь некогда вместе…

   Тоска-а-а-а-а-а!..

…Итак, вот главная версия произошедшего: Эдуард Андреевич Мильман был убит проституткой - либо из корысти, либо на сексуальной почве, либо из-за внезапно возникшего конфликта…