Владимир Куземко

Смерть-18. Она его не простила...
Глава 18. ОНА ЕГО НЕ ПРОСТИЛА…

   Теперь - о бабе.

Обычная шмакодявка, нанятая для разовой акции. Обычно таких только «в тёмную» и используют: дали «закладку», велели: «Как приедешь на адрес – незаметно пристрой её там-то, за это - сто долларов!», и – всё, без лишних базаров…

   После акции исполнительницу разумнее было бы убрать как свидетеля, но мы ж – не Дикий Запад… Это там мафиозники мочат народ почем зря… Утром встал не с той ноги - и это уже повод отправить на тот свет половину окружающего населении… У нас иначе: живого человека в мёртвого превращают или по очень уж вескому поводу, или по пьяни (что само по себе тоже - весомая причина), а в остальных случаях - оставляют в живых кучу случайного люда… Ну и бывает, что из-за этой своей мягкотелости потом и страдают хорошие мужики…

   В общем, сунули сотню использованной проститутке - и забыли про её существование. А она, узнав о захапанной ночными грабителями знатной добыче на хате у Семичагина, решила войти в долю… Выждала какое-то время, и - заявилась к Самсону с ультиматумом: либо он отмаксает её десять «штук», либо Семчагину и прочим «авторитетам» будет отправлена писулька с наколкой на того, кто поручил её сделать «закладку», причем «письмо будет отправлено даже в том случае, если меня не будет в живых!» Прямо-таки за яйца стальной клешней ухватила она стоклеточного шашиста…

   Изумлённый Самсон воспринял эти слова как блеф вздорной бабы, но попытка слегка повоспитывать её закончилась для него пером в брюхо. И хорошо ещё, что добивать не стала!.. А зачем ей - добивать?.. Она ж ещё надеялась скачать с него бабки…

    Но тут коса нашла на камень. Отлежавшись в больничке и выйдя на вольный воздух, Самсон платить соплячке категорически отказался. Хочешь рассказать «паханам» о прокрученном мною дельце?.. Рассказывай!.. Борода и так всё знает, а другие… Что ж, ответит Самсон перед другими, но перед этим - непременно сумеет дотянуться до метёлки, и сотворит с нею такое, что мало не покажется!.. Так, видимо, сообщил Самсон через кого-то напомнившей было о долге наглой шлюхе. Но из этих же слов следовало, что и мстить ей за ножевую рану он не собирается, во всяком случае - пока что…

   На такое не совсем стандартное решение Самсона толкнуло два обстоятельства.

   Первое - он всё-таки оценил дерзость и бесстрашие кинувшей ему вызов потаскушки… Сильный уважает только силу, причём имеется в виду не накачанность мускулов (среди тех же криминалов сколько угодно мускулистых амбалов, в итоге так и не сумевших подняться выше уровня заурядных «шестёрок»), а - сила духа, умение стоять на своём до конца, и готовность, без колебаний поставив на кон свою жизнь, достойно умереть в том случае, если эта ставка будет бита…

   Самсон сам был таким. Он был ВОИН. И вспоровшая ему живот острой железкой соплячка тоже оказалась ВОИНОМ. Разумеется, он вовсе не склонил почтительно голову перед этой продажной шалавой… Но - оценил её как вполне реальную помеху. Скажем так: - отнёсся к ней как к мужчине…

   Что он сам мог предъявить ей - что она требует бабки?.. Так и он на её месте в подобной ситуации поступил бы точно так же, потребовав своей доли от добычи в деле, где его использовали вслепую и за грошовую оплату… Другой вопрос: дали б ему эту самую долю!.. Но это уже решается не дискуссиями, а в схватке характеров, умов, талантов и удач, наконец… Так что по большому счету пацанка ни в чём не отступала от «понятий».

   Оно конечно, не ей, шлюхе, тянуться встать вровень с бывалым волчарой, но с другой стороны - почему бы тёлке и не испробовать себя в деле?.. 99% гарантии, что - не получится, и сломает себе шею, но это уж её забота…А всё равно хоть один шанс из ста на удачу, да - есть!.. Зато в случае успеха она - на коне!..

   …И второе… Самсон милку пожалел лишь временно, типа: «Пока – живи, а там видно будет…»

   Пройдёт время – придёт и её час… Когда забудется эта история с якобы взятым у Бороды из сейфа «общаком», и потеряют всякую силу возможные разоблачения в этом самсоновской роли, тогда однажды на улице подхватят эту спешащую по очередным своим делам шлюху дюжие хлопцы - самсоновцы, швырнут в неслучайно оказавшуюся рядом тачку, увезут в неизвестном направлении, и больше о ней никто и никогда не услышит…

   Так что простил на какое-то время напавшую на него девку Самсон, а те бабки, которые она от него требовала, и некоторые права на которые она действительно имела (пусть и в куда меньших размерах), Самсон оставил у себя, - как бы в уплату ущерба, нанесённого ему ударом бабского ножика… Это была плата за рану - всё честно и по «понятиям»…

   Но это Самсон так думал. А сама девка думала иначе.

   …На много ходов вперёд считал кандидат в мастера, но - не на достаточно много… Из его расчётов вытекало, что шлюха после всего натворенного ею сейчас будет сидеть тихо, как мышка в норке, дрожать от ужаса в ожидании возмездия, и не рыпаться, свято надеясь, что добрый дяденька Самсон не станет зловредничать, и подарит ей жизнь…

   Не учёл одного: не того полёта птичка была перед ним… Это он её простил (пусть и на время), а она его - не простила!.. Он зажал её законную долю, что по всем «понятиям» - за падло1..

   Ну то есть – как… Если твоё бабло зажали, но у тебя нет возможности и решимости забрать их силой, то тогда ты – лох, а забравший твои бабки - мужик дельный и правильный.

  Зато если подловил ты должника своего, и порвал на кусочки, рыча и плюясь от ярости, или же, более цивилизованный вариант, если поставил его на счётчик, и после «пресса» - выдавил из него долг с афиногенными процентами, то тогда ты - голова, а твой оппонент - гнилушка…

   Кто в оконцовке сильнее - тот и прав!..

   Тёлка не ощущала себя слабее Самсона.

   И пока он маялся дурью, пока вальяжничал на своих автостоянках и торговых точках, пока холил себя мыслью, что вот-де проявил благородство и простил бабу, - «прощённая» уж ПРИГОВОРИЛА его, поставила на нём маленький жирный крестик в длинном списке ныне живущих на этом свете, - вроде бы пустячок, крошечная карандашная птичка, но за нею - могила, жующие твоё тело прожорливые черви, и трупные газы, со вздохом вырывающиеся из твоего утомлённого бытиём тела… За тем крестиком стояла сама Смерть!..

    …Но это - впереди. А пока - все живы, все смеются или печалятся, мечтают, надеются и существуют в этом мире, довольные собою…

   Жизнь продолжается!..

   …Вот какой виделась мне ситуация в тот момент. Каких-то подробностей я мог и не знать, но общей картины они не меняли.

   Разумеется, своими догадками я ни с кем не делился. Оно мне надо – в посторонние разборки влезать?.. Раз начальство меня в это дело не впутывает, то и ладно, так пусть и будет… Моя хата - с краю!..

   Однако я предчувствовал, что этим дело не закончится, и будет ещё какое-то продолжение… Я был убеждён, что мне ещё придётся лично познакомиться с этой загадочной шлюхой-ВОИНОМ, и пообщаться с нею наяву…

   …Но я ошибся.

   Живою её я так никогда и не увидел.

                      КОНЕЦ ВТОРОЙ ЧАСТИ.