Владимир Куземко

Смерть-26. Племяш квартирной хозяйки.
                     Глава 26. ПЛЕМЯШ КВАРТИРНОЙ ХОЗЯЙКИ.

      Следующей изучаемой версией было: убийство на почве внезапно вспыхнувшего конфликта. И тут угрозыску попался некий перспективный фигурант…

   Жила Скворцова на квартире у одной бабки, в нашем же микрорайоне. А у этой бабули был племянник Лёня, обитавший на другом конце города, и он регулярно заезжавший к тётушке в дни пенсии - «на огонёк», да заодно и взаймы попросить…

   «Пробили» Лёню: пил парниша по-свойски, нигде не работал, сидел на шее у сердобольных родичей… По отзывам тамошнего участкового - склонен к мелкому хулиганству, и с пьяни мог учудить что угодно… Однажды, к примеру, в собственном подъезде за родной мамой с топором гонялся, не слабо?!. Не знаю только, почему не догнал, может - нездоровилось ему в тот день, но - сам факт?!. Кто на свою мать - с топориком, тот тем более и на квартирантку тёти - с ломом, это ж элементарно!..

   Очень кстати всплыл и мотив: выяснилось, что ещё полгода назад, в самом начале проживания на нашем жилмассиве, Скворцова имела неосторожность одолжить племяннику квартирной хозяйки 50 долларов, - не знаю уж, почему он показался ей заслуживающим доверия на эту сумму… Бабки он до сих пор не вернул, хоть она и регулярно - напоминала. Ясен перец, Лёню это сердило… Тем более. что напоминала Алла весьма напористо, если не сказать - больно!..

   Предполагался следующий сюжет: устав от требований рассчитаться по счетам, Лёня уговорил Аллу прогуляться с ним вечером на косу, там - засадил ей между ягодиц, а затем - и убил…

   Версия - нормалёк, вполне перспективная, но с доказухой - голяк. К тому же мама Лёни подтверждала его алиби: якобы весь вечер и всю ночь на 6-е мая сынок провёл с нею… Верилось в такое с трудом: не станет подобный лоботряс цельный вечер торчать у материнского подола, разве что - заранее про алиби беспокоился!..

   Но сомнения к делу не подошьёшь, - нужны улики, вещдоки, свидетельские показания, на худой конец - хотя бы «явка с повинной»…

   Стали тягать малого на допросы, но как-то вяловато они шли, без приятных сюрпризов… Парень попался из породы упёртых простаков, - ума и фантазии никаких, придумать что-либо такому трудно, но ежели случайно нащупает удобную для защиты версию, то упрётся в неё рогом, и будет стоять до последнего… Хрен его хоть на миллиметр сдвинешь…

   Так и тут… «Бабки должен был, но – не убивал!» - вот и весь сказ. А нам ведь нужно было услышать от него совсем другое…

   Как-то надо было сдвинуть его с этой мёртвой точки. Лучшее средство для этого – моральное и физическое прессование. Но пытать допрашиваемого в РОВД немножечко страшновато, мало ли… Если всё равно не сознается. и придётся из РОВД отпускать – он же, сучяра, тотчас помчится побои снимать, а потом накатает жалобу в прокуратуру, на злюк-ментов…

   Оно нам надо?!.

   В принципе, мы могли «закрыть» его в райотделе на срок до 3-х суток, и все эти 72 часа прессовать по полной программе, но опять-таки: а если не сознается и тогда?.. Побои в этом случае оставят следы, которые и на 4-й день не сойдут, снимет он их - и всё та же «телега» на нас…

   И потом, задержать на трое суток – это значит оставить в бумагах чёткое доказательство, что угрозыск им предметно интересовался и чего-то от него хотел…. В случае возможных в будущем разбирательств это - лишнее доказательство, что его обвинения в адрес ментуры - правда, и, следовательно, что «оперов-садистов» надо гнать со службы в три шеи и сажать!..

   «Оформи его на 15 суток, с последующей внутрикамерной разработкой!» - велел мне Дубок.

  А я и сам видел, что другого выхода просто нет…

   Приём стандартный, отработанный многими поколениями оперативников до совершенства: фабрикуешь материалы против такого-то, и «запираешь» его на 10 -15 суток в изолятор временного содержания, а там днём его плотно допрашивают специально приезжающие в ИВС опера районного угрозыска, а вечерами - «пасут» подсаженные в камеру «верные» люди, цель которых - настроить жертву на нужный лад, и склонить к сотрудничеству со следствием… Если выйдет осечка, и «клиент» не расколется - не беда, где-то за 5-6 дней до освобождения его перестают физически мордовать (не ослабляя, впрочем. морального пресса), и ко дню выхода на свободу никаких следов побоев на его теле не останется!

    А чего нет – того и снять нельзя… Так что потенциально возможные жалобы с его стороны воспринимутся прокуратурой однозначно: опять какая-то наглая уголовная харя пытается голословно очернить правоохранительные органы!..

   К жалобам освободившихся (то есть сумевших чудом «спрыгнуть со статьи») бандитов на оперов и следаков вышестоящие органы привыкли: «на то и злодей, чтобы клеветать на нашу народную милицию!»

  Тут главное - не давать зацепок для квалифицированной жалобы, т.е. - такой, которая содержит поддающиеся проверке доказательства… Если человек побывал на допросе, или отсидел какое-то время в местах лишения воли, и вышел оттуда на волю с явственными следами пыток на своём организме, то это действительно… пахнет какашкой!.. А вот если следов – нет, то и базарить не о чем!..

   Отсюда главное требование к оперу в нашей «конторе»: не следи!..

  …Порядочного, приличного, ни в чем криминальном не замешанном гражданина облыжно оформлять на пару недель админареста - противно и утомительно.

   Он же, бедолага, небось и понятия не имеет, что за жизнь за решёткой (пусть даже - и очень кратковременная!..) А ты его, тёпленького, «домашнего», - туда, и станет это ему моральной травмой на всю оставшуюся жизнь, особенно если - подозревался он напрасно, и обвинить его в оконцовке будет не в чем… И до последней своей минутки после этого будет мерзко вздрагивать он, увидев на улице человека в милицейской форме, и обходить его десятой дорогой!

   Так что мирного обывателя я на ВКР стараюсь никогда не направлять без особой надобности, разве что - начальство впрямую прикажет…

   …Иное дело - маргиналы всякие. Та же пьянь, те же нарики, бузотёры всевозможные, хамло недовоспитанное… Прям-таки душа радуется, когда такого гада в камеру хотя бы и ненадолго - засуну!.. Пусть даже в данном конкретном случае ни в чём и не повинен он, ни хрена - за ним наверняка много всяких иных гадостей числится, и просто мы о них покаместь не успели пронюхать…

   Так пусть же он авансом (и для профилактики!) отведает тюремного житья-бытья, пусть познает прелести ментовского «гостеприимства», - может, когда-нибудь в будущем воспоминания об этом удержат его на краю роковой черты, и не обворует он кого-либо, не ограбит, не замочит…

   А заодно и некие прошлые, оставшиеся нам неизвестными, но хорошо ему самому памятные злодеяния его будут сполна отомщены!..

   И ещё: если с обычным, нормальным человеком ещё повозиться надо, чтобы оформить на него материал, достаточный для заключения в ИВС, то любого маргинала на крючок взять - плёвое дело, и судья потом, при оформлении очередного 15-суточника, никогда не станет артачиться, наглядно видя, какое приблатнённое чмо перед ним стоит…

   …Что касается Лёни, то я прихватил его за жабры в пивбаре «Орёл». Проследив за ним пару дней, узнал, что вечерами любит Леонид балдеть за кружкой пива в вышеупомянутом баре, и посадил туда на дежурство сексотика, из мелких уголовничков… Заявился Лёня в очередной раз туда, залиться любимым народным напитком, а мой агентик у стойки ему ненароком на ногу и наступил… Тот, понятно, откликнулся словцом острым и солёным, сексот тотчас изобразил смертельно оскорблённого, и ответил адекватной фразой, после чего Лёня ему и засандалил в живот…

   И - сразу же был схвачен двумя вбежавшими в бар ментами в форме (это были я и местный участковый). Заломив Леониду руки за спину, мы поволокли его в тамошний РОВД, сопровождаемые нашим сексотиком, всю дорогу громко возмущающимся хулиганским беспределом («Ни за что, ни про что - и ударить честного человека по лицу!», и ещё одним бухариком «из наших» - он требовался как свидетель…

   В райотделе не успел Леонид и глазом моргнуть, как сварганили мы протокол об его вызывающем поведении в общественном месте, и нанесении им гражданину такому-то телесных повреждений почти что средней тяжести.

   «Да я ж его не хотел…» - пытался было объясниться «клиент», но кто ж его слушал?!. Потащили вниз, в машину, свезли в суд, и через час схлопотал он свои 15 суток так легко, словно они достались ему по выигрышному билету…

   Ну а потом уж, в ИВС - занялись им старательно и усердно!..

   Здесь кончается весёлая часть повествования, и начинается скучная проза. Как ни старались мы, а толкового ни черта так и не раскопали. Даже и на допросах в изоляторе временного содержания Лёня наотрез уклонился признать себя матёрым мокрушником, и от подписания чистосердечных признаний - твёрдо отказался.

  Но и это полбеды, а вся беда - в том, что и в камере, в беседах с подсаженными сюда сексотами, парень очень уверенно и лихо отрицал свою вину. Да, мол, знал девку, сучка была ещё та, задолбала напоминаниями о долге, но не трогал он её и пальцем, очень надо… Да и, если по правде - не шибко её и тронешь!.. Шибзнутая была, кого угодно сама завалит, и постоянно носила в рукаве нож… Во время последней с Лёней встречей этим ножом-де она даже его по шее пощекотала, объясняя, что сделает с ним, если он не вернёт долг С ПРОЦЕНТАМИ!..

    И больно уж уверенно он это рассказывал, очень уж искренне и негодующе всё звучало…

   Будь он матёрым рецидивистом, или хотя бы способным кого угодно обвести вокруг пальца прирождённым жульманом - я б ещё поверил, что пургу гонит… Но - тупак же!.. Когда такой зачуханец говорит правду - это завсегда видно, особенно когда допрашивают его люди опытные, и поднаторевшие в разоблачении обмана…

   Уже на 5-е сутки обработки Лёни в ИВС я пришёл к окончательному выводу, что он - не при делах!.. Тем более, что у него первая группа крови, а судя по сперме в заднем проходе трупа, убийца имел вторую группу крови… Да и с алиби всё косвенно подтверждалось: 4-го мая у Лёни была дружеская вечеринка, наквасился как свинья. На следующий день головка трещала, вот весь вечер в обществе мамани и провёл, - облом был на улицу выбираться…

   Доложил ситуацию начальнику угрозыска. Подумав минуту, он кивнул: «Да, сам вижу - пустышка… Кончай бодягу с ним - пусть спокойно срок досиживает!..»

   И я перестал появляться в ИВС, никто больше Лёню не допрашивал, и соседи по камере как-то разом перестали бурно интересоваться его делами и подсовывать свои советы насчёт правильной линии поведения на следствии…

    Но, ясен перец, раньше срока освобождать Лёню из-под админареста никто и не собирался.

   Ну не мочил он тёлку, допустим… Но человека в пивбаре - избил, это ж факт!.. Вот пусть и отвечает!.. Причём – по минимуму, а не по максимуму, а при желании за нападение на мирно сосущего пиво гражданина и зверское его избиение мы могли б на Леню запросто и делюгу на пару лет повесить!..