Владимир Куземко

Смерть-28. Похороны.
Глава 28. ПОХОРОНЫ.

   На следующее утро начальник угрозыска на оперативке подвёл некоторые
 итоги расследования.

   Хоть прошедший в ночь с 5-го на 6-е мая дождь частично и смыл следы, но криминалисты всё же сумели установить, что Скворцова приехала на косу в машине (предположительно – иномарке), которая остановилась в ста метрах от берега. И от авто до воды две трети пути она шагала самостоятельно, в сопровождении ещё кого-то, а оставшуюся треть - её волокли… Следовательно, её оглушили и придушили по дороге…

   Крайне маловероятно, чтобы поздним вечером (практически – ночью!) Скворцова согласилась прогуляться со случайным клиентом по берегу, да ещё и по пути доверчиво подставила ему для удара ломиком свой затылок….

    Отсюда - предположение, что убил Аллу была не посторонний, а - «свой», которому она доверяла. В её ближайшем окружения его и надо искать!..

   Задержав меня после оперативки, Дубок велел немедленно ехать в пригородный посёлок Прямое Ухо, - сегодня в полдень там должны хоронить накануне доставленное в родные места тело Скворцовой.

   «Заодно поговори с её родичами и друзьями, собери максимум информации!» - строго глянул майор.

   А откуда – такая строгость?.. Не иначе как - сам ранее лохнулся, забыв распорядиться собрать сведения о «раннем» периоде жизни нашей «птички», теперь же спохватился: нет ли в таящихся в её прошлом фактах какой-либо зацепочки для следствия, позволяющей уточнить мотив убийства?..

   А что, очень может быть… Какой-нибудь старый друг детства, с которым росли в одном дворе, и ходили в один класс… В своё время чего-то там не поделили, она ему напакостила, он хотел отомстить, но она – умотала в город… Два года терпеливо ждал её возвращения, и, поняв, что она не вернётся, - самолично смотался в Энск, нашёл Аллочку, отвёз на косу, трахнул в анус, и - пришил!..

  М-м-м… Нет, чересчур уж сложновата конструкция!.. Да и вообще, вряд ли в маленьком посёлке найдутся концы к убийству, случившемуся в не столь уж и ближнем городе… Опять - голый вассер!..

   Но говорить майору, что блестящая его идейка на деле не стоит и выеденного яйца, я благоразумно не стал, а наоборот - придал своей физиономии оттенок восхищения как всегда мудрым планом вождя районной уголовки, прекрасно понимающим, в какую именно дыру надо своего подчинённого по макушку воткнуть, чтобы тот тотчас вынырнул обратно с золотой рыбкой в зубах… Дубок подозрительно покосился в сторону моей верноподданнической хари, но прицепиться не к чему, - промолчал…

   …Езды до Прямого Уха - полчаса в рейсовом автобусе, но поди ещё купи билет, а потом и запоздавший автобус дождись!.. Понятно, что в служебном авто я домчался бы до посёлка намного быстрее, но кто ж мне это авто предоставит?..

   Гады… Держат нас, оперов-трудяг, в чёрном теле, а потом ещё и гундосят: «Ой, вы так медленно преступления расследует!..» Сосновую шишку вам в рот - а кто виноват?.. Вы же сами и виноваты!.. Ни хрена не делаете, чтобы нас всем необходимым для работы обеспечить, а сроки расследования - соблюди, и процент раскрываемости - натяни обязательно…

   Так и убил бы всех начальничков наших!.. Не пойму, почему бандиты с этим делом мешкают… Патронов не хватает?.. Так только скажите - рядовые опера сложатся боеприпасами, и подкинут вам пару ящиков!..

   …Трясясь в автобусном салоне на жёстком сиденье, вспоминал опрошенных намедни «ново-руссов», и вдруг меня пробило: а ведь в целом они Скворцову как «массажистку - ласкательницу» всё ж таки = уважали!.. И это – вопреки её холодноватости, и не слишком уж тщательно скрываемому презрению к клиентам… Можно даже так сказать: именно благодаря этому презрительному отношению она и ценилась! Дескать, «да, недолюбливает нас, но в рот - берёт, и попу – подставляет!»
   
   А это - лишний повод для самоуважения: раз моей воле покоряется даже и такая норовистая кобылка, то, значит, я и впрямь - хозяин жизни!.. Прочие. покорные и внутренне сломленные тёлки, такого ощущения самодостаточности обслуживаемым ими мужикам не дарили…

  …Вот за что больше всего Скворцова и ненавидела этих откормленных самовлюблённых боровов - за подобные мысли!.. С таким настроем, по её мнению, жить на белом свете они просто не имели права…

   …Не очень далеко от Энска до шахтёрского Прямого Уха, а - словно на другой планете оказался.

   Кругом - грязь, вонь, разруха, туповато-«деревенские» хари, и налёт безысходности на всём - даже на оседлавших ветки деревьев тощих воробьях…

   Когда-то, когда шахты ещё работали, жизнь здесь была веселее, но за последние 10 – 12 лет всё поменялось. Шахты закрыли, людей массово выкинули на улицу, из героев-шахтёров, привыкших к почёту, вниманию прессы и большущим (по советским меркам) получкам, они стали тем, кем по сути всегда и были: бесправным человеческим отрёбьем, ничего в этой жизни не понявшим и не узнавшим, и лишь покорно несомым бурным потоком бытия в никуда…

   Почти поголовная безработица, нищета, многочисленные подростковые и молодёжные банды, беспощадно воюющие между собою за место под Солнцем… (В окрестностях - несколько заброшенных шахт, куда так легко сбросить любой нежелательный для скорого обнаружения трупешник!.. )

   …Похороны Скворцовой оказались скромными, без изысков, даже и без оркестра, на котором решили сэкономить…

   Преждевременно состарившаяся мать Аллы (по её изъеденному морщинами лицу было заметно, что в юности она всё же была очень даже ничего!), младшенькая сестричка с уже оформившейся аппетитной фигуркой, пяток других родичей, дюжина одноклассников, несколько случайных зевак, без которых не обходятся ни одни похороны, ну и я - заезжий соглядатай из энской милиции, по здешним масштабам фигура чуть ли не руководящая, во всяком случае - влиятельная!..

   Заметил, как стоявшая у могилы перед опусканием туда гроба сестрёнка Аллы щупала меня юркими глазками, красноречиво задержав взгляд на штанах… А ведь самой наверняка ещё нет и 15-ти!.. Рано мужиков глазами лапать, голуба!.. Иди лучше – в куклы поиграй…

   На лежавшую в открытом гробу Скворцову я старался не смотреть - неприятно как-то… Но краем глаза всё же заметил, что смотрелась она миловидно, как говорится - хоть сейчас же на свадьбу!..

   Сейчас в моргах настоящие кудесники трудятся, им только заплати - из любого пожилого страшилы с разбитой головою сделают юного смазливого ангелочка, где надо - отрихтовав, подкрасив, заретушировав… Смотреться на собственных похоронах будешь живее всех живых, так что все даже удивятся: зачем такого красавчика - и в могилу?!.

   Взять меня, к примеру…Жизнь не сахар, и служба собачья, а плюс к этому - регулярные пьянки совместно с коллегами, сексотами и, на худой конец, пострадавшими…

   Поэтому и выгляжу не на свои законные 27 лет, а на все 127!.. Помят, испит, небрит, одичал…

   А гикнись я завтра в героической борьбе с преступным элементом, подкоси меня бандитская пуля или срази бандитский же ножик, и хорошенько поработай (по указанию руководства) надо мною морговские косметологи и гримёры, - гляну из гробика на окружающих молодо и счастливо, каким при жизни в последний раз, быть может, выглядел лет этак в семнадцать, когда школу оканчивал…

   Даже родная жена удивится: «Так вот с каким симпатюлей, оказывается, я жила все эти годы!..» Тёща - и та уронит случайную слезинку скорби о кончине столь прекрасного юноши…

   Я тряхнул головой, освобождаясь от назойливых размышлений.

   Вдруг возникло ощущение, что кто-то смотрит мне в спину… Пристально, как сквозь прицел снайперской винтовки…

   Зевнув, наклонился зашнуровать ботинок, мельком кинув взгляд из-под локтя. Вроде бы никто не пялится, все смотрятся безобидно… Померещилось!..

   Тем временем похороны шли своим чередом. Гроб уж заколотили, и теперь готовились опустить в зияющую в земле дырку.

   Есть такое, неизвестно откуда взявшееся и, на мой взгляд, очень тупое мнение, что убийцу как магнитом тянет на место похорон жертвы, Вначале-де стоит он в задних рядах присутствующих, а в самый кульминационный момент, когда тело уже предают земле - вдруг выбегает из-за чужих спин к могиле, падает на колени у самой ямы, и слезливо возопляет: «О, прости меня за то, что я тебя угрохал!..»

   И в приступе раскаяния - колотит головой о землю, а потом - покорно подставляет запястья для наручников служителям Фемиды, и понуро уходит под конвоем…

   Не знаю, каким же кретином надо быть, чтобы притащиться на похороны убиенного тобою же (разве что – он твой ближайший родственник, и твоё отсутствие на его похоронах слишком бросалось бы в глаза)…

   И уж тем более надо быть болваном в квадрате, чтобы, взяв на душу грех смертоубийства, потом взять да и раскаяться, и во всём сознаться!.. Если ты такой уж совестливый, то не надо было и мочить, а коль замочил - то на хрен совеститься, и лишать себя тех выгод, которых с помощью этого убийства и добивался?!.

   Но это - в теории так рассуждаю, а на практике - мало ли какие есть идиоты?..

   Вот поэтому я и держал наручники наготове, бдительно зыркая в негустую толпу вокруг гроба, и поджидая тот момент, когда мокрушник начнёт рвать на голове волосы, вопя: «Вяжите меня – это я Аллочку угрохал!..»

   …Не дождался. Окружающие смотрелись одинаково серо и скучно, всем явно хотелось лишь одного: чтоб похороны кончились поскорее. Никто не спешил каяться!..

   Двое бомжистого вида работника кладбища небрежно шмякнули ящик с трупом в наспех вырытую яму.

   И тут же туда полетели первые комья земли…