Владимир Куземко

Смерть-31. Визит чекиста. (Начало).
                                                                            Куземко Владимир Валерьянович.
С М Е Р Т Ь К О Л О К О Л Ь Ч И К А .
Из записок районного опера.

РОМАН.
                            
                       Часть четвёртая. ЧЕКИСТ.


             Глава 30. ВИЗИТ ЧЕКИСТА (НАЧАЛО).

   …В один из вечеров конца мая (помню, днём припекало уж по-летнему) я случайно заглянул в кабинет начальника райугрозыска, по не очень срочным делам.

   В тесном кабинетике он оказался не один.

   На стуле у стола перед ним сидел плешивый мужичонка лет сорока, в неказистой курточке, трёпанных брюках и ношенных туфлях, по виду - слегка проворовавшийся бухгалтер какого-нибудь крошечной конторы. Такие в наш райотдел на нерадостную свиданку со следователями и операми ежедневно ходят косяками…

   Правда, им больше - в кабинеты бывшего ОБХСС, но этот, видать, ещё и по линии угрозыска начудил, - скажем, по пьяни начистил рыльник своему соседу по подъезду…

   «Ой, извините… Зайду позже, раз вы заняты!» - пробормотал я, и дал было задний ход, но Дубок меня задержал.

   Сообщил радостно: «Ты как нельзя более кстати… Заходи, дело есть!»

    Что ж, раз начальство приказывает… Я вошёл.

   А майор, повернувшись к собеседнику, тыкнул в мою сторону рукою: «Познакомьтесь, товарищ подполковник… Вот - старший лейтенант Снежко, который непосредственно занимается делом об убийстве гражданки Скворцовой!»

   Меня изнутри тревожно кольнуло. Когда начальство о тебе - ласково, то за этим завсегда кроется какая-нибудь подлянка…

   Для начала - удивляло, что этот хмырь – и подполковник?!. У него же, смотри-ка, перхоть на лацканах курточки!.. Таких затрёпанцев в подполковничьих погонах не то что не бывает, нет - бывают всякие и разные… Но только те, успевшие уж износиться, но пока ещё не выброшенные за ненадобностью на обочину жизни, смотрятся и ведут себя иначе…

   Их второсортность как-то маскируется, пусть и не совсем удачно… Подполковник – неудачник старается чем-либо обозначить и подчеркнуть, что он ещё не совсем списан в тираж, что в прошлом он знавал и лучшие дня, а в будущем, возможно - может ещё и вознестись на более высокий уровень!..

   Этот же, перхотливый плюгавец, ничуть не маскировался, напротив - свою видимую невооруженному взгляду ущербность как бы - выпячивал, выносил на щит, демонстрировал всем и тыкал ею всём под нос: смотрите, мол, какое я редкостное ничтожество!..

   И другое… Зачем было Дубку так подчёркивать интонациями, что «скворцовской» мокрухой чуть ли не я один лично из всех оперуполномоченных занимаюсь, а потому и стану приятным для сердца начальника угрозыска «третьим лишним» в его милой конфиденциальной беседе с таинственным посетителем?..

   Надо понимать, что-то в намечающемся разговоре активно не нравилось майору, беспокоило и пугало его, вот и спешил запастись свидетелем, который в будущем может подтвердить, что беседа шла именно так, а не иначе…

   …Мне сразу захотелось дать дёру!.. Смыться поскорее, а начальство пусть уж без меня делает контры друг дружке!.. Оно мне надо - в руководящие тёрки влезать?!.

   Но откровенно шефа на три буквы - не пошлёшь… А поэтому, после данной мне столь лестной характеристики, я молча зашёл в кабинет, пожал протянутую мне сухонькую ладошку гостя, и сел на стул напротив.

   «Пётр Филимонович…» - представился гость доброжелательно. (Звучало это панибратски, чуть ли не как: «Зовите просто Петей!..») Ни фамилии, ни места службы, ни занимаемой должности.. Судя по всему, уважаемый Пётр Филимонович стремился занять в моей памяти как можно меньший объём, надеясь, что вот сейчас я встану и выйду из кабинета, напрочь забыв через секунду о его визите к начальнику районного угрозыска…

   А я и рад бы забыть!.. Да вот майор не даёт - уж чуть ли не подмигивает мне, явно желая, чтобы я активно подключился к их, надо полагать, скользким и напичканным замаскированными минами переговорам…

   «Пётр Филимонович – из областного управления государственной безопасности!.. Наши коллеги, оказывается, тоже имели виды на гражданку Скворцову, и теперь - интересуются, как идёт расследование…» - весело доложил мне начальник угро с таким видом, словно отчитываться о содержании своих разговоров с посетителями перед нижестоящими сотрудниками для него - в порядке вещей, и вот сейчас, доложив мне обстановку устно, он не преминет ещё и письменную докладную на моё имя сочинить…

   Но это я лишь много позже просёк подтекст его реплики, тогда же - не обратил на неё должного внимания, сражённый только что прозвучавшей информацией. Госбезопасность интересуется смертью заурядной проститутки?.. Причём - делает это не по телефону, а прислав одного из своих сотрудников в немалом звании?.. Что, у гэбешников на этот «курьерский» случай не осталось уж прапорщиков и лейтенантов?.. Да и вообще, на фиг им эта массажистка?!.

    Пётр Филимонович чуть качнулся на своём стуле. Личико у него оставалось добрым и безмятежным, то есть - никаким, но лёгкая порозовелость щёк выдавала: недовольство… Майор-ментяра явно подставлял его, вынуждая ввести в ситуацию ещё одно, совсем не обязательное для гэбешного дельца ментовское звено, причём - мелкого пошиба…

   Возникни в будущем надобность (для соблюдения режима секретности) устроить зачистку свидетелей - придётся нейтрализовывать уж не только одного начальника розыска, но и этого молоденького старлея, а с удвоением количества ментовских жмуриков, сами понимаете, число возникших проблем автоматически удваивается!..

   «Не то чтоб виды мы на Скворцову имели, а так просто… Тёрлась она вокруг валютных баров, к иностранцам пыталась клинья подбить… По долгу службы мы и такими обязаны интересоваться!..» - стараясь не казаться сердитым, пояснил подполковник.

   Мы с Дубком понимающе переглянулись. Само собой, без балды - если проститутка норовит познакомиться с иноземцем, и почаще мелькать в местах их постоянного кучкования, то наши «соседи» всенепременно тем путанам садятся на хвост, а потом, в случае их скоропостижной кончины, любезно захаживают в РОВД - узнать, пойманы ли убийцы, и не нужна ли милиции могучая гэбешная помощь?..

   Правда, в своей практике с подобным лично я, к примеру, никогда не сталкивался, но подумаешь - пятый год в розыске парюсь!.. А другие, которые в угро по 20-30 лет отпахали, наверняка подобные случаи измеряют миллионами!..

    Майор начал говорить что-то нейтральное, подполковник - отвечал ему вполне дежурными репликами, они перекидывались словами как мячиками в пинг-понг… Один только я помалкивал, боясь по непониманию обстановки ляпнуть что-нибудь лишнее, а потом из-за этого - вляпаться в дерьмо по самые уши…

   Никто не знает, чем нынче в реальности занимаются органы госбезопасности. Раньше, ещё при Советской власти, у них было три главные функции: ловить шпионов, мордовать диссидентов и через разветлённую сеть сексотов (их ещё называли «негласными помощниками») - следить за настроением общества…

   Теперь всё поменялось. Своих шпионов к нам Запад больше не забрасывает - их вполне заменяют толпы спонсоров и благодетелей, понаехавших в нашу страну со всех сторон, и скупивших здесь, похоже, уж всё, что имело хоть какую-нибудь практическую цену…

   Про диссидентов смешно и вспоминать…А о настроении различных общественных слоёв и социальных групп вполне можно узнать и из наших газет самой различной направленности… Полистал толстую пачку свежей прессы, и уже знаешь абсолютно всё. что и о ком народ думает…

   Так что все главные обязанности у гэбешников отобрали, ничего нового взамен на них фактически не взвалив… Но штаты остались прежними, и - большими!.. Так что прежнее здание бывшего Энского управления КГБ СССР за нынешними госбезами и осталось, причём – явно не пустынное… Все прежние кабинеты были заняты новыми (точнее - перекрасившимися в новых!) хозяевами, и без дела никто из них не сидел…

    …Так что же то были за дела?!.

   Время от времени в газетах проскальзывало что-то о сегодняшних подвигах чекистов. Там-то ими арестованы коррупционеры…. А там - изъяты наркотики в огромных размерах… А здесь - пресечена незаконная экономическая деятельность в огромных размерах…

    Но ведь тем же самым занималось и множество других, куда более приспособленных для этого госструктур и органов - милиция, прокуратура, налоговая полиция, контрольно-ревизионное управление, да мало ли кто ещё…

   Совсем не к чему было подключать сюда и госбезопасность, во всяком случае - не казалось это обязательным и непременным условием для успеха, только путалась она зачастую у всех под ногами и мешала. И хорошо - если мешала случайно, а не по каким-то своим, не ведомым нам важнейшим госбезовским мотивам!..

    Сильно подозреваю. что в этих условиях главнейшим делом большинства госбезов была… пьянка!.. Да-да, самое элементарное назюзюкиванье в своём служебном кабинете, средь белого дня и прочих обязанностей...

   Закрылся изнутри, отключил все телефоны, достал из сейфа заветную бутылку, и давай измерять её ёмкость в глотках!..

   Когда-нибудь придёт и их час… (Эти строки писались в 2000-м году). Свернут демократию с болтливыми газетёнками, и рассорятся с щедрыми на обещания Западом, снова замелькают в нашей пропаганде тогда: «Враги -
кругом и повсюду!», понадобится приструнить разболтавшееся общество, - тогда-то гэбешники и выскочат из временного забытья, вернув прежнюю силу… А пока - шиш, только водку пить, да из окон своих кабинетов на происходящее вокруг нас недоумённо-настороженно щуриться…

   Но попадались среди нынешних госбезов и люди неуёмные… Не хотелось им - в долгой засаде ждать своего часа, а хотелось - уж сегодня попробовать себя в деле!..

    Некоторые, с фанатичной загогулинкой в мозговых кривоватостях, пытались преданно служить некоей державной идее, пахать самоотречённо на государство, причём - не на нынешнее, воровато-подленькое, которое все ныне видят перед своими глазами, а - на будущее, которое-де когда-нибудь неизбежно придёт ему на смену!.. Вот за эту, придуманную ими, и в реале никогда не существовавшую державу они и готовы были кому угодно порвать пасть и отшибить рога!..

   Другие же, более разумные, уж всё про наше славное государство «пробили» до упора, и теперь пользовались предоставленными им службой знания и возможности для набивания деньгой собственных карманов, стремясь выбиться из державных лакеев в «первачи», в хозяева жизни, в «премьеры»… Многим это и удавалось (взгляните только на тех, кто сегодня косяками валит в министры и Президенты!), другим - не очень, но и те, кто - «не очень», ссыпали в кармашек звонкую сумму в конвертируемой валюте, вполне достаточную для безбедного существования после неизбежного ухода на пенсию…

   …Умный и деятельный госбез урвать свою долю от общего пирога в современных условиях сможет без особых затруднений. Ведь сотрудников именно этого учреждения отличали два главных достоинства: высшая стадия цинизма (опирающаяся на отличную проинформированность о положении в державе), и беспредельная, воистину звериная жестокость (за которой – все те злодеяния, что вчера и позавчера делались госбезами во имя и по указке государства, и которые приучили их, в отличие от тех же ментов или «прокурорских», лить кровушку вёдрами)…

   …Одна из любимых забав госбезов ныне - отстрел части преступных «авторитетов», по каким-либо причинам ставших неудобным сильным мира сего. Делается это чужими руками…

   Киллеры в большинстве случае случаев - понятия не имеют, кто является их заказчиком… Ставших ненужными исполнителей - убивают. Но и «засветись» они, попадись в руки правосудия - беды особой нет, - ни на кого серьёзного не выведут…

     В самом худшем случае «шестёрки» могут вывести лишь на парочку каких-нибудь «семёрок», а пока их раскрутят - будут ликвидированы «восьмёрки» и «девятки», в результате чего идущая от криминальных «семёрок» к чекистким «королям» и «тузам» ниточка - прервётся.

   Устранение «авторитетов» - освобождает жизненное пространство для других, более удобных (в том или ином раскладе власть имущих) игроков, и каждый раз это будет выгодно либо некоему придуманному руководившим операцией гэбешником фантому («будущему идеальному государству»), либо же - самому руководителю операции, персонально… Одних прибрал, от других получил инвалютную благодарность, - вот вам и совершенно секретная чекисткая операция!..!..

   Наш простецкий плешивец, кажись, был именно из тех самых, не желавших тихонечко алкоголизоваться, инициативных госбезов…

   Именно к такому выводу приводило наблюдение за его повадками - за теми же обсыпанными перхотью плечами, например… У него что, не хватает зарплаты на приличную одежду и хорошего косметолога?!. Не верю!.. Сколько мизерной ни была бы его официальная зарплата, но на то, чтобы казаться не огородным пугалом, а действующим офицером контрразведки, - хватит вполне!..

   Следовательно, его перхоть - такая же маскировка, как и затрапезная одежда…. Он сознательно хочет казаться неопасным, стало быть - он опасен, он очень опасен, он опасен по-настоящему, а не так, как пытаются смотреться опасными всевозможные накаченные мускулами Шварценеггеры… Их цель - казаться грозными, тем самым отпугивая от себя потенциальных противников… Их «яркая» расцветка - это способ защиты…

   Но тому, кто готовится не защищаться, а нападать - выглядеть грозным вовсе не желательно!.. Зачем настораживать врага своим внешним видом?.. Наоборот, надо выглядеть беззащитней, чтоб тебя не опасались, и не ждали подвоха… Выждать момент, и - внезапно разить сокрушительным ударом!.. Любой противник, застигнутый врасплох, уже наполовину побеждён!..

   В ожесточённой схватке побеждают обычно тот, кто умеет бить внезапно и смертельно!..

   …И бойтесь в первую очередь - тех, кто старается казаться неопасным!..