untitled

нескромная философия глава2
Глава 2


   Есть мир физический (плотный), и есть мир тонкий. Но изначально не было ничего.
   Как только, прямо стоящее существо осознало «физику», «вышелушив» её из окружающего единого мира, появился новый -- человеческий вид. Или, скорее, новая разновидность. Ведь биологически человек, это есть «хомунус». А он не всегда был «сапиенс». В эту позицию его вывел тот самый момент активизации аппарата разума, с последущей инсталляцией: выделив из окружающего мира область сознания, мы, тем самым, получили, как остаточную массу, область подсознания. Это с точки зрения внимания восприятия. А вот пройдя «обработку мозгами», сквозь призму разума «просачивается» несколько видоизменённое внимание: мир физический становится «конкретным», мир «не физический», то есть, та совокупность понятий о нём, которую мы можем зафиксировать, как реакцию на мимолётное его восприятие нами – миром абстрактным. Существует мнение, что именно обладание «абстракцией» делает нас людьми. Если Вы спросите мнение автора, то это правильно. Хотя бы потому, что... другого мнения быть не может, так как сам вопрос, это есть одна большая абстракция, с «полным набором» определений, и целей этих определений, работающих в одном едином направлении. Потому что, если сказать, что человек стал человеком, как только произнёс слова любви, это значит, сказать то же самое. Любовь – часть огромной абстракции, делающей человечество человечеством. Немаловажной частью этой абстракции также является общество -- как система, обладающее своим «набором» элементов, в свою очередь, тоже делающее нас людьми.
   Спектр факторов, определяющих наше «человечество» -- неимоверно обширен. В наших мозгах мы «делаем» «перекроенные» на человеческий лад вселенные. Мы определяем мир, а, так как, определение есть еденица информации, то определяем мы его информативно. Но, чтобы оперировать понятиями, их действительно нужно абсорбировать в отдельные еденицы -- в сжатые цельные элементы, обладающие свойствами разнородности по отношению друг к другу. Разница рождает определение. А для «упаковки» определений, человек стал использовать звуковые обозначения. Каждый элемент мира требовал названия, -- это «системное требование» разума: начало всех его начал; и в этом начале было слово.