Владимир Куземко

Смерть-40. Версия Аврахова.
               Глава 40. ВЕРСИЯ АВРАХОВА.

  ..Себе в этой истории Паша отвёл роль хоть и не совсем - «заблудшей овечки» (всё ж в прошлом – дважды судим!), но в целом - человека сугубо положительного, можно даже сказать - хорошего…

     После отсидки (стечение роковых обстоятельств плюс подлость приятелей, которым хотел лишь добра!), уже охраняя личную собственность отдельных богатых граждан, планы на своё будущее имел он сугубо мирные: получить высшее образование, завести собственный бизнес (скажем - частное охранное агентство), жениться на умной и порядочной девушке, способной стать заботливой матерью его будущих детишек…

   Под громадьё этих планов свою жизнь в последние год-два и налаживал… В частности - познакомился с молоденькой Аллочкой Скворцовой.

   «Честное слово, не знал тогда, что она… шлюха из борделя!.. Вначале ведь говорила мне, что в косметическом салоне трудится… - скривился Павел. - Это уж потом я узнал, кто и что она, и на чём конкретно её салон специализируется… Но - не кинул её сразу… Знаете, так успел к ней привязаться!..»

  Короче, юная тёлка запудрила мозги уж казалось бы взрослому и много повидавшему мужику, втюрив его в себя по уши, а когда понял он, что вовсе не непорочная девственница она - как-то уж и жалко было кидать…

   Регулярно встречались… (Причём по настоянию Аллы - почему-то украдкой).

   С ней было интересно - умная, заводная, фонтан энергии, и в постели всё умеет… «Но она же иногда становилась невменяемой, честное слово!.. Несла всякий вздор, по пустякам закатывала скандалы… И нужны ей были только бабки, причем - как можно больше!.. Ради них готова была пойти буквально на всё!..» - вздохнул бессеребренник Аврахов.

   Но что самое возмутительное - она стала подталкивать его на то, чтоб они совместно прокрутили ряд опасных эксов… В частности, предложила ограбить нескольких очень состоятельных людей, причём прямо заявила, что при попытке сопротивления жертвы будут безжалостно уничтожаться!..

   Ну а он, Павел - безобиден как божья коровка… Ну как ему, такому - и живых людей на тот свет отправлять?!. Не с руки ему мокрушничать, да и обратно в тюрягу - не хочется…

   Стал отнекиваться, ссылаясь на занятость на работе и по учёбе, пробовал даже с Аллой расстаться… «Но она ж как клещ: вцепилась - не оторвёшь!..»

   Начались между ними всевозможные ссоры-раздоры, пошла ругань да раздрай, - иногда, впрочем, сменявшиеся коротенькими промежутками прежних «добрых» отношений и совместных милований на лоне природы…

   7-го мая у Аллы должен был отмечаться день рождения (планировали празднование в любимом обоими кафе «Кальмар» на Лазоревом бульваре). . 5-го мая Скворцова позвонила ему на работу, предложив встретиться поздно вечером на косе, для какой-то важной беседы.

   Намекала, что хочет «заказать» Паше подарок на свой день рождения, но что-то в её голосе бдительному Аврахову не понравилось… «Она ж - психопатка, даже хвасталась как-то, что уже убила однажды какого-то оскорбившего её негодяя… Ей человека замочить - что мне высморкаться!..»

   И решил безобидный Паша подстраховаться, прихватив с собою на эту встречу приятеля, Дениса Чеботаря…Тот, оказывается, уже несколько раз общался с Аллой, и она его в лицо знала, так что его присутствие на косе не могло удивить её, но будь у неё какие-то плохие намерения в отношении Аврахова - при Денисе она реализовать их не смогла бы…

   Встречу наметили на 22.00, на косе. Но прошло и 10, и половина одиннадцатого, а поджидающие Аллу в условном месте у высокой вербы приятели лишь напрасно всматривались в окружающую тьму - её не было.

   Особо их это не удивляло. За ней подобное замечалось и раньше: забьёт «стрелку», скажем. на восемь часов, но - не подходит, а прячется где-либо в сторонке, наблюдая: всё ли чисто вокруг, и не привёл ли ожидающий её с собою - «хвост»…

   «Всё в разведчики наиграться не могла!» - снисходительно пожал плечами Паша. Рассказ его лился легко и плавно, но по мере приближения к роковой развязке он начал приметно медлить, держа паузы, и явно размышляя, какими словами передать произошедшее, а точнее - то, что он под видом произошедшего старался нам преподнести…

   …Пришла Алла около одиннадцати. «Подходит - весёлая такая… чем-то возбуждённая… На Дениса зыркнула, но ничего не сказала, хотя заранее о его присутствии мы не договаривались… Предложила погулять по берегу… Повела нас по косе, к берегу. Двинулись к воде сквозь кусты…»

   Длинная пауза, во время которой Аврахов окончательно обдумывал то фуфло, которое сейчас собирался нам всучить.

   «Сунул» вполне правдоподобное… «Скворцова вела какие-то мутные базары ни о чём, а сама явно заманивала нас обоих в самую чащобу… Зачем?.. Ясное дело - чтобы убить!.. Я слишком много знал о её преступных замыслах, и вполне мог сдать её ментуре…Ну а Чеботарь - ненужный свидетель. Не оставлять же его в живых!..»

   Павел всё понял, но - заранее примирился со своей участью, не желая причинять Алле зло доже и из-за самообороны… Однако Чеботарь, тоже почуяв нависшую над ними угрозу, решил поступить по иному…

   «Я отошёл в кусты, отлить… Возвращаюсь минут через 5-6, смотрю: Алла лежит на земле, с разбитою головою, а Денис стоит рядом, и глаза у него дергаются и вытаращены, как у психа… Говорит: только что Алла набросилась, пыталась пырнуть ножом, но он отбил удар… Тогда она выхватила пистолет из сумочки, прицелилась… Он увернулся, схватил валявшийся в траве ломик, и как шарахнет её по черепушке… А потом ещё и верёвкой придушил, для верности… Когда я это услышал, когда увидел Аллу мёртвой - хотел сразу убежать… Но Чеботарь не дал, говорит: «Надо бросить труп в воду!.. Если б я отказался помочь - он и меня убил бы!» - всхлипнул носом затюканный всеми амбал.

   Под психологическим влиянием молодого приятеля он помог дотащить мёртвую Скворцову до воды, там они привязали к шее трупа камень, и отпихнули его подальше от берега…

   А потом - разошлись.

   «Сумочку и пистолет Аллы я забрал с собою… - сразу поспешил уточнить Аврахов, понимая, что этой подробности в любом случае не скроешь. - Сумку я потом выкинул в мусорный контейнер, а оружие - спрятал в нычке, в сарае одном… Дней через шесть сбыл его… одному «хмырю»… Он как раз огнестрелкой интересовался, а я понимал, что «ствол» палённый, и лучше его «скинуть»…»

  Аврахов собрал все морщины на лице в один скорбный узор, поднял на меня ловящий мою реакцию на услышанное взгляд, скупо усмехнулся: «Понимаю, что обязан был немедленно пойти в милицию, и рассказать о преступлении Чеботаря, но… Не смог выдать друга!.. Мне много могут дать - за «недоношение»?..»

   «Размечтался, орёл!» - про себя хихикнул я, оставляя лицо строгим и значительным. Вслух же - высказал уверенность, что «суд учтёт и примет во внимание все обстоятельства», и тут же - заставил Аврахова подписаться под каждой страницей протокола допроса с его признаниями.

   С этим протоколом тотчас помчался к начальнику угрозыска - докладывать о первом успехе в этом деле…