Отто Габсбург в Черновцах
* * *
Чернівці, Чернівці, ви -
як в морі плавці,
У всесвітнім розбурханім морі.
Що пливуть по світах, що летять, наче птах,
А над вами - і сонце, і зорі.

По світах, по свiтах -- в круговерті доріг,
Вже не перше, не друге століття.
А над вами, неначе святий оберіг,
Буків срібних видзвонює віття.

Серед віхол і мли ви притулок
дали
Не одному народу в негоду
І в негоду навік ви свою зберегли
Українську нескорену вроду.

Чернівці, Чернівці, звиті
із теплоти,
Місто, славою доброю вкрите.
З Чернівцями не можна, панове,
"на ти",
Чернівцям треба "Ви" говорити.

Шапку скинувши гречно свою
з голови,
Я вклоняюся рідній родині:
- Чернівці, Чернівці, Чернівці мої,
Ви
В цілім світі (у цілім!) єдині!

(ПІСНЯ ПРО ЧЕРНІВЦІ. Из интернета. Автор неизвестен)


Мне прислал из Ашкеназа Гольдман Вилли,
Ностальгией переполненный земляк,
Кучу очерков о том, что не забыли
В Черновцах – и не забудется в веках.

Мне достанет поэтической работы:
Эти очерки вливать в свои мозги,
А потом наполнить строки, точно соты,
Медом светлой ностальгической тоски.

Ностальгией рамки времени раздвину,
Капли меда соберу со всех сторон...
...Не она ли привела на Буковину
Отто Габсбурга, который, ясно, «фон».

Сын последнего имперского монарха,
Полиглот, и политолог, и плейбой.
С непосредственностью милой патриарха,
В Черновцы явился, как к себе домой...

Возраст возрастом, но не видать коллапса.
Память ясная – и удальство в глазах:
-- А пойдемте-ка да и пригубим шнапса! –
Заявил сопровождавшим в Черновцах.

Эра Габсбургов для града – золотая.
Невозвратная счастливая пора.
С книжным знаньем, то, что видел сам, сплетая,
Выдает философемы на-гора.

Он в двенадцатом родился, в прошлом веке...
Что-то важное, наверно, пронеслось
Из дворцовой венской жизни в человеке,
В коем столько эпохального сошлось.

Он и с Рузвельтом, и с Черчиллем встречался,
Был с Литвиновым на дружеской ноге...
И таким демократизмом отличался –
Обращался, словно к равному, к слуге...

А Владимир Алексеевич Килинич,
С кем я также в переписке состою,
Отмечал, что память Габсбурга не клинит,
Все запомнил... С восхищеньем узнаю:

Погулял он и по Кобылянской-штрассе:
Мама Зита, им беременная, здесь
Погуляла век назад, при ней – в кирасе –
Папа Карл, полковник... О минувшем грезь...

Вилли Гольдман мне прислал чудесный снимок:
Отто Габсбург. Виз-а-ви – Иосиф Бург...
Два ровесника, два старца, будь же к ним, Бог,
Милосердным, дай пожить без гроз и пург.

Жаль, за строчками ты снимка не увидишь.
Столько радости в той встрече мудрецов.
Бург Иосиф пишет повести на идиш
В коих отзвук и австрийских Черновцов.

Вот они друг к другу нежно тянут руки,
Могут многое друг другу рассказать.
Оба венцы, полиглоты, оба... – Бурги,
Злое время их пыталось растерзать.

Дай им, Господи, потолковать подольше...
Может, важное потом откроют нам...
Пусть журчит их диалог на венском дойче,
Возвращавшем к ЧЕРНОВИТЦким временам...
Замечания

Вас интересно читать и признавать, возможно, я что-то, а скорее всего слишком многое, не понимаю в сердцах откликаясь

с Уважением, Анатолий

Vilkomir  ⋅   10 лет назад   ⋅  >

Полагаю, что Вы все поняли. Спасибо за то. что откликнулись...

Семен Венцимеров  ⋅   10 лет назад   ⋅  >