Владимир Куземко

Смерть-45. Заключительная стадия.
                        Глава 45. ЗАВЕРШАЮЩАЯ СТАДИЯ.

        Следствие вступило в завершающую стадию.

   Аврахов и, частично, Чеботарь - доказывали, что убийство проститутки Скворцовой было вынужденно её невменяемым, опасным для окружающих поведением, а потому они лишь оказали обществу услугу, своей превентивной акцией спася от гибели тех, которых эта вооружённая до зубов негодяйка планировала убить, якобы - по приказу неких «тёмных сил»…

   Уголовный розыск, из-за кулис управляемый хитроумным Петром Филимоновичем, имел целью прямо противоположное: сделать железобетонной и довести до суда следующую версию:

   Никаких «тёмных сил» в этом деле нет и в помине.


      Отсюда вытекает, что никто преступных приказов Скворцовой не отдавал;

      Следовательно, никого убивать она и не собиралась, - зачем ей это?!.

      Не вооружена, потому и не опасна, - обычная девушка, полу - дитя!..
   
       Кстати - и не проститутка вовсе!..

   Почему же, спрашивается, Аврахов с Чеботарём убили её?.. Да потому, что - сволочи!..

   Это ж - как два пальца об асфальт…

   Они воровали машины. Попытались и Скворцову вовлечь в свой преступный промысел. Честная Алла отказалась, неосторожно пригрозив разоблачением. Тогда её заманили вечером на косу и шлёпнули… А теперь - ещё и пытаются оклеветать посмертно!.. В общем, окончательный стыд и совесть потеряло это бандитское отрёбье…

   При активном соучастии следователя Могилевского (полагаю, Пётр Филимонович посетил следака, напомнив, сколько именно взяток и у кого конкретно тот взял за последние несколько лет) мы подправили уже имеющиеся в уголовном деле материалы.

   Все клиенты «массажистки» Скворцовой, ранее рассказывающие о многочисленных сексуальных контактах с нею, переписали показания в духе того, что никакого секса с нею у них не было и в помине - только массаж…

   В деле появилась справка о том, что салон «Эсмеральда» - это не какой-нибудь третьесортный бордель, а вполне солидное медицинское заведение, оказывающее услуги в сфере лечебного массажа.

   Другая справка свидетельствовала: Скворцова - опытная леч-массажистка, своими умелыми ручками излечившая множество лучших людей города от импотенции, простатита, геморроя, рака, СПИДа, прочих хворей и напастей… Попутно сообщалось, что в этом году она собиралась поступать в Медакадемию (между прочим, при обыске на её квартире среди книжек никаких учебников я не заметил, так что в её планах поступать сомневаюсь, - до этого ли было ей, готовящейся к кровавым акциям и бегству за рубеж?)… А раз собиралась поступать, то как бы и - поступила, и даже - закончила… Вот и выходит, что убитая - не просто кристально чистый человек, но и, практически, представитель самой гуманной в мире профессии!..

   Тренер секции каратэ, которую посещала Алла, дал своё заключение о степени её подготовленности. Оказывается, ученицей она была неспособной и ленивой, Предел её возможностей - в спортзале ножкой в воздухе красиво помахать!.. И ничего другого… Ножом виртуозно владела?!. Ха, держите меня, тренера!.. Позанимайся она в секции ещё лет двадцать - может, на что-то и была б способна (уж больно тренер ей хороший достался), а так - виртуозно владеть она могла только ложкой, за обеденным столом!..

     Пистолет «CZ 75»?.. А кто его видел?.. Кроме Аврахова - никто. (Чеботарю Павел ведь про аллочкин пистолетик своевременно ничего так и не сказал - боялся, что тот, поняв, какой опасности во время акции подвергался, подымет размер платы)… Посредника, которому якобы Аврахов продал пистолет, найти так и не удалось, бесследно пропал куда-то… Отсутствие доказательств существования пистолета являлось явным доказательством его отсутствия… Вывод: Аврахов врёт, пытаясь изобразить Скворцову смертельно опасной, чтобы оправдать её убийство!..

    Нож Аллы также не нашли. (Аврахов выкинул его как опасную улику, вместе с сумочкой Аллы, на следующий же день после убийства). Значит – и не было никакого ножа!.. Оно и логично: зачем таскать с собою нож, если, по авторитетным словам тренера, Скворцова им и владеть не могла?.. Только б сама порезалась…

  Но как быть с показаниями самого Аврахова, который настаивал: «Скворцова готовила серию убийств «авторитетов» преступного мира… Утверждала, что её действиями кто-то руководит…»..

   Неприятные показания… Щекотливые… Способные вызвать множество вопросов у множества заинтересованных лиц, и создать кучу проблем другим влиятельным людям…

   Мы с Дубком (больше начальник угро никого из оперов к допросам Аврахова не допускал) взялись за него конкретно. Объяснили ситуацию: утверждаемое им во-1-х - заведомая неправда, лишь отвлекающая следствие с правильного курса, и во-2-х - ВРЕДНО даже и для самого Аврахова, лично…

   Чего он хочет, собственно?.. Чтобы в камере СИЗО, где он содержится, все урки узнали: он - главарь группы, готовящейся устранить (да чего скромничать - и уже устранившей!) - множество «авторитетов»?.. Да-да, именно он и есть главарь, тогда как Скворцова - лишь его невольная подельница, которую он безжалостно умертвил, когда она попыталась уличить его!.. (Ну кто ж поверит в обратное - что главарём как раз сама 19-летняя Скворцова и являлась, а 31-летний Аврахов - лишь один из её сообщников!..)

    Ну и сколько же надеется прожить Паша после того, как камера узнает, что он - убийца «авторитетов»? В эту же ночь его придушат, или только в следующую?..

   Всё эти милые разговорчики перемежались незамысловатыми побоями, вкупе с искренними обещаниями: заткни Аврахов в задницу свои никому не нужные домыслы, и согласись он с нашей версией произошедшего - на суде ему отвалят по минимуму…

   Убивал ведь в общем-то - Чеботарь!.. Аврахова же постараемся провести как свидетеля, лишь присутствовавшего при убийстве… Типа: вначале он действительно «заказал» Аллу, но потом передумал, и только-только хотел сказать об этом Чеботарю, как этот придурок внезапно и по своей инициативе начал действовать…

   «Год-два - максимум того, сколько ты получишь… Памятью дедушки - фронтовика клянусь!» - душевно заверил Аврахова начальник угрозыска. (Я только не понял: почему он клялся памятью дедушки, - ведь тот ещё жив!)

   И Паша - поверил… Захотел поверить…

   Из документов следствия всё упоминания о чёрных замыслах Скворцовой как-то незаметно испарились!..

   …Правда, чуть не испортил всю игру зам начальника районного угрозыска, и давний недруг Дубка лысоватый Коваленко.

    Внимательно просмотрев протоколы допросов Аврахова, он при мне вдруг заявил Дубку: «Не понимаю, почему следствие игнорирует его показания?.. Лично мне, например, кажется правдоподобным, что Скворцова - член какой-то неизвестной нам банды, готовящей устранение бандитов - конкурентов… Надо покопаться глубже!.. И, кстати, с каких это пор «Эсмеральда» - ПРИЛИЧНЫЙ салон? Все прекрасно знают, что жалкий бордель это, и больше ничего!»

   Дубок задумчиво похлопал ресницами. Сказал осторожно: «Над вашими словами надо подумать… Я вам завтра отвечу, хорошо?..»

   «Да уж, постарайтесь!» - самодовольно ухмыльнулся Коваленко.

   Звонил ли потом начальник угрозыска Петру Филимоновичу, или они лично встретились - не знаю.

   Но только утром следующего дня в РОВД нагрянула проверяющая комиссия из горУВД, - трое лбов с одинаково решительными выражениями физиономий.

   Весь райотдел в ужасе затаился, ожидая: по чью душу на этот раз! Оказалось - по душу замначрайугро Коваленко!..

   «Давно хотели проверить результаты вашей деятельности, товарищ майор!» - хмуро сообщил опешившему Коваленко старший группы. «П-п-пожалуйста…» - испуганно пролепетал тот.

   Три дня комиссия копалась в бумагах, задавала неприятные вопросы, и всячески намекала на то, что Коваленко - хоть и заслуженный человек, но при таком наборе профессиональных болячек, как у него, самое правильное – немедленно лечь в госпиталь, тут же начав оформлять свой уход на пенсию. Подразумевалось: : «Вали на хрен, а не то - посадим!»

   На 4-й день чуть ли не заплаканный Коваленко навсегда покинул райотдел.

    О, сколько же оперов с облегчением выдохнули из себя воздух, провожая его взглядами!.. Сколько кровушки успел высосать из нас этот лысоватый упырь…

   Оно конечно, лучше бы сделать другое: расстрелять его из автомата, растворить в серной кислоте, слить в унитаз и спустить в воду…

   Но - и так хорошо!..

   Хоть его харю больше не увидим…

  …Внимательный читатель наверняка заждался: когда же я вспомню давнее дело про убийство Мильмана?..

   Когда же скажу, что остались прямые улики, свидетельствующие, что это именно Скворцова его и замочила!.. Скажем - запись в её дневнике, или что-то из мильмановского барахла среди её вещей…

   Не осталось таких улик!.. Во всяком случае - прямых…

   Только - косвенные. Судите сами…

   Первое - по своему характеру и образу жизни именно Алла такое и так сделать и могла.

   Второе - как было установлено, Мильман в своё время несколько раз пользовался услугами «Эсмеральды». Следовательно, он МОГ знать Аллу.

   Третье - однажды Скворцова намекнула Аврахову, что на её совести - страшный грех, которым её теперь шантажируют «эти страшные люди»… Не убийством ли Мильмана тот страшный грех являлся?

  Четвертое, самое красноречивое - предыдущая квартирная хозяйка Аллы вспомнила, как в самом начале ноября предыдущего года Алла: «… пришла домой поздно вечером, возбужденная… Я сделала ей замечание - так она так нахамила мне!.. А утром смотрю: у неё на столе - бутылка французкого вина, пузатая такая… Названия не помню!.. Пустая бутылка, всё вылакала, мне – ни капли… Спрашиваю Аллку: хорошее ли вино хоть? Она скривилась: «Кислятина… « Я ещё подумала: «Зачем же покупала такое? Дорогое, небось…» А через два дня после этого мы опять поскандалили, и она от меня свалила…»

   Бутылка дорогого французкого вина - вам это ничего не напоминает?..

   …Разумеется, это ещё ни о чём не говорит, и ничего не доказывает.

   Но - всё же!.. всё же!..

  …Разумеется, подымать старое мильмановское дело и «привязывать» его к Скворцовой никто и не подумал: она же «безобидное дитя»!..


   …Как только дело приобрело должные кондиции законченности - его для «шлифования» ( а точнее - для окончательного заметания следов!) передали из районной в городскую прокуратуру. На последнем допросе Аврахов смотрелся бодро: наверняка ему и следователь Могилевский вешал лапшу на уши насчёт будущих перспектив.

   Вскоре после передачи дела мне позвонили из городской прокуратуры, попросив немедленно перевезти к ним из нашей камеры вещдоков все вещи убиенной…

    И тут я ступил: надо было предложить им самим найти машину для перевозки вещей, а я, подсуетившись, организовал райотделовский «уазик»…

    В числе прочего - забрали из моего кабинетика и больше-экранный телевизор, к которому я успел уж привыкнуть!..

  Жаль… А то, глядишь, не смоги найти транспорт городская прокуратура - и телик остался бы в моём пользовании…

   Самого себя, выходит, своим усердием я и наказал!..