Рома Файзуллин

Детский магазин
"Пусть твои депрессии и чувство
собственной чужеродности в этом
мире дадут тебе силы изменить его,
дадут тебе силы любить, но не только
себя одного... Убивая себя, ничего не
изменишь будешь рождаться снова
и снова, и грязные кухни и мерзкие рожи
сограждан будут тебя преследовать,
покуда ты не переживешь это все и не
растворишь внутри себя до маленького
комочка генных воспоминаний, называемых
опытом твоей души... "
7 раса


Я шел по длинному и широкому коридору мебельной фабрики. Повсюду стружка, пыль. Шум станков заглушал дикий крик в моей груди. Холодной болью пульсирующий в области солнечного сплетения и уходящий в коленные суставы… Видимо из - за волнения, я сегодня ничего не поел и уснул под утро, но это мало меня заботило. Слабости я не чувствовал.
Мне всегда нравится эти промежутки, когда приходится идти в другой конец фабрики, что бы, набрать воды во фляжки для заключенных…. Много всего обдумать можно, хотя обычно я придумываю строки для Нее, который почему то всегда забываю. Пройдя где то треть пути, я увидел как рабочии собирают красивый домик из разноцветных тонких досок, на козырьке которого была надпись: « Детский магазин – Смерть». А на стене большой плакат , сделанный Ею. На плакате молодая девушка и парень со спины. На каменном балконе, открывающем красивый вид в адский рай…. Наверное они счастливы. Красные буквы на плакате сигналили мне: «Ты умрешь». Хм -я невольно усмехнулся. Усмехнулся, потому что глупо в моем положении угрожать мне смертью. Напугала- еле слышно, для себя, пробормотал я под нос. И снова усмехнулся . Я уверен, на очной ставке все бы выглядело по - другому, но основной костяк смысла не изменился бы. Это временные трудности – заслышалось из –за дальнего станка. Это Петруха. Он здесь ровно на десять сроков дольше меня. Уже не помнит где здесь выход, и не знает, как сюда входил. Временные – временные…Все это временные…- фыркнул я продолжая не спеша идти.
На обратном пути я уже шел не останавливаясь, на рассмотрение плакатов развешенных здесь по Ее мнимому указанию. Странно, но, при беглом осмотре я их уже не видел…
Я зашел в подсобку и поставил фляжки на старый, обшарканный стол. Сел и с пустым, отстраненным взглядом стал напевать:
«Из далеких степей
отныне никто не вернется к ней.
У нее на груди
навсегда умолк жук скарабей…
Но она весела»
Александр Васильев

Эй! Есть кто в живых? – это Стас. Он тоже здесь заключенный, но не знает об этом. А потому и не думает о побеге или амнистии… Пойдем. Нам заказ срочный делать надо. А ты здесь спишь. Скоро Илья Викторович приедет…-поторопил он.

Ну что же, пойдем. Пойдем…
Замечания
ИксДэмаль Димамонд

_Уже появляются полувменяемые осмысленные такие мыслеформы, если б исчё совсем без ссылок на старых, страшных ведьм... Grin
_Чувствуется автор.

Оценка:  4
ИксДэмаль Димамонд  ⋅   10 лет назад   ⋅  >

ведьмочки-если я вас правильно понял-я вас правильно понял? Smiley 3 вообщем-эти ведьмочки-это самое дорогое, что есть у меня.вота Happy 3 спасибо.

Рома Файзуллин  ⋅   10 лет назад   ⋅  >

ИксДэмаль Димамонд

_Самое дорогое для чёрта Grin
_Я о произведении грю, а не о самом Вашем дорогом; ижъ как все отвратительно слиплось Wink 4

ИксДэмаль Димамонд  ⋅   10 лет назад   ⋅  >