Расул

Пачка сигарет
Обычный мужик средних лет, типичный семьянин, средний офисный работник по имени Люк как всегда вышел утром на работу и по дороге купил пачку сигарет «Camel» со вкусом чёрной смородины, которую он брал в этом киоске постоянно. Получив свою любимую пачку, он отправился на остановку. По пути к нему подошел здоровый мужчина весьма с цивильным внешним видом и попросил у Люка всю пачку «Camel». Люк удивился:
- Не понимаю вас, мужчина.
- Подождите, вы всегда курите эти сигареты?
Люк ответил:
- Да, уже как четыре года.
- Вот, я тоже такой же любитель «Camel» с чёрной смородиной, а взять их сейчас негде.
  Всё, что Люк мог для него сделать – это показать киоск воле его дома, но он вспомнил, что его пачку ему дали с витрины. И пришлось ему ответить мужчине сухим отказом. Тот был не доволен и ещё долго смотрел на Люка. А он увидел свой автобус и уехал на работу, забыв про этот эпизод. Правда, у него в голове прокрутился один вопрос: «Почему утром эта пачка оказалась последней? Наверное, не успели завести». Отработал день Люк нормально, как обычно и вскоре отправился домой. По дороге он думал о погоде: «Какое же хреновое нынче лето, ни одного ясного дня». Затем купил продуктов для семьи и вошел в подъезд. Открыв дверь Люк почему-то не услышал радостный возглас жены. Он вошел в комнату, там никого не оказалось. Стоило ему подумать, что жена просто куда-то вышла, как в ванной он увидел окровавленный труп своей супруги. Находясь в шоке он позвонил в скорую и полицию. У женщины обнаружили пять ножевых ран и больше никаких следов преступления. Полиция говорит, что она сама открыла убийце дверь. Люк начал набирать номер своих родителей. Никто не брал трубку. Старики любили вечерами сидеть на улице. Люк пошел к ним сам. И чуть не получил инфаркт. У дверей квартиры родителей он увидел кучу народа. Родители были убиты. Оказалось, что его один и тот же след. Люк уже не просто в шоке, а в глубоком депрессивном трансе. Он даже не удивился, когда пришла весть о том, что его сын, учащийся в Лондоне был также зарезан. И он, и полиция не могли найти ответ на вопрос: «Кто и почему?». Затем Люка уволили с работу и отняли квартиру. Главное, что юридически было все чисто. Работать в таком состоянии он уже не мог, а квартира была приобретена на ссуду за счет его зарплаты. Пожив некоторое время у родственников, его здоровье вышло из под всякого контроля. Люка пришлось положить в психушку. У него был целый букет болезней на нервной почве. Его состояние оставалось стабильно тяжелым. Родственники и друзья навещали его всё реже и реже теряя надежду обрести прежнего Люка. Сам он вообще не придавал значению чему-либо. Но спустя полгода, кое-что его всё же затронуло. К нему пришёл странный посетитель представительского вида. Люк не мог вспомнить его, но с мертвым интересом в глазах смотрел на него сидя в смирительной рубашке. Посетитель начал говорить:
- Это я всё сделал.
Люк сначала не понял о чём это он. А тот продолжал:
- Я убил твою семью. Я уничтожил твою личность.
Внезапно сознание Люка дало о себе знать. Находясь значительную часть своего времени в неподвижном и подавленном состоянии он резко закричал:
- Что?! Да как ты посмел, за что? Ведь я тебя даже не знаю!
- Не знаешь? – ехидно произнёс посетитель, - а помнишь я однажды попросил у тебя пачку «Camel» со вкусом чёрной смородины, которую ты зажопил.
У Люка началась истерика:
- Что?! Из-за пачки сигарет, из-за сигарет с какой-то ебучей смородиной!! Ты же чудовище! Ты больной! Ты больной! Ты больной!
Люк метался на кресле из стороны в сторону, едва не порвав смирительную рубашку. Он уже давно бросил курить. Его посетитель был спокоен. Он достал сигареты – те самые с чёрной смородиной и закурил одну. Пачку потом он положил на столик перед бесившимся Люком. Затем мужчина не громко улыбнулся, похлопал психа по плечу и сказал:
- Это кто из нас больной.
После этих слов он также спокойно ушёл. А Люк, уже успокоился, понимая, что теперь это так. Люк находился некоторое время в здравом уме, хотя от обреченности часто давался в панику. Через неделю ему стало гораздо хуже. Он мало ел, мало двигался, был спокоен и тих. Только всё время повторял слова: «Пачка сигарет, пачка сигарет». Больше он ничего не говорил.