Расул

Ебучие думы
Ебучие думы, тяжёлые думы. Что это, блядь, за хрень. Вроде нихуя не возникало, никакого косвенного повода для их появления. И тут на тебе! Подавись! Как будто кто-то подкинул в мозг кусок спидозной блядины. Жил, жил, особенно хорошо и беззаботно в детстве. Какие там, нахуй, моральные вопросы, даже до оральных не доросли; какие, нахуй, мысли о высоком; какие, нахуй, глобальные проблемы. Ведь всё было заебись: играешь, гуляешь, жрёшь сласти, тебя подмывают и все дела. А потом она тревожная мысля, вторая… И ты вроде разобрался с нею и дальше живёшь. Но потом ещё и ещё. Ладно. Опять прокрутил ту же пластинку и забыл снова. Одна ебучая мысля, вторая, третья и хуякс – ты уже в этом водовороте. Вот тут-то начинается: кто мы, что мы здесь делаем, как мы сюда попали (но этот вопрос и детстве не является загадкой), что будет с нами. И, вообще, какая наша миссия в этом мире. Каждый думает по-своему. Но ни один расклад не ложится на мозг как ладошка на жопу. Обязательно будет мучительная и терзательная дорога, называющаяся жизненным опытом. У кого-то долгая, у кого-то не очень. А кто-то, вообще, решит пойти напрямки. Даже если жизнь – поле, засеянное кактусами, которое нужно пройти босиком. Ну и ищешь ты смысл жизни. Находишь вещи, которые тебя радуют, сцепляешься за них. А это ебучее самокопание не отпускает тебя, и раз ты нашёл ответ на один вопрос, оно подсовывает тебе другой: стоит ли радоваться, в этом ли смысл. Типа такая риторическая заёбка «накоси-выкуси». Ну думаешь ты дальше, думаешь, думаешь. Опять пришёл какой-нибудь ответ, уже от усталости и безысходности. Но вот хуйня – ещё один вопрос (получи фашист гранату). Ты в край обкончался, что за блядство. Хочется убежать далеко, далеко, чтобы отвлечься от всего этого. Хорошо, нашёл чем себя потешить: поебался, побухал, а потом вновь пришёл на то же место. И думай снова. Потом дошёл до того, что уже не важно какой человеческо-ценный вопрос ты решаешь, уже, блядь, одна зараза – просто думай и думай над чем угодно. Теперь не важно над чем ты думаешь, важно просто думать. Но ты этого пока не осознаёшь, ты всё ещё в этом мозговом лохотроне. Следующая стадия: ты не пришёл никакому ответу и решил принципиально не забивать этим свою обдроченную голову. И узнаёшь, что так ещё хуже, всё приходится начинать заново. Ты смотришь на себя со стороны: вроде ничего не болит, ничего не случилось, но тебя что-то тревожит, какая-то пиздень. Ты даже понимаешь, что это ёбская мысля не нужна, но, ёбанный в рот, как от неё избавиться. Теперь ты не ищешь ответы на те вопросы, которые у тебя образуются от суходрочки серых клеточек, а думаешь как же выкинуть эти сранные вопросы. Как от них убежать. Убежать можно от кого угодно, но только не от них. Это такая наёбка, типа мы вам дарим подарок-утюг, но при условий, что вы приобретёте у нас товаров на целый вагон. Нельзя убежать, потому что пока ты бежишь, твоя башка будет бежать всегда с тобой вместе с его содержимым. Когда оба полушария сношаются между собой, ты прозреваешь: а ебать их нахуй. И все вопросы действительно отпадают.