Расул

Отрываемся по-чёрному
         - Алло, здорово Забор.
- Привет Крик.
- Чё, дрочешь?
- Нет, тебя через трубку ебу.
- Ах ты какой шустрый. У меня уже уши мокрые.
- Ха, ха, ха.
- Ну чё, идём отрываться по-чёрному?
- Я звонил Анчоусу. Он тоже согласен. Давай в 16:00 где обычно.
- Окей, чмыряла.
- Пошёл нахуй, выебанный ухогорлонос, увидимся в четыре.
У ребят было три часа, чтобы собраться в центральном парке города. Забор был толстым и добрым. Всегда против конфликтов, но если приложится к удару, с его габаритами сопернику не позавидуешь. Характер у Забора вполне спокойный. Другое дело Крик: вечно нервный, дёрганный, доёбистый. Крик был первым подозреваемым на какую-нибудь хуйню, устроенной этой бригадой. Анчоус совсем иной: он скорее не понятный, чем разнообразный, но ему это похуй. Анчоус – человек-либерти, без условностей и нехватки собственного самомнения. Он любит добавлять огонь туда, куда другие не догадаются и тогда, когда от него этого меньше всего ожидают. Но результат в таких случаях бесподобный. И вот время прошло. На месте встречи уже стоит Забор. Неторопливый, пунктуальный, но внутри всё по-другому: «Сука, блядь, чё я так рано. Если эти уроды не появятся, о, вот и Анчоус. Твоё счастье, педрила»:
- Здорово братан! Хуй по дороге не потерял?
- Да вроде нет, посмотри.
Не подходит, а подбегает Крик:
- Вы чё, суки, охуели, блядь, я вас на том конце два часа жду. А вы, суки, тут третесь!
Забор хлопает его по плечу:
- Да ладно, не кипятись, хочешь мы тебя вдвоём потрём. Ты как, Анчоус, непротив?
Решив подумать о ближайшем вечере, ребята сели в кафе и для лёгкости мысли взяли по пиву. Базарили они о всякой хуйне, а пиво постепенно вставляло и они базарили ещё острее. Потом взяли по второй и через некоторое время Крик сказал:
- Ладно пацаны, щас допьём и пойдём искать цыпок.
Забор:
- А трахать их где? Под забором что ли?
Девчонок было завались. Парни обращали внимание на скамейки, где нежились киски и взглядом кормили пьяных кобелей. Обойдя парк несколько раз и осмотревшись, Крик решил переходить к действиям. Его нетерпеливость и бестактность привело по началу к не очень приятному эпизоду. Две бабы сидевшие на одной из скамеек, всякий раз глядели на поцов, что заметил Крик подходя к ним:
- Чё девчонки, отдыхаем?
А те на него уставились и молчат. Крик переспросил. Вдруг за девчонками завиднелся здоровый пацан и спросил у Крика:
- Какие-то проблемы? Чё надо от них?
Крик всё понял, но его обида на неудачу перешла в ярость и он стал заводиться:
- У нас нет никаких проблем. Это у тебя сейчас они возникнут если не заткнёшься!
Тот поц был спокоен и ехидно улыбнулся демонстрируя внешнюю удивлённость столь наглым поведения оппонента:
- Вы их знаете? – обратился он к своим подружкам. Те ответили, что нет. Тут Крик перегнал палку:
- Ничё, ещё узнают. Все части тела если ты, сука, не сьебёшься отсюда.
Не успел Крик договорить, как он получил охуительный удар в ебало, который повалил его на землю и, прямо говоря, обескуражил. Потом Забор не торопясь начал затягивать рукава, не скрывая тем самым, что собирается ответить за друга. Но в это время вокруг них собрались дружки этого пацана, ещё поздоровее. Забор засучил рукава. Это он сделал гораздо быстрее. Агрессивные взгляды неприятелей давали понять, что собираются серьёзно вставить всем троим. Спасла лишь корректность Анчоуса, который тактично извинился перед ними и девчонками и отвёл друзей в сторону. Конфликт был исчерпан. Но эта история только разозлила пацанов и они решили найти кого-нибудь попроче и дать ему пизды для разрядки. Искать жертву пришлось недолго. Также недолго, как и придумать план по его выполнению. Им навстречу шёл молодой поц, примерно моложе их лет на пять. Он базарил с кем-то по мобильнику. Когда мимо него проходил Забор, который спровоцировал его на толчок плечом, поц выронил трубку. Подбежал Анчоус, подобрал телефон и безжалостно разъебал его. Тот парнишка начал возмущаться, и тут в дело вступил Крик, который отвёл его к лесной части парка и отпиздил пацана. Ребятам стало немного легче, но их настрой уже не был таким спокойным. Они действительно отрывались по-чёрному. Они сели в кафэшку и заказали пиво. Рядом с ними сидели две молоденькие школьницы. Они вели себя очень скромно и смирно. Ели плитку шоколада запивая её фантой. Пацаны сразу обратили на них внимание, и Анчоус решил заговорить с ними. Но совершенно свободно и отвязано, не боясь, что их отвергнут и не скрывая своих животных потребностей:
- Эй, соски, идёмте к нам, с нами веселей!
Бабы посмотрели на него и промолчали. А он продолжал:
- Вы чё, целки что ли? Давайте мы поможем вам избавиться от этого комплекса.
Результат, как и ожидался, был нулевой: бабы встали и ушли. Поцы даже не расстроились, они понимали, что это и есть отрывание по-чёрному. Пока ребята сидели за столиком, они несколько раз облили пивом своих соседей и вместо извинений наорали на них; и послали нахуй мальчика, который продавал цветы, прежде отняв у него все букеты, после чего раздали их продавщице и зрелой даме, несмотря на то, что она сидела со своим мужем. Его, кстати, тоже пацаны послали нахуй. Не успев забыть о малолетках, как они послышали бабский зов в их адрес. Пацаны своим хамским поведением привлекли внимание трёх лёгких девушек. Ребята обернулись и увидели как на другом конце кафешки их звали неплохие лярвочки. Они тут же двинули к ним. Усевшись, все быстро познакомились и нашли друг с другом общий язык. Забор и Крик в момент разговора успевали по сто раз отмацать все части тела баб. Анчоус держал себя на дистанции, но чувствовал, что всё в его руках. Ещё немного поговорив, одна из тёлок предложила провести остаток вечера и ночи у неё на хате. Родители уехали на дачу. Поцы безусловно согласились. Когда они направлялись на место, Анчоус с кем связался по телефону и на некоторое время отлучился. Остальные прождали его на остановке, но не жалели о времени, право им было чем и кем заняться. Все, как ладошкой по пизде, нашли себе пару. Анчоус сошёлся с модницей, но капризной и стервозной; Крик завязался с хозяйкой; а Забору, как всегда, досталась оставшаяся. Она оказалась толстой и прыщавой, но Забора это не расстроило. Сейчас, его опьяненная голова и долгое половое воздержание с редкими механическими актами онанизма, говорили о том, что он готов её трахнуть. Наконец, дождавшись Анчоуса они пошли на хату. Придя в квартиру они сразу расположились в зале и принялись бухать, обнявшись каждый со своей пассией. Они немного шутили и сосались. Всё было спокойно до тех пор, пока не раздался звонок в дверь. Это оказался парень хозяйки. Посмотрев в глазок, она попросила всех, особенно парней сидеть тихо, говоря, что тот скоро уйдёт. Она открыла дверь, они поцеловались. Он сразу почуял неладное. Хозяйка сказала, что у неё подружки и они готовятся к экзамену. И тут Забор чихнул. Тот поц крикнул:
- Кто там?
Выбежал Крик и попросил незваного гостя завалить ебало. Тот продолжать возмущаться, но пришёл Забор, навалял ему под пердачник и спустил поца по лестнице. После этого случая все как-то притихли, Крика даже начало клонить ко сну. Затем за дело взялся Анчоус. Он встал в середине комнаты, достал из кармана три косяка и сказал, глядя в сторону Крика:
- А как насчёт вот этого? Качественная травка быстро поставит тебя на ноги.
Теперь было понятно, куда он отлучался. Никто не отказался. Впыхнули все. Стало действительно повеселее. Тёлки безостановочно хихикали. Анчоус завёлся как бешеный, его пробило на танцы. Он сделал музыку погромче и стал дико и рьяно отплясывать. А Крик в конец отрубился. Наркота подействовало на него с обратной стороны, противоположно ожидаемому результату Анчоуса. Теперь его было не разбудить. Да ладно с Криком. Вот реакция анаши на Забора было умопомрачительной: проходя мимо коридора, хозяйка заметила, как Забор сидит возле входной двери и облизывает подошву тапочек её бабушки. Она окинула взглядом второй тапок, лежащий рядом. Он был чистым, а значит уже вылизанным. «Лучше всякого крема. Может мои сапожки так почистит» - подумала девка. Время шло. Пора было определяться с ночной частью программы. Хозяйка едва увела спящего Крика себе комнату. Она было недовольной, на её лице было видно, что праздник по большому счёту для неё был испорчен: как можно ебаться со спящим пацаном, а значит и со спящим хуем. Она психуя захлопнула дверь и принялась лизать лицо Крика и дрочить его елдак. Но это не помогло. Баба отвернулась к стене и заснула. Анчоусовская соска хихикала не переставая, всё её высокомерие после косяка как рукой сняло. Анчоус выкурил с ней остатки травы, собрал всё оставшееся пиво и повёл её в комнату. Он был в предвкушений. Она легла на кровать. Он быстро разделся и лёг рядом, начав вступительные игры. И тут тёлка задвинула ноги и отодвинула Анчоуса. Она вдруг начала городить про каких-то индейцев, затем про кактусы и фикусы, потом о том, чем отличаются антропологи от пожарников. Короче, её серьёзно вставило. И как ни странно Анчоус не расстроился и принял эту беседу. Они допили пиво, смеялись и много, много говорили. Все его сексуальные желания сублимировались, они оба заснули поздно ночью, но усталыми и довольными такой наркотической шизой. Забор, оставшись в зале с толстушкой, безо всяких кренделей и завикрушек рассчитывал по рядовому её отодрать. Она была непротив. Они начали сосаться, но баба оттолкнула его и закашляла. Затем, прикрыв рот рукой, резко направилась в сторону ванной. Но не дошла. Она проблевалась на полу. Дойдя до, ванной она включила воду, помылась и проблевалась ещё раз. Толстушка так и заснула в ванной. Вода из крана текла, она повисла на боку ванны головой вниз. Забор встал посмотреть и увидел её торчавшую жопу.
      Солнечный утренний свет заполонил всю комнату. Крик проснулся как всегда не довольным. На его голове желала рука Анчоуса. Он ничего не понял. Крик разбудил своего друга и осмотрел окружающую обстановку. Они лежали вдвоём в зале, где пахло блевотиной. Ребята встали и приоткрыли дверь комнаты, заглянув в которую сильно удивились. На полу застеленной простыней лежал обконченный Забор с тремя голыми девицами. Одна из них, та которая хозяйка, спала держа в руке его хуй; толстухе Забор засунул палец в сраку; а свою голову положил вместо подушки на животик моднице. Анчоус и Крик тихо смотрели на это зрелище около пяти минут, после чего вышли оттуда. Когда те проснулись, девчонки вели себя намного скромнее минувшего вечера. Поцы попрощались и вышли от них. Крик орал на Анчоуса и говорил, что он во всём виноват, хотя сам нихуя не помнит в чём именно. Анчоус отвечал одной фразой: «Не пизди» и через каждые десять шагов прилагался к бутылке с минералкой. И лишь Забор шёл молча и спокойно. На его лице не сходила довольная и удовлетворенная улыбка.