Расул

Культурологический шок
Ипполит Савелов был рядовым художников-авангардистом. Он состоял в клубе «Пигмалион», которым заведовал критик Винокентий Шумитров. Конкретный жанр их художественного авангарда не был до конца определен. Ипполит и еще девять неординарных мастеров кисти работали в свободном стиле, чем-то напоминающий сюрреализм и футуризм. К творчеству они подходили исключительно индивидуально. Выставлялись в больших арендованных залах, где собиралось немного народа. Картины стоили чересчур дорого, поэтому практически не продавались. Клубу было пять лет и за это время была продана лишь одна картина. Написал ее Мифодий Иерархиев. На холсте он замазал все цвета радуги и назвал «Антидальтонизм». Купил ее богатый купец из Бельгии по счастливой для Мифодия случайности. Ему просто подсунули эту картину по ошибке, но особой роли для бельгийца это не играло. После этого везучий художник три месяца пил, а коллеги откровенно ему завидовали. Он относился к этому нейтралоблаженно. Ипполит не писал ничего около полугода, как и все остальные кроме Димеона Глупротова. Он просто хронический трудоголик. Остальные хронические алкоголики. Мифодий после продажи картины не пишет вообще. Ему не надо: во второй раз удача уже может не улыбнуться, да и деньги пока не кончились. У остальных нет вдохновения. В один из дней в клубе, Ипполит, напившись, начал анонсировать свои грандиозные планы:
- Я перевоплощу весь радиолоразмагниченный художественный истеблишмент, ангажированный культурноапологетичный ландшафт! Искусственный бомонд и интелегентно-фуникулерный люмпенизм будут молниеносно повержены мечом святомилитарного профессионалитического лейтмотива! Тропическая кисть мирового прораба колоколизма должна пройтись по тленным равнинам шелковисто-пыльцевого холста, и преображено вдохнуть оптимологическую жизнь в ее рунообразную материю! Коллажи и метаритизмы будут сопутствовать мне в преломлении прямолинейнописуемых стерео и монотипов в стилистическом строительстве нового-хренового фантасмагорического эстетизма!
Как только он закончил свою пронзительную речь, не дожидаясь пока поймет все, что сам сказал, Ипполит увидел светлодымовой блик, парящий над ним. Он понял – это его муза. Она полетала, полетала перед ним и пламенно поцеловала художника. Ипполит тут же помчался домой, а на следующее утро принес картину «Чистое небо», в виде голого листа голубого цвета.