Владимир Куземко

Жестокое обаяние-5. Литературные этюды.
Куземко Владимир Валерьянович.

                   ЖЕСТОКОЕ ОБАЯНИЕ БРАТВЫ.

                         Из записок районного опера.


                
                       Глава пятая. ЛИТЕРАТУРНЫЕ ЭТЮДЫ.



   Чем конкретно занимался Леший у СанСаныча - он мне не рассказывал. Хотя и говорлив, но всё ж – до какого-то предела. Никогда не «светил» конкретные факты: даты, адреса, имена, точные названия…

   Однако рассказать о многом – так хотелось!.. По лицу было заметно, как рвётся наружу желание исповедаться…

   Так что тогда Леший придумал?.. Стал рассказывать сюжеты якобы задуманных им рассказиков «из жизни мафии». Дескать, придумал только что, из головы взял, стало быть - и спроса никакого… Расскажет в деталях, - ярко, красочно, зримо, и - ловит мою реакцию…

   Иные из тех историй звучали жутковато…


                   1. Киллер Вася.

   «Представь - утро… На крыше многоэтажного дома - человек, внимательно смотрящий вниз…» - начал Алик. И - задумался, явно соображая, в ту ли степь он погнал, и не лучше ли тут же сменить тему.

   Решив, что - всё путём, продолжил: «Ну так вот, это - киллер... Он знает, что каждое утро, в 7.15 - 7.25 «клиент» выходит из подъезда, выгулять пёсика. И теперь собирается этого лоха отсюда сверху - аккуратно шлёпнуть, после чего - незаметно удалиться с крыши…

   Понятно, что уделать жмурика киллер (для удобства назовём его Васей) собирается не голым пальцем - в руках у него снайперская винтовка с оптическим прицелом и глушителем. Хорошая штучка, удобная, верная, - вопреки разумным киллерским традициям Вася даже каждый раз не бросал её на месте очередной ликвидации, а забирал с собою…

   Так вот, стоял Вася на крыше, со «снайперкой», смотрел то вниз, то на часы, то по сторонам, и от нечего делать - вспоминает свою предыдущую жизнь. Не потому, что так уж нервничал, упаси Боже, - привычное киллерское дело давно уже его не нервировало… Но просто привычка у него такая - пользоваться каждой секундой бытия для серьёзных размышлений…

   Проблема любому киллеру, чтоб вы знали - чем занять голову в долгие часы в засаде, ожидая появления клиента на линии прицела. Чтоб не скучать, не раскиснуть, и вниманием от происходящего вокруг не отвлечься… Персонально для Васи самым сподручным оказалось в это самое время - про свою прошлую жизнь мыслями ворочать…

   А утро выдалось отменным - ясное, пригожее, ласковое… Таким славным утром что убивать, что быть убитым - одно удовольствие!.. Почти обрадовался за «клиента» Вася, - в какую же замечательную погоду приходится тому сводить счёты со своею жизнью!..

   Ничего конкретного про «клиента» он не знал - заказчик через посредника передал фото с фамилией, указав время и место, где того легче шлёпнуть…

    Но Вася понимал: раз «заказали» ему некоего гражданина Косичкина Геннадия Ярославовича, то, стало быть, оный гражданин по жизни - личность заметная… А иначе какой дурик отвалил бы несколько штук баксов за его ликвидацию?.. Ведь 99% наших современников - это такая мелкота, за устранение которой из списка живущих на этой планете никто и ломанного гроша не даст…

   Но раз человек «заказан», - стало быть, он жил не зря, и что-то реальное по этой жизни успел достичь… Пусть даже и со знаком минус, но всё равно - оставил свой зримый след на планете!..

   Так что Вася мог гордиться собою: по роду деятельности ему удавалось регулярно встречаться с людьми если и не интересными, то как минимум заметными в сером и мутном потоке нашей действительности… Да ещё и не просто встречаться, но и радикально влиять на их дальнейшую судьбу!

   …В разгар Васиных философствований из подъезда внезапно вышел сам гражданин Косичкин, - брюхатый, значительный, со псиной устрашающих размеров на поводке. Пёс чем-то сильно смахивал на своего хозяина.

   Вася любил животных, и на минутку залюбовался породистой собакой… А шустрый «клиент» уже бодро торопился к ближайшему углу, ведомый четвероногим питомцем. Тактически грамотным было уработать его именно сейчас, а не позже, при возвращении к подъезду… Помешай что-либо первой попытке выстрела - вот тогда можно будет предпринять и вторую попытку, когда «клиент» будет возвращаться…


   Быстро приложившись щекой к винтовке, Вася через перекрестье оптического прицела поймал голову Косичкина, прикоснулся пальцем к спусковому крючку, начал плавно нажимать…

   И тут псина гавкнула!.. Её уверенно-басистый лай мгновенно донесся до крыши, и ударил по ушам. Вася невольно дёрнулся, по инерции продолжая жать пальцем, и в следующую секунду - сухо треснул выстрел.

   «Промах!» - ахнул потрясённый случившимся Вася. Но память тут же услужливо подсказала, что перекрестье прицела в последний миг скакнуло с головы Косичкина на его ногу.

   Киллер всмотрелся в оптику - так и есть, раненный в колено клиент рухнул на асфальт у контейнера для мусора. Упустив из рук поводок от собаки, сразу же метнувшейся за угол вслед за убегающей кошкой, он озирался по сторонам, пытаясь сообразить, откуда прилетела эта резко ударившая его в ногу напасть.

   Был стрелянной птицей, видимо, хорошо ориентировался в подобных ситуациях, и сразу же просёк: в него стреляли (скорее всего из бесшумного оружия), хотели убить, но снайпер промазал, и теперь непременно повторит попытку, чтобы отработать полученные за заказ деньги…

   Косичкин дёрнулся, а потом, приподнявшись - быстро заковылял к недалёкому подъезду, подпрыгивая на одной ноге и оставляя за собою кровавый след.

   Чертыхнувшись, Вася передёрнул затвор, прицелился, снова нажал курок… Мимо!.. Пуля, шмякнула в асфальт рядом с убегавшим и ушла в землю. Оглянувшись на специфический звук, Косичкин рванулся изо всех сил. Его сейчас увлечённо убивали, а он никак не хотел быть убитым, предпочитая выжить и отомстить…

   Вася даже начал уважать его за непреклонное жизнелюбие. Он и сам на месте Косичкина вёл бы себя неустрашимо… Но в данный момент он был на своём месте, и на этом своём месте убить Геннадия Ярославовича ему надо было обязательно!..

   Вторая промашка огорчила больше первой… В тот раз выстрелу помешал внезапный лай, теперь же - лишь собственная торопливость. Для профи Васиного уровня такое - непростительно!..

  Если до этого Вася прятался за парапетом крыши, то теперь, уже не скрываясь, он вскочил во весь рост, и с яростным рёвом: «Врёшь, не возьмёшь!» - начал всаживать в клиента одну пулю за другой.

   Выпустив всю обойму, он попав Косичкину в плечо, в бок и во вторую ногу, но все раны оказались не смертельными. «Клиент» упрямо не хотел останавливаться и умирать. Сперва - ковылял к подъезду, потом - уж просто полз к нему, но - безостановочно, с каждой секундой приближаясь к спасению.

   Показательно, что никто из окружающих не замечал происходящего, - выстрелы были бесшумны, а что прогуливавший собаку сосед, вдруг упав, пополз по-пластунски к подъезду, так может – это у него утренняя гимнастика такая… Мало ли у кто чем ныне увлечён!..

   На миг Васе показалось, что случилось небывалое: впервые в жизни исполнить заказ ему не удастся!..

   И вот тут Косичкин сделал тактический промах… Уже у порога подъезда, готовясь к тому, чтобы в последнем рывке перетянуть тело через порог и укрыться за дверью, он на секунду приостановился, и - ткнул оттопыренным пальцем в сторону невидимого убийцы, откуда-то с неба славшего в него свинцовые осы. Слихачил, позаимствовав из голливудских фильмов этот жест, означавший: «А пошёл ты!..»

   Но жизнь - не кино, и промедлил он зря… Воспользовавшись секундной паузой, Вася вставил вторую обойму, и в тот момент, когда облегчивший душу грубым жестом клиент вскинулся для финального броска в дверь – ловко вогнал ему пулю в затылок.

    Косичкин умер ещё до того, как понял, что убит. Лёгкая смерть, достойная этого сильного и смелого человека.

   Одновременно судьба была справедливой и к Васе – он действовал более чётко, сумел исправить допущенную ранее грубую ошибку, и законно получил требуемый результат… Он победил в этом поединке лишь потому, что оказался более достойным победы!..

   Вечером следующего дня, сидя в кресле у телевизора, от нечего делать Вася развернув городскую «Вечёрку», и из обширного некролога на последней странице наконец-то узнал, кем был убиенный им гражданин Косичкин. . Его соратники и друзья подробно описали весомые заслуги покойного перед городом и человечеством.

   «Всё меньше хороших людей остаётся на этом свете!.. А живёт и процветает всякое дерьмо!..» - с болью в сердце подумал Вася.

   Отложил газету и включил телевизор - начинался его любимый футбол…

   …Вот как выглядела эта история в пересказе Лешего.

   И поди догадайся: то ли сам он тем Васей-киллером и являлся, то ли слышал эту бывальщину от кого-то и пересказал мне, то ли взаправду - выдумал…

  Интересно, что спустя неделю, при очередной встрече, Алик вдруг внёс в этот рассказ поправки. Оказывается, стрелял в тот раз киллер Василий не с крыши многоэтажки, а из окошка подвала дома напротив подъезда, из которого вышел Косичкин.

   И стрелял не из снайперской винтовки, а из мелкокалиберки ТОЗ-8, в которой роль снайперского прицела исполнял обыкновенный теодолит, примотанный к стволу изолентой.

   Не знаю, в чём смысл этих поправок, и о чём они свидетельствовали - о желании Лешего быть точным в деталях реально произошедшего события, или же о буйной фантазии сочинителя, на ровном месте придумывающего всевозможные фантастические подробности…

   Потом Лешего, надо полагать, замучили сомнения: не ляпнул ли он в беседе со мною лишнего?.. И: не стоит ли меня как-нибудь - того... Чтоб в будущем не возникло серьёзных проблем с много знающим свидетелем!..

   Отголоском этих внутренних метаний стала очередная рассказанная им байка.

  Уже известный мне киллер Вася на рыбалке за городом познакомился с неким журналистом. Как-то очень уж стремительно сдружился с ним, и вечером у костра, под уху и водочку, - рассказал немало интересного про свою нелёгкую киллерскую жизнь. Журналюга только ахал…

  Утром проснулся Васёк в палатке с тяжёлой от похмелья головой, вспомнил наговоренное давеча - и ужаснулся… Ладно бы, лишь себя под удар подставил, но ведь и других - тоже!..

   Делать нечего… Двинул он к соседней палатке, навалился на сонного журналиста, повязал верёвкой и спеленал, потом отнёс в лодку, сел за весла и отплыл подальше от берега, - топить опасного свидетеля.

  Лежит его новоприобретённый дружок на дне лодки, протестующее мычит, глазами вращает, но сказать ничего не может, ибо рот ему предусмотрительный Вася кляпом заткнул.

   И пожалел его Василий!.. Ну ни в чём же человек не виноват - это ведь он, Вася- лохнулся и языком нашлёпал… А теперь вот приходится «подчищаться», зачищая ненужные хвосты… И замечательного, просто-таки мировецкого парня - к ракам отправлять!..

  Думаете, легко такое делать?!. Пусть даже и - матёрому мафиознику…

    Заколебался Вася. Вдруг померещилось, что правильнее дать писаке высказаться, - вдруг предложит какой-то иной, устраивающий их обоих вариант?..

   Вытащил кляп изо рта журналиста, и тот - сразу же завопил: «Помогите!.. Спасите!.. Убивают!..»

   Нехорошо завопил, неправильно, обидно даже… Вася мог кляп и не вынимать, верно?.. Но - проявил добрую волю, намекнул на готовность договориться… Так будь добр и ты - прояви ответное благородство, а не кричи как малохольный…

   Сплоховал васин дружок, уронился в его глазах, показал себя дешёвкой… Прицепил Вася быстренько к ногам орущего груз, и спихнул через борт. Камнем пошёл журналист ко дну, и его настырные крики сразу захлебнулись, сменившись приятной для ушей тишиной.

   Надо было плыть к берегу, но Вася - медлил. Перегнувшись через борт, глянул в воду. Водоём был совершенно прозрачен на большую глубину, и хорошо было видно, как на самом дне, ногами к грузу, стоит связанный журналист и дёргается, пытаясь освободиться, и тянется в последнем усилии к поверхности, задыхаясь!..

   «Может, нырнуть и спасти?» - подумал Вася.

   Тут же представил, какая вода сейчас - мокрая и холодная, поёжился…

   И - не нырнул. Поплыл обратно к берегу.

   «А теперь, как захочет Васе с кем-нибудь по душам покалякать - так и не с кем… Совершенно по жизни - одинок!» - с неожиданной плаксивостью пожаловался Леший. Заодно как бы и - предупреждал: «Смотри, чтоб язык держал за зубами… А то и сам ненароком окажешься на дне, привязанным к грузу!..»
 

   А я про себя подумал: «Вот так оно делается!.. Сам же наболтал по пьяни лишнее, а потом, чтоб не разболтал тот, собеседника и утопил… Ох и сволочь!..»

   Но вслух говорить ничего не стал - чтобы Леший не обиделся.





                          2. Дело на миллиард долларов.

   Вот ещё один из «рассказиков» Алика… Главным его героем был всё тот же неугомонный киллер Василий, который при исполнении последнего заказа крупно лохнулся, обознавшись и убив совсем другого человека: не законную супругу заказчика, а совсем наоборот - его горячо обожаемую любовницу…

   Заказчик очень обиделся на киллера-мазилу, и в отместку - заказал его самого… Пришлось Васе податься в бега!.. Уехав в соседний город он снял команатушку у бабульки–пенсионерки, и затаился в надежде, что рано или поздно о нём забудут…

   Однажды в дверь его комнаты постучал впущенный бабулей в квартиру скромно одетый мужичонка ничем не примечательной внешности, назвался Павлом Евгеньевичем, поинтересовался вежливо: «Я могу войти, Василий Трофимович?.. У меня к вам небольшой разговор…»

   А надо сказать, что квартиру у бабки Вася снимал по фальшивому паспорту, и его настоящие Ф.И.О. здесь никто не знал. Равно как никому из своих он не сообщал, где именно в данный момент скрывается… Незнакомец же, получается, знал и то, и другое!.. Он был УГРОЗОЙ…

   Самым верным решением возникшей проблемы было бы: немедленно ликвидировать гостя, пришить за компанию гостеприимную старушку, и - свалить из этого города куда-нибудь подальше…

   Но намётанным взглядом Вася видел, что его гость – не из тех, кого легко убить… И наверняка его кто-то подстраховывал снаружи!.. Кроме того, если Васю в этот раз нашли так легко – то что же помешает найти его вторично?..

   Вот почему, не говоря ни слова, он впустил незнакомца.

   Гость уверенно оседлал стул (так, чтобы не сидеть спиною к дверям и окна). Вася молча уселся напротив.

   Минутку они безмолвно смотрели друг на друга. Мужичонка - спокойно, изучающе, с ободрительным подмигиванием, хозяин – мрачновато, недовольно (вроде бы надёжное убежище оказалось чем-то вроде проходного двора!»), но - не суетливо, а с достоинством, - как Воин, мужественно встречающий любые удары судьбы.
.

   «У меня к вам заказ!» - наконец-то весело объявил гость.

   Василий удивленно моргнул. Все заказы он принимал только через двух-трёх хорошо известных ему посредников. Незнакомец наверняка знал это. И - даже не сделал попытку как-то закамуфлировать своё предложение, предварительно поговорив на какую-либо нейтральную тему - о погоде, например, или о футболе…

   «У меня мало времени! - заметив удивление Васи, объяснил гость.. - Поэтому говорю прямо, без тумана. Хочу услышать такой же ответ: чёткое «да» или «нет». Но вначале скажите: вы готовы меня выслушать?»

   И он взглянул о с т р о, словно шпагой уколол. Вася мысленно прикинул, есть ли у него шансы победить, накинься он на гостя внезапно… Павел Евгеньевич, при всей своей внешней расслабленности, опытному глазу смотрелся сжатой и готовой к внезапному удару пружиной…

   Василий не боялся смерти. Но зачем торопить её?.. .Каждая лишняя минута жизни - так прекрасна и упоительна!...

   «Пожалуй, я могу уделить вам некоторое временя… Всё равно я сейчас не занят другими делами!» - задумчиво произнёс Василий.

   «Разумно… Приятно иметь дело с профи!» - довольно кивнул Пётр Филимонович.

И беседа продолжилась.

   Но от следующей же фразы Павла Евгеньевича лицо Васи окаменело от внутреннего напряжения, Гость веско произнёс: «Речь идёт о деле стоимостью в один миллиард долларов…»


    Расклад Петра Филимоновича был таков.

   В соседнем областном центре Огневске живёт и процветает некий 72-летний деятель по фамилии Дерябьев. При Советской власти он был важным хозяйственным тузом, и дослужился до заместителя союзного министра. Уже в начале 90-х годов, отпахав одним из вице-премьеров в республиканском правительстве, он не сошёлся характером с очередным Премьером, да и Президента чем-то перестал устраивать… Короче – «ушёл на заслуженный отдых»…

   Но не совсем, а частично, продолжая функционировать на более низком уровне… И нынче доживал свой руководящий век на мало престижной, но достаточно прибыльной должности Генерального директора Огневского машиностроительного завода

   Напомним: человеку уж за семьдесят, и в принципе ему ничего не надо. Семьи нет, - вдовец, в наследниках – единственный сын, - неудачник, гуляка, бабник и преферансист, лет шесть назад запутавшийся в махинациях с отъёмом денег у мирного населения через трасты, и потому решивший за лучшее во время служебной командировки остаться за кордоном…

   Отец, публично прокляв его, вычеркнул из своей жизни и забыл… Он не любил слабаков. Чем иметь сынком такое позорище, так лучше уж быть бездетным…

   В общем, к настоящему моменту Дерябьев жил одиноким бобылем.

   И вот у этого старенького и никому не нужного дедушки, вещал Павел Евгеньевич, на секретных счетах в одном из швейцарских банков лежало безналом ни много ни мало - миллиард долларов!.. Плюс к этому арендовал он там же ещё и сейф в банковском хранилище, битком набитый инвалютной наличностью, золотыми слитками, брильянтами и надёжными ценными бумагами…

   Деду эти сокровища уж ни к чему, - и так скоро помрёт… Но расставаться с ними он упорно не хочет, сидя на них как собака на сене…

   Президент державы, проинформированный о ситуации, неоднократно обращался к .Дерябьеву с неофициальной просьбой отдать «казну» своей горячо любимой всеми патриотами Отчизне, в лице этого самого Президента. Но Гендиректор проявил зловредность характера, и отдавать бабло категорически отказался.

   Ну то есть как… Он не заявил прямо в лоб: «Да клал я с большим прибором на любимое Отечество вообще, и господина Президента - в частности…», а лишь начисто отрицал сам факт наличия у него такой громаднейшей суммы, убедительно возражая: «Ну подумайте сами: откуда у меня, честного человека, государственного служащего – и взяться миллиарду?!.»

     И Президенту пришлось отступить, ввиду полного отсутствия весомых контраргументов.

   
   .Но действительно, откуда у Дерябьева взялись такие деньжата?!.

   По словам Павла Евгеньевича, в конце 80-х годов Дерябьев курировал в тогдашнем союзном правительстве вывод советских войск из стран Варшавского договора. Немало армейского барахла (в том числе - и новейшего вооружения) тогда ушло «налево»… А тут ещё и комиссионные за продажу новым хозяевам экс-соцстран находящейся на их территории и принадлежащего Советской Армии недвижимости и земли под нею…

   В те славные времена на определённом уровне инвалютным миллионером не стал разве что ленивый!.. Дерябьев никогда в тунеядцах не числился, и потому смог сколотить капиталец много больше иных и прочих…

   Получаемые супер-башли он курьерами переправлял через Венгрию в Австрию, где они «отмывались» через специально созданные подставные фирмы, а уж затем - вполне легально переводились в Швейцарию, на заветные счета…

   Остаётся только добавить, что вкладывались те бабки в швейцарскую экономику весьма продуктивно, и неутомимо множились… Одних только процентов на них набежало - ого - го!..

   Прошло время.

   Трёх дерябьевских курьеров, некогда возивших его денежки в Австрию и слишком много про своего шефа знавших, тихонько убрали, но один сумел ускользнуть от «чистильщиков»… Он и стал тайным информатором Президента, раскрыв ему глаза на финансовое благосостояние Дерябьева, а вскоре после этого - внезапно скончался в госпитале от пневмонии…

   Убедившись, что Вася переварил услышанное, и в целом поверил в его достоверность, бравый полковник (да-да, Павел Евгеньевич оказался сотрудником одной из отечественных спецслужб, что и подтвердил демонстрацией служебного удостоверения) с ходу предложил Васе 50 тысяч долларов: 10 тысяч долларов сразу же, а остальное - чуть позже, но не за красивые глаза, разумеется, а за исполнение деликатной миссии…

   Васе предстояло: похитить Дерьбева, отвезти его в укромное место, и там выпытать у него реквизиты, позволяющие получить заветный миллиард со счётов в швейцарском банке. (По слухам, счёта были не именные, а – «на предъявителя»).

   Как поступить после этого с Дерябьевым - не уточнялось, но молча подразумевалось, что вопрос с ним киллер Вася решит «раз и навсегда».

   В проведении операции Васе предоставлялась полная свобода действий: как хочешь – похищай, как угодно - выпытывай… На практике это означало, что заказчик не предоставляет исполнителю никакой конкретной информации. позволяющей исполнить задание, и не оказывает никакого иного содействия - это было необычно. (Кстати, Пётр Филимонович специально подчеркнул: Вася должен провести акцию исключительно в одиночку).

   Самым вероятным объяснением этих условий было такое: после операции
предполагалось ликвидировать самого Васю, предъявив широкой публике два трупа: убитого Дерябьева и его убийцы, скажем - застреленного при попытке захвата… Вот почему Вася должен был самостоятельно готовить акцию: чтобы будущее следствие легко удостоверилось, что её подготавливал именно он и в одиночку…

   Васю эти размышления не смущали.

В деле, где фигурирует куш в миллиард долларов, рядовому исполнителю при любом раскладе выжить невозможно. И так, и так Вася был приговорён. Так чего понапрасну дёргаться?!.

  Ответь он сейчас: «Нет!» - и Павел Евгеньевич его сразу же убьёт. Стрелять не будет - зачем лишний шухер?.. Ткнет пальцем в глаз или кадык, потом кончит квартирную хозяйку, а перед уходом слегка перевернёт в квартире вверх дном, словно здесь побывали какие-нибудь ищущие лёгкую добычу налётчики-наркоманы. Наткнулись на хозяев, сгоряча порешили их… Обычное дело!..

   «Я согласен…» - твёрдо произнес Вася.

   Павел Евгеньевич радостно залыбился. Спросил: «Может, у вас есть какие-то вопросы?»

   Вопросы Вася имел. Его интересовало, например, как же гэбешник нашёл его?.. На каком именно этапе операции собирается Васю мочкануть?.. . Действительно ли планирует отдать полученный у Дерябьева миллиард господину Президенту, или же попросту присвоит?..

   Но Вася понимал, что правды всё равно не услышит, а тратить своё драгоценное время на выслушивание лажи не счёл расточительным. Поэтому - лишь пожал плечами, давая понять, что вопросов – не имеет.

   Гость передал ему пухлый конверт с десятью «штуками» баксов, оговорил каналы их текущей связи, потом встал и, не прощаясь, вышел из комнаты.

   Вася даже не пошёл его провожать.

         У Васи было два пути. Первое - немедленно скрыться. Но это стопроцентно - смерть, лишь слегка отодвинутая во времени. Кроме того, исчезала возможность (пусть и призрачная!) положить в свой карман миллиард долларов… Поэтому он выбрал второе: исполнять заказ, но на заключительном этапе - замочить Дерябьева с Павлом Евгеньевичем, и, забрав из банка свой миллиард, жить с ним долго и счастливо!..

   «Шанс сорвать куш и уцелеть - один из триллиона… Не так уж и мало!..» - решил Вася.


     Для начала он закупил через надёжных посредников требуемую для акции амуницию, оружие, взрывчатку и т.д. Затем - перебрался в Огневск, и, сняв угол у седенького пенсионера, устроился грузчиком на тот самый машиностроительный завод, где владычествовал Дерябьев.

    Времени на акцию Пётр Филимонович отпустил много, целых два месяца, так что особо торопиться нужды не было. Но с другой стороны, два месяца - это ж почти ничто, и терять время попусту тоже - неразумно…

   Получив регулярный доступ на территорию завода, Вася изучил тамошнюю обстановку, людей, личность «клиента»…

   Дерябьева на заводе не любили, но побаивались и уважали… Заводские говорили о нём: «Жмот и выжига, но – с головой!»

  Будучи слишком прижимистым ля инвалютного миллиардера, он месяцами не выплачивал рабочим зарплату, за что заочно был обматюкан ими в сто этажей.

   Но с другой стороны – он умел добыть для завода выгодные заказы, и без работы цеха у него не простаивали, как на множестве соседних предприятиях. Можно даже сказать, что производство у него даже и в нынешних нелёгких условиях - развивалось. Плати ещё зарплату работягам
выше и регулярней - цены ему как Гендиректору не было бы!..

  А так – цена всё ж была. Как было и всеобщее недовольство руководством завода со стороны коллектива… Но вслух никто и пикнуть не смел. Ибо давно уж огневский машиностроительный завод Дерябьев прибрал к руках не только де-факто, но и де-юре являясь его полноправным владельцем!..

   Делалось это по следующей схеме…

   Вначале завод преобразовывали в Закрытое Акционерное Общество. Потом - в Открытое Акционерное Общество. Это ОАО пустило свои акции в якобы открытую продажу, но на самом деле практически всё Дерябьев сам же и скупил через подставных лиц, взяв для этих целей кредит у приятеля-банкира под такие крошечные проценты, что смешно говорить о них, не то что – выплачивать…

   Заводчане и ахнуть не успели, как в результате этой комбинации из трех пальцев все они оказались под тяжкой дланью новоиспеченного заводо- владельца… Хотя убей Бог, не пойму: на фиг имевшему за рубежом миллиард долларов в загашнике Дерябьеву - ещё и огромный завод в придачу?!.

    Впрочем, эти экономические нюансы мало интересовали Васю. Его больше личная охрана Гендиректора интересовала…

   Телохранителей у Дерябьева было четверо: трое - крепкие ребятишки из бывших спецназовцев, вооружённые карабинами, и плюс к ним водитель-каратист, никогда не расстававшийся с десантным «калашом». Крепкому профессионалу, коим не без оснований считал себя Вася, подобная (да практически - любая!) охрана - не преграда, – только лишь больше возни, времени и мозговых усилий требуется на преодоление препятствий… Зато тем приятнее конечный результат…

   Обитал Дерябьев в особнячке, на окраине города. Вместе с ним там постоянно находилась ещё толпа челяди: садовник, сторож, горничные, ещё какие-то мелькающие туда-сюда силуэты… Ещё там были стороженные овчарки, и наверняка функционировала сигнализация!..

Туда Вася решил не соваться, ну его… Пока он собирал возможно больше информации о клиенте, обобщал её, анализировал, искал лазейку в окружающей Дерябьева неприступной стене…

   И скоро обнаружил её… Каждое воскресенье Гендиректор на собственном катере посещал свою загородную дачу, на уединённом острове на водоёме. Ловил там рыбу, в окружёнии всё тех же четырёх охранников, двух злых овчарок и хорошо сохранившейся в тех местах Природы.

   «Там я его и достану!» - решил киллер.

   Купил в соседнем городишке (чтобы в Огневске меньше оставалось следов) акваланг и подводное снаряжение, и - приступил к активной стадии операции.

   Она заняла три дня, из которых два ушло на то, что: облачённый в акваланг Василий всплывал у острова, изучая подходы, а заодно и разбрасывая на прибрежной траве тряпки, смоченные выделениями из находящейся в периоде течки суки. Овчарки-кобели, охраняющие остров, от волнующих запахов словно взбесились, и, чтоб не беспокоить прибывающего на рыбалку в воскресенье босса, в субботу вечером собак с острова убрали.

   Далее – дело техники…

   В воскресенье в полдень, когда после утренней рыбалки Дерябьев дремал в шезлонге под раскидистым дубом, всплывший со дна Вася из десантного спец - пистолета короткой серией бесшумных выстрелов убрал водителя-каратиста и трёх «карабинёров».

   Потом, невежливо стукнув Дерябьева по макушке рукояткой пистолета, перетащил его на собственный же катер, и отвез к заранее облюбованной заброшенной избушке лесника на противоположной стороне водоёма. Вернувшись на директорскую дачу, загрузил катер трупами охранников, и вывез в удобное место. Там - перебрался в резиновую лодку с мотором, а катер - затопил…

   Для общественности ситуация смотрелось так: Гендиректор вместе со своей охраной и катером - бесследно исчезли!..

   …Все эти события Алик рассказывал подробно, красочно, со смачным деталями, - словно если и не в самой гуще их находился, то как минимум ему об этом подробно рассказал кто-то из активных участников…

   Но концовка истории показалась мне смазанной, неубедительной, смахивающей на наскоро придуманную…

   Судите сами…

   По словам Лешего, после долгой и почти дружеской беседе Васи с Дерябьевым в уединённой избушке киллер убедил Гендиректора раскрыть все коды, шифры и номера счетов в швейцарском банке, где лежал заветный миллиард. В обмен на это Вася будто бы гарантировал Дерябьеву сохранение жизни. (И тот сразу же ему поверил?!. Фигня!)

   Но была ведь ещё и договорённость с Павлом Евгеньевичем о том, что Дерябьев больше не объявится…

   Эту проблему Вася якобы решил просто: кинув Дерябьева в багажник краденной «Волги», подкатил на ней к заводской проходной, где как раз толпились требующие выплаты зарплаты рабочие (после исчезновения Гендиректора зарплату перестали платить вовсе). Там вылез из кабины, и со словами: «Загляните в багажник - там ваши деньги!», - убежал.

  Открыв багажник и обнаружив там Дерябьева, впавшие в раж пролетарии будто бы тотчас растерзали его…

  (Сразу скажу: полнейшая фигня!.. Зачем рабочим убивать Гендиректора, если только он и способен был решить вопрос с выплатой им зарплаты?!. Да и вообще… На заводах у нас не киллеры трудятся, а обычные люди… И, в отличие от Лешего с Васей, кровь людскую как воду лить они не станут!..)

   Далее у Алика шёл сплошной хеппи-энд: ликвидировав при свидании явившегося за полученной от Дерябьева информацией Павла Евгеньевича, Вася ближайшим же рейсом вылетел в Швейцарию, а там - получил на руки свой 1 000 000 000 долларов, и зажил с ним на Западе припеваючи…

   Но такого финала у этой истории быть просто не могло, и я сейчас на пальцах объясню – почему.

   Первое: даже и доберись Вася до швейцарского банка - скорее всего, он обнаружил бы, что никакого миллиарда на данных счетах давно уж нет!..

   Помните того самого дерябьевского сынка, сбёжавшего за кордон, и проклятого собственным папаней?.. Так вот, по логике описанных событий совершенно ясно, что и ссора отца с сыном, и бегство последнего - лишь части заранее разработанной семейкой Дерябьевых легенды, позволившей его сыну беспрепятственно осесть за рубежом, и там спокойно пустить в оборот наворованный папулей капитал…

   Второе: и добраться Швейцарии, при данном раскладе, Вася практически не смог бы. Гэбешника он, видите ли, ликвидировал… Нашёл лоха!.. Совсем не тем человеком был Павел Евгеньевич, чтобы вот так запросто дать ликвидировать себя какому-то мелкому криминалу!..

     Но, третье, даже и удайся Васе убрать грозного заказчика - ну и что? За спиною того - мощная и непобедимая ГОСМАШИНА, а тут ещё и миллиард который надеялся прибрать к своим рукам возглавляющий эту махину Президент… Не выпустили бы Васю за пределы наших госграниц живым, отвечаю!..

   И четвертое, самое смешное - да не стал бы Дерябьев что-либо Васе рассказывать вообще!.. Слишком крепким орешком он был, чтоб колоться…

   Очнувшись в избушке лесника, и открыв глаза, - кого он обнаружил перед собою.. Холуя, шестёрку, мелкого прихлебателя при сильных мира сего, случайно оказавшегося нынче победителях, но от этого - не переставшего быть и презираемым, и заурядным… Ни угрозы, ни пытки, ни даже перспектива закончить жизнь позорно и страшно - ничто не заставило бы Гендиректора откровенничать перед б ы д л о м!..

   Этого не могло быть, а следовательно - и не было вовсе!

   …Но чем же закончилась эта история на самом деле? (При условии, что вся она – действительно реальность, а не литературная фантазия отставного мафиози)… Возможны два варианта.

   Один: Дерябьев скончался, так и не приходя в сознание, - переусердствовавший Вася слишком сильно ударил его по макушке…

   И другой: пришедший в себя Дерябьев, Вася и Павел Евгеньевич сумели - полюбовно договориться… Возможные условия сделки: похитители оставляют Дерябьеву жизнь, и - переправляют его за кордон, к сыну и своему миллиарду. А Дерябьев - платит за это… Разумеется - в разумных пределах!.. . Навскидку полагаю, что Васе вполне достаточно будет уплатить – миллион долларов (но – «чистыми», уже «отмытыми», с возможностью в дальнейшем спокойно тратить их на Западе), а Павлу Евгеньевичу - 10 миллионов. Почему - больше? Потому что именно он обеспечит безопасность вывоза Дерябьева за рубеж, а также и отчитается затем перед Президентом державы о том, как при попытке похищения Дерябьев трагически погиб, так и не успев назвать номера заветных счетов… Наверняка и какой-либо обгоревший труп для убедительности представит…

   Разумеется. такая сделка возможна лишь при целой системе взаимных гарантий, когда каждая из сторон убеждена, что две другие стороны не кинут её при расплате.

   Вероятны так же и попытки участников операции сразу же после её завершения - расправиться друг с другом, дабы не оставлять свидетелей…

   Но люди все - опытные, тёртые жизнью, многому ею наученные, и при желании - шанс остаться в живых у каждого из них достаточно высок…

   …Впрочем, это лишь голословные домыслы.

   Подлинного финала этой истории мне уж не узнать никогда.